Словосочетание общественный деятель я услышал во времена Леонида Ильича Брежнева, когда был еще маленьким. Тогда этих людей я не любил, потому как они много галдели и ничего не делали, так, во всяком случае, говорила моя бабушка. Затем Леонид Ильич умер, закончился коммунизм, и больше я общественных деятелей не видел.

Но вот недавно в стране начали происходить удивительные социальные метаморфозы. Вновь, как при Леониде Ильиче, появились общественные деятели. Откуда сие явление образовалось – дело неясное. Злые языки утверждают, что это американцы дали денег и построили инкубаторы по производству общественных активистов и деятелей. Не верю. Как могли в США додуматься делать брежневских горлопанов? Для такого производства нужно иметь крепкую советскую систему, чтобы столько демагогов настрогать. Откуда, скажите, в Америке крепкая советская система? Нет, Америка тут ни при чем, они хотели как лучше, но вышло – мы знаем, как оно вышло.

Если при Брежневе общественниками делались в основном люди преклонного возраста, находящиеся в легком маразме, то сегодня это люди молодые и такие красивые и продвинутые.

Виной всему наши люди. Есть у нас такой слой общества, который очень любит деньги, но очень не любит работать. Они любят поговорить и покрасоваться, за что требуют к себе финансового и человеческого внимания. Если при Брежневе общественниками делались в основном люди преклонного возраста, находящиеся в легком маразме, то сегодня это люди молодые и такие красивые и продвинутые. Цвет нашего общества, ленивые и необразованные, правда, но зато какие красивые. А как говорят – гладенько и с пафосом, ведь все-то они знают. Сколько будет семь умножить на девять, они, правда, не знают, а как нам жить правильно – в этом они эксперты.

Спрашивается, какое нам дело до общественных деятелей? Ну, ходят люди, разговаривают ни о чем, мы тут при чем. Так мы в начале и думали. Затем общественников стало много, затем их стало очень много, теперь их стало больше, чем тараканов, а тараканов у нас, поверьте, полчища несметные. Но главное в другом – «общественнички» наши обнаглели. Им легко сегодня приехать в какой-нибудь исполком на отшибе и построить весь личный состав работающих там людей, дабы они спели им гимн Украины, затем упали, отжались и, главное, подписали нужную им бумажку, за которую они с какого-то коммерсанта возьмут 25 тысяч долларов, – зачем, собственно, и приехали.

Вот в этот возникший вакуум и ринулись орды общественничков в поисках финансовой выгоды.

Иначе сейчас многие государственные бумажки и не получишь, потому как государство наше развалилось и не работает. Вот в этот возникший вакуум и ринулись орды общественничков в поисках финансовой выгоды. Они там толкутся, локтями друг друга подпихивают, но результат, нужный заказчику, обязательно приносят. Если эти не смогут, заказчик других найдет. Нет сейчас в стране такого вопроса, который бы нельзя было решить с общественной помощью – вопрос только в сумме, и вам всегда подберут общественника на имеющийся бюджет, а тот все решит. Можете смело пойти кого-нибудь убить, и вас за денюжку вытащат прямо из зала суда, набив при этом судье, который вам не понравился, морду.

Как-то имелся разговор с американским политработником касаемо общественных организаций в Украине. Он пребывал в ужасе, ничего подобного он не видел ни в Пакистане, ни в Колумбии. Молодые и крайне наглые «общественнички» бороздят коридоры многочисленных организаций с одной единственной целью – выяснить последние веяния на политическом рынке. Иными словами, чтобы узнать лозунги на текущий момент, с которыми завтра они отправятся на заработки в поля и веси бедной Украины. Председатели же общественных организаций стали настолько опытными, что смогут отчитаться о своей финансовой деятельности самым бывалым агентам ЦРУ и ФБР, даже при условии, что те решат сделать им аудит совместными силами. Провести флешмоб на лыжах в июле месяце на территории Крыжопольского района Винницкой области, дабы поддержать развитие демократии в Украине за 250 тысяч долларов, – им раз плюнуть. И даже если совместный аудит ЦРУ и ФБР сможет таки добраться до места проведения флешмоба в Крыжопольском районе, поверьте, им там предоставят все необходимые документы о его проведении.

В Киеве сегодня, наверное, трудятся 200 токарей, может, 300 слесарей, а вот «общественничков» имеется явно тысяч 100. Еще столько же готовятся в их ряды вступить, потому как другой работы в городе нет, а там, говорят, хорошо платят. Есть одно только с этим осложнение, еще 100 тысяч активистов Киев не выдержит, он просто рухнет. Нужно спасать столицу.