Америка по количеству проводимых выборов идет впереди планеты всей.

Самой демократической страной в мире, как мы все знаем, являются Соединенные Штаты Америки. Главной отличительной чертой демократии признаны свободные выборы. Америка по количеству проводимых выборов идет впереди планеты всей. Каждые 4 года в стране выбирают президента, и процесс этот тянется целый год. Затем, опять же каждые 4 года, выбирают парламент, что также дело непростое, а потому очень большое. Надо помнить, что США представляют собой союз 50-ти независимых государств (штатов), в каждом имеется свой президент (губернатор) и парламент, и их тоже следует избирать. А еще есть множество городов, причем, такие, как Нью-Йорк и Лос-Анжелес, настолько велики, что могут соперничать масштабом проводимых там выборов с большими европейскими государствами. Даже американские университеты проводят выборы своих начальников, гордо затем именуемых президентами. Чтобы обслужить несметное количество демократических процессов, в стране много лет существует политическая промышленность, по объему своему давно выбившаяся в лидеры американской экономики. В ней работает более 3 миллионов человек, а ее обороты давно обогнали такие столпы американской экономики, как автомобильная промышленность и военно-промышленный комплекс.

Кеннеди на лошади

Будущий президент Кеннеди во время предвыборной кампании 1960 года в штате Айова на лошади. Чего не сделаешь ради голосов избирателей?

Украина до 2002 года демократией не являлась, а потому выборы в стране были не больше, чем формальностью, для обслуживания которой хватало несколько сот человек. Однако в 2002 году на парламентских выборах вдруг произошел системный сбой, в результате которого победу одержала партия Виктора Ющенко. В стране началась демократия. С тех пор выборы в Украине превратились в национальное сумасшествие, становясь каждый год все более непростыми, креативными и субъективными. Однако в этой статье мы бы хотели рассказать не о демократии (и без нас людей об этом пишущих хватает), а о политической индустрии, которая за эти годы в стране была создана.

3-й президент Украины Виктор Ющенко бьет по мячу

Виктор Ющенко во время выборов 2002 года играет с избирателями в футбол. Чего не сделаешь ради избирателей?

Редко кто сегодня назовет украинскую демократию зрелой, но по размеру своей политической промышленности она со свистом обогнала мирового лидера в этом вопросе – Соединенные Штаты Америки. Автор этих строк помнит, как все начиналось – наивно и по-детски. На заре политической индустриализации в стране остро не хватало специалистов, именовавшихся тогда новым для Киева словом – политологи. За таких себя часто выдавали городские сумасшедшие и аферисты, учуявшие запах легкой наживы. В начале века, помнится, одним из крупнейших гуру киевской политологии стал московский галерист из Кишинева по фамилии Гельман. Редко у кого в городе имелись такие необычные входные данные, а потому будущие правители Украины смотрели ему в рот, откуда на очень сложном языке выходила довольно банальная информация. Пафос уже в те годы стал главным инструментом украинской политической индустрии. Неважно, насколько банально твое изречение, главное в нем – уверенность изложения. В этом случае народ подумает, что ты знаешь то, чего не знает он, и это естественно, ведь это ты – элита нации, а не он. Но, как уже сказано выше, те детские времена, когда Гельман работал в Киеве Карлом Марксом, уже давно прошли. Киев сегодня переполнен буквально десятками тысяч политработников, которые в состоянии обслужить политические потребности всей Европы, если бы последняя была настолько безумной, что до этого бы опустилась. Только самые начинающие труженики в этой самой на сегодня необходимой Украине промышленности называют себя политологами. Это ясли. Опытные и матерые уже давно напечатали себе визитки, где написано, что они политические философы, историки, аналитики и обязательно – директора (института, фонда, общества, союза…).

Марат Гельман

Марат Гельман. Основоположник украинской политологии.

В Киеве, если сильно поискать, вы сегодня с трудом найдете 500 токарей. Однако можно смело назвать цифру в 250 000 человек, если речь зайдет о числе занятых в политической индустрии. Скажите, вы считаете такой путь развития страны правильным? Нет, вы не подумайте, я ни в коем случае не против демократии и прекрасно понимаю, что ее надо обслуживать. Но кто будет обслуживать людей, которые будут обслуживать демократию? Ведь эти 500 работяг никак не вынесут на своей спине 250 000 политработников-дармоедов. Нет таких экономических законов, где подобное считалось бы закономерностью.

Миллионы вчера еще зажиточных людей, оказавшиеся сегодня без денег и работы, собираются на улицах украинских городов, требуя непонятно от кого справедливости и успехов в экономике.

Политическая промышленность Украины по количеству в ней работающих, а также по финансовой выручке в последние годы стала абсолютным лидером нашей экономики, оставив далеко позади авиастроение, машиностроение, станкостроение и целый ряд других отраслей народного хозяйства. Посмею заявить, что сделала она этот рывок, высосав из всех этих авиа и других строений последние их соки. Заниматься политикой стало не просто модно, но и выгодно. В истории Украины еще не существовало столь прибыльного бизнеса, каким стал бизнес политический, хотя финансовых возможностей в нашей стране последние 25 лет имелось немало. Но все они блекнут по сравнению с тем, что можно заработать на политической ниве. Сегодня политическая тема стала как никогда актуальной, потому как на фоне полной разрухи реальной экономики единственным стоящим бизнесом оказался бизнес политический. В него сегодня ринулись не только все олигархи и крупные капиталисты, но – что более опасно – в него ринулся многочисленный недавний средний класс. Миллионы вчера еще зажиточных людей, оказавшиеся сегодня без денег и работы, собираются на улицах украинских городов, требуя непонятно от кого справедливости и успехов в экономике. Над ними, в Киеве, бурлит многотысячная «элита нации», сумевшая прорваться в парламент, и правительство, знающее, что делать со страной, не больше, чем то собрание граждан на центральной площади Мелитополя, требующее счастья народного не позднее следующего понедельника.

На фоне всех этих процессов – под давлением наших западных друзей – тяжелая политическая промышленность Украины начала медленный цикл своей перестройки, пытаясь поменять одних своих деятелей на других, которые, в принципе, от деятелей предыдущих ничем не отличаются. Ожидать от такой перестройки каких-либо результатов может только сумасшедший, ведь даже детям сегодня понятно, что менять надо саму систему, а не винтики от нее. И, кажется, где-то мы это уже проходили.