Девяносто шесть лет назад сразу после Первой мировой войны был подписан Севрский мирный договор, в основу которого были положены условия Сайкс-Пико соглашения 1916 года и решения конференции держав в Сан-Ремо в апреле 1920 года. В результате от 600-летней Османской империи были оторваны куски, которые поделили между собой страны-союзники. Фактически этот договор просуществовал совсем недолго, но его отголоски слышны и в наши дни.

20 августа 1920 года на фабрику фарфора в юго-западном пригороде Парижа Севре прибыли европейские дипломаты с целью перекроить Ближний Восток на руинах Османской империи. Их план оказался несостоятельным, и мало кто помнит о нем сейчас. Тем не менее, несмотря на его провал, мы до сих пор пожинаем его негативные последствия, впрочем, как и последствия тайного соглашения Сайкса-Пико, принятого 16 мая 1916 года.

Чтобы разобраться, каким образом события почти столетней давности влияют на современный мир, необходимо обратиться к истории.

Курды, греки, армяне, британцы, итальянцы и французы получили куски территории Анатолии (Малой Азии).

Когда в 1915 году правительство Британии готовилось отправить войска в Стамбул через Галлипольский полуостров, в предвкушении скорого падения Османской империи оно даже приказало выпустить шелковые носовые платки. Однако военная кампания на Галлипольском полуострове не увенчалась успехом – все иностранные войска были вынуждены уйти с территории Турции. Кстати, эта битва стала одной из малочисленных побед Турции в Первой мировой войне и провалом британцев, французов и их союзников в Дарданелльской операции, которая длилась почти год. Но уже к 1918 году Британия и ее союзники взяли реванш – столица Османской империи пала, и ее правительство вынуждено было подписать договор с представителями стран-победителей, в результате которого империя была поделена на сферы влияния европейских держав. В соответствии с Севрским договором Стамбул и зона черноморских проливов были переданы под международное управление. Курды, греки, армяне, британцы, итальянцы и французы получили куски территории Анатолии (Малой Азии). Если проанализировать, почему первый европейский план по переделу границ Ближнего Востока оказался провальным, то, возможно, мы сможем понять современное территориальное устройство этого региона, противоречия курдского национализма и те проблемы, с которыми сталкивается сегодня Турция.

Спустя год после встречи в Севре европейские державы были наказаны за свою жадность. Во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком османские офицеры собрали остатки своей армии и начали отчаянную борьбу против оккупантов, чтобы восстановить независимость расчлененной и разоренной родины. Через несколько лет они смогли выдворить из страны армии захватчиков, и в 1923 году был подписан Лозаннский мирный договор, который установил новые границы Турции, сохранившиеся и поныне.

В Европе Севрский договор предан забвению, но Турция помнит его до сих пор. Он послужил причиной для возникновения паранойи, «Севрского синдрома», охватившего всю страну, которая испытывает панический страх, что Запад снова начнет перекраивать их территорию. Более того, Севрский договор обострил вопрос курдского сепаратизма, так как он предусматривал создание независимого курдского государства, но в результате курды так и не дождались осуществления своей давней мечты. Европейские дипломаты называют одной из причин оккупации Анатолии в 1920 году геноцид армян, который турки рассматривают как международный заговор против своей страны.

Вдобавок, борьба с колониальным игом в 1920-е переросла в неослабевающий антиимперский турецкий национализм, который сначала был направлен против Британского королевства, во времена Холодной войны – против СССР, а сейчас — против США.

Однако последствия Севрского договора отразились не только на Турции, но и далеко за ее пределами. Поэтому необходимо признать этот договор, как и соглашение Сайкса-Пико важными вехами в новейшей истории Ближнего Востока. И, может, не стоит обвинять европейцев во всех бедах этого региона за то, что они чертили границы на немой карте.

Конечно, европейские державы всегда были готовы к переделу границ, преследуя свои интересы, но не всегда им удавалось избежать наказания, как в случае с Севрским миром. Попытка заново нарисовать карту Анатолии с треском провалилась благодаря Ататюрку и его соратникам. Однако Европа перекроила границы на Ближнем Востоке, потому что их военный потенциал значительно превосходил силы повстанцев. Сирийский националист, министр обороны Юсуф аль-Азма в отличие от Ататюрка не смог противостоять оккупантам, проиграл французам битву при Майсалуне и героически погиб в бою, пожертвовав своей жизнью во имя свободы родины. Но, если бы исход битвы был иным, французы не смогли бы установить свое господство в Леванте.

Несмотря на то, что Турция защитила свои границы, она не стала богаче и демократичнее Сирии или Ирака.

Сегодня Ближний Восток нестабилен, его разрывают межрелигиозные конфликты. Возможно ли, что ситуация в этом регионе была бы спокойнее, если бы территориальное деление было иным? Совсем необязательно. Но все-таки стоит рассмотреть причинно-следственные связи между разделом Европой Ближнего Востока в соответствии с Севрским договором и событиями, которые там сейчас происходят. Те страны, которые остались в границах, очерченных европейскими державами, не могли успешно сопротивляться иностранной оккупации, так как были слабыми и дезорганизованными. Несмотря на то, что Турция защитила свои границы, она не стала богаче и демократичнее Сирии или Ирака. Хотя возможность иметь собственную армию и развивать экономическую инфраструктуру по своему усмотрению позволила Турции построить сильное централизованное государство, в основу которого была положена европейская модель.

Фатальной ошибкой при разделе Османской империи стало то, что курды остались без своего независимого государства, и курдские националисты на юго-востоке Турции до сих пор пытаются добиться суверенитета и автономии. Но как ни парадоксально, когда европейские оккупанты обещали создать этому народу государство, курды присоединились к Ататюрку, чтобы противостоять Севрскому миру. Тем самым, они проявили политическую лояльность и продемонстрировали яркий пример того, как можно пожертвовать национальным самосознанием ради интересов отечества.

Согласно Севрскому договору будущему курдскому государству предстояло полностью подчиняться британскому правительству. Большинство курдских националистов нашли такую «независимость» сомнительной и предпочли присоединиться к освободительному движению Турции, чтобы не оказаться под колониальным игом христиан. В рядах 23-тысячной армии Ататюрка сражалось 4 тысячи курдов. Кроме того, были опасения, которые подогревались Ататюрком и его соратниками, что британцы захотят вернуть изгнанных армян на их прежнее место жительства. Впрочем, впоследствии, когда победивший режим кемалистов стал проводить крайне шовинистическую политику и притеснять нетурецкие народы, часть курдов пожалела о том, что поддержала движение Ататюрка. Большинство курдского населения под давлением новых властей согласилось подчиниться турецкому правительству, которое жестко подавляло все попытки курдов обрести независимость, о чем свидетельствует беспощадное подавление дерсимского мятежа в 1921 году и восстания шейха Саида в 1925 году.

До сих пор курдские националисты не могут прийти к единому мнению по поводу Севрского договора. Одни в ужасе от того, как Севр разрушил их мир, другие сожалеют об упущенной возможности обрести, наконец, собственное государство. В это же время их турецкое правительство прославляет такие ценности Османской империи, как толерантность и культурное многообразие. А лидер курдских националистов, начитавшись в тюрьме произведений британского политолога и социолога Бенедикта Андерсона, пришел к выводу, что все нации по своей сути социально сконструированные сообщества. Правящая партия справедливости и развития (ПСР) и Демократическая партия народов (ДПН), которая ведет борьбу за права национальных меньшинств в стране, сражаются между собой за голоса курдских избирателей, доказывая, что именно их партия способна решить вопрос их идентичности и покончить с глубоко укоренившимся турецко-курдском конфликтом. Вкратце, пока Америка ведет бурную полемику на тему, как Европа навязала искусственные границы Ближнему Востоку и создала искусственные государства, Турция лихорадочно пытается доказать свою аутентичность.

После двухгодичного перемирия с июля 2015 года погибло более 600 военных, а в курдских районах зафиксированы многочисленные случаи избиения и расстрелов мирного населения.

Однако события последних лет продемонстрировали, что ситуация в Турции крайне нестабильна. Все больше курдских лидеров отправляют за решетки, а турецкие полицейские и военные гибнут от пуль курдских партизан. В 1984 году Рабочая партия Курдистана начала вооруженную борьбу за независимость своего народа. С тех пор ведутся практически непрерывные бои между мятежниками и армией. После двухгодичного перемирия с июля 2015 года погибло более 600 военных, а в курдских районах зафиксированы многочисленные случаи избиения и расстрелов мирного населения. В ночь на 16 июля в Турции произошел очередной переворот. Если бы он увенчался успехом, то положение курдов значительно ухудшилось бы, так как организаторы путча стояли на позициях кемализма, идеолог которого Кемаль Ататюрк призывал навсегда покончить с курдской проблемой.

Турция гордится собой за то, что почти сто лет назад сумела противостоять Севрскому договору, защитила свои границы и пользуется наследием Османской империи. Но сейчас ей необходимо выработать гибкую модель внутриполитического развития страны, которая бы учитывала национальное самосознание народов, населяющих ее территорию.