Норвегия – страна не большая, но очень богатая. В ней живет всего 5 миллионов граждан, но её номинальный ВВП превосходит украинский в четыре раза. Залогом такого богатства являются крупные месторождения нефти и газа, которые составляют почти половину экспорта государства. В совокупности с крайне малым населением страны это привело к тому, что Норвегия стала вторым в мире государством по уровню ВВП на душу населения. Имея в своем распоряжении столь большие доходы от экспорта природных ископаемых, а также будучи просто очень богатой страной, Норвегия построила для своих граждан самый грандиозный социализм, пожалуй, во всем мире.

Если все посчитать, то надо быть сумасшедшим, чтобы владеть в Норвегии сегодня бензиновой машиной.

Достигнув столь высокого уровня жизни и построив такой великолепный социализм, правительство страны в поисках чего бы еще сделать такого хорошего, приняло решение провести в стране электромобильную революцию. Суть её была простой. В Норвегии все машины должны быть электрическими. Механизм её проведения также не сулил осложнений. Посредством манипуляций с налогами и скидками на продажи автомобилей стоимость электромобилей сравнялась, а в некоторых случаях даже стала слегка меньшей, чем обычных бензиновых машин. Кроме того, хозяевам электромобилей предоставили великое множество самых разных льгот: бесплатная парковка в городе, бесплатные паромы между островами, что в стране штука очень важная и существенная, более дешевые страховки и налоги на владение автотранспортом и т.д. и т.п. Все эти автомобильные мелочи – парковка, паромы – в действительности удовольствие крайне дорогое, которое легко может обойтись активному автомобилисту в несколько сот дополнительных долларов в месяц. Иными словами, если все посчитать, то надо быть сумасшедшим, чтобы владеть в Норвегии сегодня бензиновой машиной. Единственные люди, которые такие автомобили все еще в Норвегии покупают, делают это по двум причинам: 1) моделей электромобилей пока еще очень мало, и людям просто нравятся какие-то другие марки или модели машин, которых в электрическом эквиваленте не существует; 2) у электромобилей ограниченная дальность езды, что многим не нравится.

Ввиду вышесказанного продажи электромобилей уже давно превзошли продажи обычных машин. Автомобильный парк страны стремительно меняет свой облик. Государство старается не отстать, строя инфраструктуру подзарядки электромобилей, дабы электромобильная революция не захлебнулась без топлива. Все, вроде, идет по плану – еще несколько лет и победа будет за электромобилем. Норвегия станет первой электромобильной страной в мире, откроет дверь в будущее остальному человечеству, показав, как надо проводить электромобильную революцию в жизнь. Однако именно в этом месте и надо сделать несколько оговорок. В действительности за развитием событий в Норвегии следят многие специалисты, и не только в автомобильной отрасли. В первую очередь ситуацию внимательно изучают экономисты. Именно в экономике и возникло самое большое количество вопросов, ставящих все происходящее под большое сомнение.

Nissan Leaf

Nissan Leaf

Первым вопросом стало влияние электромобилей на экологию. Этот аспект среди всех был для норвежского правительства самым важным. Основной целью в столь богатой стране являлось именно улучшение экологии, а не желание что-то там сэкономить – при таком-то богатстве как норвежских граждан, так и государства в целом. Дело в том, что производство электричества не является таким уж экологически чистым делом. Если речь идет об атомной генерации или угольной генерации, то дело здесь совсем плохо. В Норвегии электричество вырабатывается в основном на газовых электростанциях, а также на тех, что используют мазут. Это, конечно, экологически чище, но все равно выбросы в окружающую среду поступают. Иными словами, бесплатных завтраков не бывает. Производство электричества также ухудшает экологию. Затем выяснилось, что получив столько льгот, а также имея более дешевое топливо в виде электричества по сравнению с бензином, норвежцы стали шастать на своих новеньких электромобилях куда больше, чем раньше. Километраж в стране резко увеличился. С экологической точки зрения вскоре стало ясно, что ситуация даже несколько ухудшилась, потому как пришлось резко увеличить выработку электроэнергии. Появились первые критики, которые стали заявлять, что если бы такие огромные суммы денег, которые вбухали в электромобильную революцию, вложили бы в развитие общественного транспорта, то количество машин в стране просто бы уменьшилось в разы, а экологии от этого бы стало намного лучше. Если так уж хотелось поэлектромобилить, то купили бы весь новый общественный транспорт исключительно электрический.

Энергосистема любой страны это, пожалуй, самая дорогая часть её инфраструктуры, которая обычно возводилась на протяжении десятилетий, одна электростанция за другой, одна сотня километров линий электропередач за другой.

Но проблемы только начинались. Когда количество электромобилей стало уже существенным, появились более серьезные электрические вопросы. На горизонте стал маячить дефицит электрогенерирующих и электропередающих мощностей. Иными словами, в стране надо строить новую энергосистему. Новые электростанции и новые линии электропередач. Энергосистема любой страны это, пожалуй, самая дорогая часть её инфраструктуры, которая обычно возводилась на протяжении десятилетий, одна электростанция за другой, одна сотня километров линий электропередач за другой. Даже для сверхбогатой Норвегии перспектива выкинуть уже миллиарды долларов на достройку необходимой энергетической инфраструктуры стала вызывать некоторые вопросы касаемо целесообразности продолжения столь стремительной электромобильной революции. А норвежцы, которым теперь не надо было платить по два доллара за литр бензина и по четыре за час парковки, начали ездить на машине уже за батоном в соседнюю булочную, куда раньше ходили пешком.

Mitsubishi i-MiEV

Mitsubishi i-MiEV

При всенорвежском богатстве деньги даже здесь оказались ресурсом крайне ограниченным. Начали бастовать муниципалитеты, которые, оказывается, лишились доходов от парковки, имевшие для них большой вес в местных бюджетах. Их забыли правильно учесть в деле компенсирования потерь. Затем то же самое произошло с паромщиками. Люди стали намного, очень намного больше ездить и парковаться так, как никогда раньше не парковались, ведь стало бесплатно. Обычные бензиновые машины, которые за парковку платили, здесь не помещались – все было занято, и потому бедные муниципалитеты, не ожидавшие такого электрического движения, недополучили средства.

Стоимость электромобильной революции в прямых инвестициях и упущенных доходах муниципалитетов от парковки, паромов, налогов и т.д. оказалась в действительности гораздо большей, нежели правительство предполагало. Люди поехали, сильно поехали. Увеличилась нагрузка на дороги, мосты, паромы, парковки и, главное, на энергосистему Норвегии. Где-то там, через несколько лет, маячит критический уровень количества электромобилей, когда для них надо будет перестроить чуть ли не всю страну. Вот тогда понадобятся столь значительные финансовые средства, которых вряд найдется даже у второй по богатству страны в мире Норвегии.