Президент Соединенных Штатов Америки Барак Обама посетил с многодневным визитом одну из самых маленьких стран планеты – Лаос. Это был первый визит главы американского государства в истории. Из всего руководства США в Лаосе только однажды побывала министр иностранных дел, госпожа Клинтон, в 2010 году. Правда, провела она в стране всего 4 часа, после чего уехала. Зачем Обама, будучи самым занятым политическим деятелем в мире, приехал в места столь отдаленные, кажется неясным. Официально на повестке дня чаще всего фигурируют гуманитарные вопросы. Лаос знаменит тем, что эту страну бомбили больше всего за всю историю человеческой цивилизации. Это сегодня про Лаос мало кто знает, а в начале 60-ых годов эта крошечная страна становилась предметом дискуссий в Белом доме чаще, нежели Германия и Франция. Всему виной была так называемая «Тропа Хошимина» – основной маршрут снабжения красных партизан в Южном Вьетнаме, который пролегал через Лаос. Президент Эйзенхауэр считал, что судьба всей Юго-Восточной Азии решается в Лаосе. Это злосчастное для крошечного лаосского народа умозаключение Эйзенхауэра целиком и полностью поддержал и взял себе на вооружение следующий американский президент – Джон Фицджеральд Кеннеди. В начале его администрации Лаосский вопрос стал самым важным. Они попытались провести в стране антикоммунистическую операцию, однако что-то пошло не так, что-то у ЦРУ с тонким хирургическим вмешательством не получилось, и Лаос начали бомбить. Его бомбили больше 10 лет. На него сбросили больше бомб, нежели за время Второй мировой войны. В этом пекле погибло 200 тысяч жителей страны – десятая часть населения. Еще более 400 тысяч были ранены и покалечены – это пятая часть населения. Более 1 миллиона стали беженцами, что уже больше половины населения Лаоса. Иными словами, Лаос разбомбили весь к чертовой матери. Очень многие бомбы не разорвались тогда, но продолжали взрываться позже, уже после окончания войны. Погибли еще 20 тысяч человек. Последние годы в стране уже почти тихо, количество жертв неразорвавшихся бомб составляет всего лишь около 50 человек в год.

Президент Обама также пообещал увеличить ежегодный бюджет на обезвреживание неразорвавшихся бомб до 19,5 миллионов долларов.

На повестке дня президента Обамы первым делом фигурировало посещение госпиталя для лечения и реабилитации тех самых покалеченных бомбами лаосцев, коих в стране сотни тысяч. Кстати, во время четырехчасового визита госпожи Клинтон в 2010 году она посетила этот же госпиталь, он такой в стране один. Здесь было много разговоров о Вьетнамской войне, о гуманизме – и ни слова о коммунизме, хотя у власти в стране сегодня, как и тогда, все те же коммунисты. Президент Обама также пообещал увеличить ежегодный бюджет на обезвреживание неразорвавшихся бомб до 19,5 миллионов долларов. Раньше он составлял 5 миллионов (программу начали в 2010 году) и постепенно нарастили до 19,5 миллионов. Не очень, конечно, большие средства – их хватит всего на пару боевых вылетов бомбардировщиков, чтобы отбомбиться. Дабы весь этот смертельный ужас на земле потом разобрать, денег этих не хватит, но хоть что-то.

Река Меконг

Река Меконг

После завершения гуманитарных разговоров, неотъемлемой части выступления всех американских политиков, приступили к делу. Дело в том, что Лаос в последние годы практически полностью был колонизирован Китаем. Связи между двумя странами крепли и до того, на протяжении последних нескольких тысяч лет. Это и неудивительно, ведь они – соседи. Во второй половине прошлого века обе страны пошли коммунистическим путем, а сотрудничество по партийной линии особенно усилилось во время Вьетнамской войны. Многие сегодня уже не помнят, но во время войны Северному Вьетнаму и всем другим коммунистическим силам в регионе помогал не только СССР, но и КНР, причем не менее активно. Отношения с социалистическим Вьетнамом у Китая в 1979 году расстроились, но вот отношения с Лаосом сильно не пострадали. А последние годы КНР практически поглотила крошечное государство в экономическом плане. Пекин так часто делает – ни с кем не воюет, он просто покупает тех, кто ему нужен. Финансовые средства для таких дел у него имеются в неограниченных количествах. В случае с Лаосом речь идет о двух мегапроектах, которые могут полностью изменить страну и вывести её из ряда самых бедных в мире на довольно достойный экономический уровень. Первый проект – строительство железной дороги из Китая в Таиланд через Лаос. Дорога из Куньмина в Бангкок прорубит Китаю окно в Сиамский залив – большой будет логистический прорыв в регионе. Цена вопроса превышает 6 миллиардов долларов. Весь лаосский ВВП (номинальный) за год это 12 миллиардов долларов. Второй проект – еще более амбициозный. Лаос при помощи Китая (читай Китай с разрешения Лаоса) собирается построить сеть гидроэлектростанций на Меконге огромной электрической мощности. Местные экономисты-политологи уже придумали стране по этому поводу прозвище – «батарейка Юго-Восточной Азии». Иными словами, если проект доведут до конца, то Лаос превратится в одного из крупнейших поставщиков электроэнергии в одном из самых быстрорастущих регионов мира. Проект сложный, и окончательная стоимость еще обсуждается, но размер его сопоставим со стоимостью железной дороги.

В январе месяце этого года лаосские коммунисты избрали нового премьер-министра.

Президент Обама приехал в Лаос не для того, чтобы извиниться за полный разгром страны во время несправедливой Вьетнамской войны, а для того, чтобы заняться сдерживанием Китая. Лаос его интересует не намного больше, чем он интересовал предыдущих президентов, которые разбомбили страну в пух и прах, когда они сдерживали красный Вьетнам. Кстати, с Социалистической Республикой Вьетнам в наши дни США очень дружат, потому как те сильно соперничают с Китаем. Операция по установлению дружбы с Вьетнамом против Китая длилась в Америке не один год. Таким же образом ездили во Вьетнам главные американские политики и говорили о гуманизме, вспоминая войну. Все это политика – один из самых американских в ней приемов называется сдерживание, когда Вашингтон начинает дружить против своего врага с его соседом. Соседи часто не возражают, ведь им это также выгодно, потому как они имеют сложные отношения, а тут к ним издалека приходит на помощь большая страна. Ситуация в Лаосе на данный момент времени может быть очень хорошей иллюстрацией столь тонких политических материй. В январе месяце этого года лаосские коммунисты избрали нового премьер-министра. Он начал несколько менять политический курс страны, подавая американскому правительству разные сигналы касаемо потенциального сближения между Вьентьяном и Вашингтоном. Пример соседнего Вьетнама служил хорошим подспорьем. Обама реагировал, как можно судить по его приезду, очень оперативно. Но какова реальная мотивация коммунистического руководства Лаоса, ведь их взаимоотношения с китайскими товарищами совсем не такие, как между Вьетнамом и Китаем. Вероятно, лаосское руководство просто решило выйти на большую международную арену, а также улучшить свои позиции в переговорах с Китаем. Там есть о чем вести переговоры – обе сделки крайне велики по размеру и сложны по структуре. Китайцы известны своим умением договариваться, лаосцы им в этом вопросе, конечно, не ровня. Но другого инвестора, обладающего такими финансовыми и другими возможностями, в Юго-Восточной Азии нет, да, пожалуй, его и во всем мире нет. Лаос ввел в игру США, США вошли в игру, Китай напрягся. В регионе возник очередной очаг пока еще легкого раздражения.

Президент Обама фотографируется с монахами

Президент Обама фотографируется с монахами

Таковы политические реалии, такова современная политическая действительность. Тут союз, там союз, с этим союз, против того союз – для того, чтобы эти не смогли продвинуться туда и сделать это, а мы бы это смогли. Все остальное – не больше, чем словесная мишура, призванная закрыть от мировой общественности грязную кухню, на которой решают реальные политические вопросы.

Иван Пырьев