Ноам Хомский: Привлечение сторонних средств и услуг (ПССУ) вообще не имеет ничего общего с экономической работоспособностью. ПССУ – одна из операций, присущих командной экономике. А нашей экономикой заправляет целая сеть командных экономик, именуемых корпорациями.

Происходящее внутри корпораций либо мега-корпораций нельзя называть свободной торговлей. В корпорациях процветает командная экономика. Корпорация – тоталитарное учреждение, возглавляемое советом директоров. Наивысший руководитель издает распоряжения и следит за тем, как они выполняются – сверху донизу, до самого-самого низа. Ежели вам повезет – сумеете сдать себя в наем и получить работу, а ежели будете еще и неустанно расхваливать, и рекламировать свою корпорацию, то сможете приобрести какую-нибудь рухлядь, этой корпорацией производимую – и т. д.

Но, разумеется, нельзя… Видите ли, корпорация не имеет ничего общего с тем, что всякий классический экономист назвал бы свободным рынком.

ПССУ – лишь один из приемов работы. ПССУ – чисто внутреннее дело корпорации. Корпорация отыскивает себе источник снабжения, поставщика, и содержит его под контролем – ибо тут можно и разжиться гораздо более дешевой рабочей силой, согласной и готовой трудиться в условиях поистине чудовищных, и не беспокоиться насчет ответственности, которую несут загрязнители окружающей среды. Появляются крайне дешевые производственные факторы – и корпорация извлекает из них прибыль.

Изучавшие экономику, внимание! Вы понимаете: в этом случае производительность возрастает. Если мы искусственно удешевляем производственные факторы, то увеличиваем производительность, ибо производительность измеряется числовым выражением создаваемой стоимости, поделенным на число работников. И тут мы получаем славные мерила производительности, к производительности как таковой ни малейшего отношения не имеющие, зато имеющие прямое отношение к тому, что двадцатилетние женщины – фермерские дочери либо китаянки – приковываются к фабрикам и работают, как прóклятые, покуда не умирают. И это делает экономику весьма здоровой.

Впрочем, все перечисленное – внутренние дела крупных командных хозяйств. Но здесь кроется одна из причин, по которым само понятие торговли стало смехотворным. Поясняю: то, что ныне зовется торговлей, не заслужило бы такого имени в устах Адама Смита. С помощью ПССУ товары удается переправлять в Соединенные Штаты через государственную границу, но всё находится под контролем командной экономики – нет, целой сети командных экономик, работающей, как уже говорилось, в условиях олигопольной конкуренции и стратегической интеграции.

Сказанное почти всегда будет справедливо и применительно к тому, что зовется торговлей. Иными словами, у нас попросту нет… Никто не изучает этого вопроса – вот и не имеется действительно точных цифр, однако мы берем цифры, приблизительно угадываемые экономистами. Поглядите на данные. Возьмите Североамериканскую зону свободной торговли – NAFTA. Ей вменяется в великую заслугу то, что NAFTA якобы увеличила объем торговли меж Соединенными Штатами и Мексикой.

Безусловно, увеличилось количество товаров, пересекающих границу в обоих направлениях – но это ли зовется торговлей? Как, знаете ли, посмотреть… Оказывается, объем внутрифирменной торговли, являющейся внутренним свойством командной экономики, разросся от 50% (до возникновения NAFTA) до примерно 66% (после возникновения NAFTA). Здесь такая же «торговля», какая наличествовала бы, вздумай компания General Motors переправлять свою продукцию из штата Индиана в штат Иллинойс. А еще удобнее орудовать через международные рубежи, дабы извлечь выгоду из отвратительных производственных условий, низкой заработной платы, вседозволенности по отношению к окружающей среде. Но торговли здесь будет ровно столько же, сколько было тогда, когда Кремль перемещал что-либо к себе из Польши либо Венгрии. Очень похоже.

И весьма возможно, что любой человек, желающий заняться данным вопросом, обнаружит: после возникновения NAFTA истинная торговля даже пришла в упадок. Да вот беда: ни единый человек этим не занимается – пришлось бы задавать неудобные вопросы, а у нас наличествуют идеологические рамки, и мы обязаны втискиваться в них, – а не то…

Но если человек не побоится расспрашивать, он легко сможет обнаружить: после возникновения NAFTA… Кстати, еще одно великое достижение NAFTA: иностранные капиталовложения в Мексике стремительно увеличились – да еще как!

Маленькое подстрочное примечание. Общий объем капиталовложений уменьшается, ибо мексиканские капиталовложения идут на убыль быстрее, нежели иностранные прибывают – по простейшей причине: мексиканский бизнес не в силах соперничать с корпоративной системой США, получающей огромные субсидии.

Достойно ли это одобрения? А за этим вопросом и другие можно бы задать… Но выбор имеется. К примеру, возможно было бы улучшить производственные условия и трудовые нормы, возможно было бы охранять окружающую среду в странах, предоставляющих нам сторонние средства и услуги.

Конечно, воспоследовало бы известное равенство. Так что же, мы говорим о мерах утопических? Ничего подобного, такие меры принимались. Поглядите на Европейский Союз. Прежде, чем Европа объединилась, прилагались весьма существенные усилия к тому, чтобы облегчить жизнь обедневших стран – Испании, Португалии, Греции, – чтобы улучшить их трудовые нормы, поднять заработки, создать удовлетворительные – вполне удовлетворительные! – условия, – а затем приводить уровень жизни в соответствие уровню жизни Северной Европы. На это расходовались весьма существенные денежные средства. Оттого-то, когда Европа, наконец, объединилась, рабочих-северян ударили по карману и повседневному благополучию сравнительно милосердно.

А всё потому, что у европейцев есть и социально-рыночная экономика, и более-менее работоспособная демократическая система. То же самое возможно было бы проделать и по отношению к NAFTA. В сущности, рабочее движение США предлагало такие меры – но правительство даже не стало обсуждать полученного предложения. А корпоративные СМИ настроены против него, и «сливки общества» тоже настроены против.

Все это вполне применимо и к разговору о привлечении сторонних средств и услуг. Возможен, разумеется, и выбор. Дело ведь не сводится к тому, что либо командная экономика имеет неограниченную прибыль и власть – либо вы не имеете заработка. Есть… Есть иные возможности.

Ноам Хомский

Ноам Хомский — американский лингвист, публицист, философ Ноам Хомский считается одним из наиболее влиятельных из ныне живущих интеллектуалов. Ярый и последовательный критик политической тирании, анархист Хомский анализирует роль государства от его истоков до современности и обозначает векторы его будущего развития. Он считает одинаково регрессивными идеологии государственного социализма и государственного капитализма, а государство будущего связывает с развитием либертарианства как логического продолжения идей классического либерализма