При написании этой статьи, я, уважаемые читатели, преследовал две главные цели. Первая: написать о пути Австрии к нейтралитету так, чтобы это было интересно украинскому читателю. Выделю два слова – «интересно» и «украинскому». Вторая: изложить, что именно из истории австрийского нейтралитета может подойти Украине. Прошу со снисхождением отнестись к объему материала, а также учесть, что это работа профессионального журналиста, а не историка. За достоверность фактов в этой статье я ручаюсь.

Заканчивалась эпоха Австро-Венгерской империи, наступала другая. Датирую начало движения Австрии к нейтралитету октябрем и ноябрем 1918-го.

Австро-Венгрия и Германия, союзники в Первой мировой войне, терпят поражение. Австро-Венгрия распадается. 17.10.1918-го независимость провозглашает Венгрия. 28.10.1918-го – Чехословакия. 3.11.1918-го – Западно-Украинская народная республика. 6.11.1918-го – Польша.

В это время в Австрии действовали политики, о которых в будущем скажут просто: они предсказывали нейтралитет страны.

Первый — Генрих Ламмаш. Это последний канцлер Австро-Венгерской империи, принимавший формальное отречение императора Карла. Ламмаш публично выступал за нейтралитет Австрии. Второй – Йозеф Редлих, один из министров финансов страны, возникшей на руинах Австро-Венгрии, 13.01.1919-го заявивший: «если мы будем федерализованы и нейтрализованы, то образуем вместе с Швейцарией нейтральное кольцо как по отношению к югу, так и по отношению к востоку».

Увы, эти политики значительно опередили свое время. Их мысли остались неуслышанными, как это угодно судьбе всех кассандр, начиная с античных времен.

Австрия тогда пыталась понять, какова она после империи. Трон покидает последний занимавший его Габсбург и 12.11.1918-го Рейхсрат, парламент Цислейтании, это «австрийская», т.е. невенгерская часть Австро-Венгрии, провозглашает ныне не существующую республику «Немецкая Австрия». «Republik Deutschösterreich» по-немецки.

Это — территория нынешней Австрии, плюс земли, которые в настоящее время входят в состав Италии, Словении и Чехии. Карл Реннер, австрийский политик, которому было суждено сыграть в судьбе его родины важнейшую роль, и о котором я много расскажу, сказал об этом периоде своей родины: «Австрия была «обломком после большого кораблекрушения».

Австрией в этот период, как и много раз позже, руководили социал-демократы: участвовали в выборах, формировали парламентские коалиции и правительство, возглавляли его, представляли Австрийское государство.

Что это были социал-демократы, какие задачи они решали, что планировали? Ответ важен, ибо большой ошибкой было бы приписывать прошлому то, к чему люди придут только в будущем. Итак…

Кто они, европейские социал-демократы того периода?

Напомню немного информации, имеющее отношение к теме этой статье, о путях европейского марксизма начала прошлого столетия.

Выдающаяся работа Карла Маркса и Фридриха Энгельса была продолжена немецкой социал-демократией. Фердинанд Лассаль, Август Бебель, Поль Лафарг, Вильгельм Либкнехт, Карл Каутский, с не самой легкой руки Ленина известный, как «ренегат» — все они, несмотря на разные в пределах одной идеологии взгляды, определили лицо тогдашней европейской социал-демократии.

С позиций 2017 года легко судить о том, что вышло из практической реализации марксистских идей. Но в начале ХХ века идея построения первого в мире бесклассового общества, без эксплуататоров и эксплуатируемых, общества справедливого, еще и по меркам тех времен – эта идея овладела многими.

Осуждать ли нам этих людей? Это легко. Труднее понять. Так уж был справедлив европейский мир конца на переломе ХХ века?

Процитирую слова Карла Маркса о ситуации в Англии из «Капитала», пока деятели из украинского института национальной памяти не сожгли эту книгу и не запретили ее читать: «Printworks’ Act» (закон о ситцепечатных фабриках) 1845 г., ограничивает рабочий день детей 8-13 лет и женщин 16 часами, от 6 часов утра до 10 часов вечера, не устанавливая никакого узаконенного перерыва для еды. Он разрешает изнурять рабочих мужского пола старше 13 лет и ночь напролет».

Карл Каутский, в книге «Экономическое учение Карла Маркса» о ситуации в Германии и, что важно для моей темы, в Австрии: «в Германии по закону о промышленности 1891 г. запрещено применение на фабриках труда детей до 13 лет, для детей от 14 до 16 лет — 10 рабочих часов. Взрослые рабочие-мужчины эксплуатируются без ограничения времени. В Австрии с 11.07.1885 г. существует законодательно установленный 11-часовой рабочий день для фабрик, впрочем, с той оговоркой, что министру торговли разрешено удлинять рабочий день на 1 час».

Нет, нетрудно нам и в 2017 году понять естественность желания построить новый, более социально справедливый мир. И, добавлю принципиальнейшее обстоятельство, мир без войны.

Все в начале ХХ века помнят ужас второй битвы при Ипре 22.04.-25.05.1915-го. Немецкие войска впервые в истории человечества применили боевой хлор. Пострадало 15 тыс. человек, из которых 5 тыс. умерли.

Современный капитализм далеко ушел от того времени. Но именно в нем и жили-действовали реальные люди, в Австрии, в 1884-1889 г.

Происходит становление Социал-демократической партии Австрии под руководством Виктора Адлера, Отто Бауэра и Карла Реннера. В этот же период организационно оформляется с первого съезда в 1898-м, второго в 1903-м, третьего в 1905-м Российская социал-демократическая партия, будущая РСДРП Владимира Ильича Ленина.

Сталин и Реннер: первое знакомство

Немецкая и австрийская социал-демократия — «мать» многочисленных ее последователей в самых разных странах. С ней спорили, не соглашались, отвергали. То есть, у нее учились.

Вот, что написано Львом Троцким в мемуарах «Моя жизнь»: «Гильфердинг свел меня… с Бауэром, Адлером и Реннером. Это были очень образованные люди, которые в разных областях знали больше меня. Мы засиделись в кафе, трамваев не было, и Реннер предложил мне переночевать у него. На пути из кафе мы говорили о перспективах развития России. Суть воззрений Реннера на Россию сводилась к тому, что союз помещиков и буржуазии, нашедшей свое выражение в конституции Столыпина после государственного переворота 3.06.1907 г., вполне соответствует развитию производительных сил страны и, следовательно, имеет все шансы удержаться. Я возразил ему, что, на мой взгляд, правящий блок помещиков и буржуазии подготовляет вторую революцию, которая, вероятнее всего, поставит у власти русский пролетариат. Помню беглый, недоумевающий и снисходительный взгляд Реннера под ночным фонарем. «Вы так думаете? – спросил Реннер. – Конечно, может быть, я недостаточно хорошо знаю условия России», – прибавил он с убийственной вежливостью».

В начале прошлого века социал-демократы Австрии и России – это, по сути, один политический круг, круг общения, спора и соратников, и оппонентов, даже непримиримых в пределах одной идеологии, а в будущем – и врагов. Но это был единый политический круг.

В мемуарах Троцкого — свидетельства его дискуссий не только с Адлером, Бауэром и Реннером, но и руководителями радикальных кругов немецкой социал-демократии Розой Люксембург, Карлом Либкнехтом, вторым сыном Вильгельма Либкнехта, и Францем Мерингом, будущими основателями коммунистического движения в Германии.

Учился, вырабатывал позицию не только Троцкий. Осенью 1912-го по приглашению Ленина в Краков приезжает Сталин. К январю 1913-го он перебирается в Вену, где пишет свою знаменитую работу «Марксизм и национальный вопрос».

Ленин и Сталин, Бауэр и Реннер, люди, которым в будущем предстояло руководить нашей страной и Австрией, решали следующую задачу. Рушились и Австро-Венгерская, и Российская империя. Что дальше? Распадутся ли по национальному признаку, при крушении существующих государств и социал-демократические партии, или сохранят единство?

«Марксизм и национальный вопрос» Сталину поручил написать Ленин — это мнение большинства современных историков. Ленин стремился не допустить, как сказали бы сейчас, дезинтеграции единой партии большевиков по национальному принципу. Сталин озвучил его позицию, ибо он, как минимум, с 1904-го критиковал в «националистические тенденции в грузинских и армянских социалистических группировках», противопоставляя им «идею централизованной РСДРП, которая должна собрать пролетариев всех народов России».

Возможно, следуя идее Ленина, Сталин находит оригинальный ход критики потенциальных однопартийцев-«сепаратистов». В статье «Марксизм и национальный вопрос» Сталин резко критикует Бауэра и Реннера. «Социал-демократам, — пишет Сталин, вместо «сохранения и развития национальных особенностей народов» надо бы «организовать пролетариат для классовой борьбы».

Эта история в статье о нейтралитете Австрии рассказана не случайно. «Как причудливо тасуется колода», — говорил когда-то Михаил Булгаков, говоря о хитросплетениях истории. Вот так в 1913-м, состоялось пересечение судеб Иосифа Сталина и Карла Реннера.

Сталин всегда помнил австрийских социал-демократов. Через пять лет, в статье «Октябрьский переворот и национальный вопрос», опубликованной газетой «Правда» 6 и 19.11.1918-го Сталин, пишет о «тупости социал-демократов Австрии типа Бауэра и Реннера», по его словам «не понявших неразрывной связи национального вопроса с вопросом о власти».

Драматичная развязка этой истории впереди. Она в 1945-м и 1949-м, когда судьбы Сталина и Реннера снова пересекутся, и Австрия начнет выходить к нейтралитету. Кто знает, не познакомился бы Сталин в 1913-м с работами Реннера, то и не сделал бы на него ставку в 1945-м, и Реннер бы не вывел Австрию к нейтралитету?

Пути расходятся

Судьбы австрийской и российской социал-демократии разделяло важнейшее принципиальное обстоятельство. Оно связано с особенностями политических режимов Австро-Венгерской и Российской империи. Более либерального – в первом случае, более авторитарного – во втором.

Давайте вспомним, какую многочисленную политическую эмиграцию породил дом Романовых отрицанием инакомыслия. Габсбурги и их немецкие «коллеги» Гогенцоллерны, не говоря уже об английских Виндзорах (в описываемый период – Саксен-Кобург-Гота) — относились к носителям разных политических взглядов терпимее. А потому политэмигранты из России и всего мира находили убежище и условия работы не только в Женеве, но и в Берлине, Вене и Лондоне, но никак не в Петербурге и Москве.

Австрийские социал-демократы выбрали, но и, что главное, реализовали парламентский путь развития своей партии, т.е. через выборы. У них получилось. Глава социал-демократов Адлер в 1905-1918 гг. — депутат парламента, Рейсрата. Реннер с 1907-го — также депутат парламента. В ноябре 1918-го — июле 1919-го австрийские социал-демократы участвуют в формировании коалиционного правительства, Отто Бауэр в нем назначен министром иностранных дел. Реннер с 30.10.1918-го – канцлер Немецкой Австрии.

Все сложилось по-другому у политиков, в будущем ставшими большевиками. Ленин в 1902-м в работе «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» формулирует свою концепцию партии — боевой организации для захвата власти, «партии нового типа», построенной на принципе «демократического централизма», т.е. строгой иерархической организации.

Знаменитый лозунг Ленина «дайте нам организацию революционеров, и мы перевернем Россию!» ориентировал его соратников не на парламентскую борьбу, не на участие в выборах в Государственную Думу — это рассматривалось, не более, чем агитационно-вспомогательный механизм. Ленин ориентировал всех на проведение революции. Эта концепция и была реализована в 1917-м.

На этом я оставляю рассказ о русских последователях Маркса, и перехожу непосредственно к австрийским.

Австрия: первая проба аншлюса

У нас в стране словом «аншлюс» принято называть конкретные события истории Австрии – ее включение в состав Германии 12-13.03. 1938-го. Что исторически понятно, но не верно. Немецкое слово «аншлюс» означает «присоединение», оно не всегда несло в себе негатив.

Австрийские социал-демократы, исходя из установок марксизма, с 12.11.1918-го, дня провозглашения Немецкой Австрии, ищут оптимальный путь своему государству. Они марксисты, они мыслят по-марксистски — жизнеспособному социальному государству нужен экономический базис, которым, по их мнению, Немецкая Австрия не обладает.

Из выступления Бауэра в парламенте 7.07.1919-го: «Австрия экономически нежизнеспособна. Двухмиллионный город (Вена – В.П.), существование которого обеспечивала страна с населением свыше 50 миллионов, не может существовать в маленьком бесплодном шестимиллионном государстве; бедная альпийская горная республика не может нести груз богатой державы. Предоставленные сами себе, неприспособленные к жизни, только в союзе мы можем пробить себе дорогу».

Итак, в союзе. Австрии с кем?

13.10.1918-го на страницах партийной газеты социал-демократов «Arbeiter Zeitung» Бауэр говорит о трех возможных вариантах. Это внутриавстрийское, немецко-богемское и силезско-моравское государства. Каждое из них, считает Бауэр, должно стать союзным государством или участником федерации с Германией.

Австрийские социал-демократы хотят союза с Германией. Может быть, для кого-то сейчас это и удивительно, но таковы были их установки в тот период. Зачем им Германия?

По марксистским соображениям. Бауэр пишет осенью 1918-го: «вследствие распада Австро-Венгрии только таким образом мы можем спасти немецко-австрийскую промышленность и будущее рабочего класса».

16.10.1918-го в «Arbeiter Zeitung» Бауэр расширяет марксистское обоснование своих идей: «немецкий империализм больше не угрожает свободе других народов… И победа немецкой демократии станет победой немецкого пролетариата, а значит, победой немецкого социализма. Никакая другая страна в мире не готова для социализма так, как Германия… Аншлюс к Германии приведет нас к обществу, в котором все объективные предпосылки социализма уже существуют».

Вот так использовалось слово «аншлюс». Бауэр умрет 5.07.1938-го, пережив на четыре месяца включение Австрии в состав Германии и, слава Богу, так и не узнав, как он самым роковым образом ошибался, предполагая, что «аншлюс к Германии приведет к обществу, в котором все объективные предпосылки социализма уже существуют».

Рассматривался и другой путь. Бауэр 3.01.1919-го пишет в письме австрийскому посланнику в Берлине Людо Морицу Хартману: «мы готовы в любой момент вести переговоры о создании Дунайского союза. Только в случае, если они окажутся безрезультатными, мы начнем подготовку аншлюса к Германии, который в этом случае будет неизбежен».

Этим планам не суждено сбыться. Не позволили страны-победительницы в Первой мировой войне. 10.09.1919-го канцлер Реннер подписал Сен-Жерменский мирный договор, ратифицированный австрийским Национальным Собранием 21.10. Делегацию Реннера на переговоры Сен-Жермена не допустили. Сен-Жерменский мирный договор содержал запрет на любые попытки объединения Австрии с Германией. Аналогичное условие было сформулировано и в Версальском договоре 1919-го.

Вячеслав Пиховшек

Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.
Часть 8.