В первом квартале этого года нефть совершила прыжок с уровня 30 долларов за баррель до уровня в 50 долларов за баррель. Если учесть, что в плохие дни она торговалась значительно ниже 30 долларов – были цены и по 27, – а в не столь отдаленные удачные дни цена достигала и 53 долларов, то можно с некоторым преувеличением говорить об удвоении цены в первой половине 2016 года. Такой рост цены за короткий временной промежуток, конечно, впечатлил бы, будь это любой другой товар, но только не нефть. Этот углеводород крайне нестабилен и может показать нам и не такие скачки ─ есть даже предположение, что именно по такому сценарию и будут формироваться цены на нефть в ближайшем будущем. И вот почему.

Обычно годовой рост потребления не превышает 1,2 – 1,5 млн баррелей, однако в нынешнем году человечество пошло на рекорд ─ и прирост составит почти 2 миллиона.

Цены на нефть держатся на низком уровне уже более двух лет, некоторое время они находились, по предположениям экспертов, на самом дне. В результате мировую «нефтянку» покалечили ─ в самом прямом смысле этого слова, и теперь она ─ инвалид. Нефтедобывающая промышленность ─ самая большая и емкая индустрия в мире ─ и, подобно любой другой индустрии, она имеет свою специфическую экономику. Одной из главных отличительных черт «нефтянки» является вечная гонка между наращиванием объемов мировой добычи и ростом мирового потребления нефти. Каждый год население планеты увеличивается, растет и благосостояние людей, ─ а следовательно, потребление нефти тоже растет, особенно в странах Азии. Для обслуживания жизнедеятельности населения нужно больше нефти: в прошлом году мировое потребление нефти немногим превышало 95 миллионов баррелей в день, а в этом году оно уже составит 97 баррелей. Обычно годовой рост потребления не превышает 1,2 – 1,5 млн баррелей, однако в нынешнем году человечество пошло на рекорд ─ и прирост составит почти 2 миллиона. Оно и понятно, бензин-то дешевый. Соединенные Штаты уже второй год подряд берут все новые высоты по продажам джипов и других топливо прожорливых монстров.

А вот добыча стала в последнее время подавать признаки нездоровья, то есть стала отставать от потребления. Уже почти два года практически все нефтедобывающие компании в мире резко сократили, а некоторые вообще прекратили, добычу дорогой нефти, месторождения которой трудны в разработке, и стоимость добычи намного превышает сегодняшнюю рыночную стоимость сырья. Пока баланс на рынке не нарушен, добыча даже превосходит потребление, но уже совсем ненамного. Проблема, однако, заключается в том, что мировая «нефтянка» настолько громоздкая махина, что развернуть ее быстро невозможно. Если добыча станет отставать от потребления, то цены на нефть могут взлететь за месяц, потому как это будет единственный способ затормозить потребление. Лучшей иллюстрацией торможения потребления является рынок бензина в США. Америка потребляет четверть всего бензина в мире. Когда сегодня цена одного галлона (3,78 литра) колеблется в радиусе 2,5 долларов, большинство американцев катаются на больших автомобилях, сколько хотят и куда хотят. Если же цена подпрыгнет до 4 долларов и больше, как уже было всего несколько лет назад, ездить они станут значительно меньше, а главное, поменяют джипы на малолитражки, что тоже уже случалось.

За это время человечество добавило себе один миллиард лишних ртов, еще два миллиарда стали жить по-человечески, а количество всяческих автомашин на планете то ли удвоилось, то ли утроилось.

Однако вернемся к самому важному – тому, как два с половиной года катастрофически низких цен покалечили мировую нефтедобывающую промышленность. Эпоха дешевой нефти подходит к концу: в данном предложении речь идет не о стоимости сырья на мировых рынках, а о стоимости ее добычи. Между этими двумя цифрами всегда существовала разница ─ когда большая, когда не очень большая. Сейчас, к примеру, во многих случаях цена продажи нефти и ее добычи равны, но есть и случаи, когда добыть стоит дороже, чем продать по сегодняшним ценам. Раньше, тридцать-сорок лет назад, большую часть мировой добычи составляла дешевая нефть, которую добывали на Ближнем Востоке, и ее себестоимость равнялась 25 центам за баррель ─ именно столько это тогда стоило. Кстати, сегодня себестоимость добычи в Саудовской Аравии тоже не так уж велика – 3 доллара за баррель, но потребление с тех пор выросло во много раз, и дешевых ближневосточных ресурсов стало не хватать. Сегодня ближневосточная нефть составляет уже меньше одной трети мировой добычи. Остальное сырье добывают по всему миру ─ и часто в местах очень далеких от человеческой цивилизации, что требует огромных вложений в создание инфраструктуры, да и стоимость добычи там исчисляется уже десятками долларов. Есть месторождения, где себестоимость добычи составляет 100 долларов. Вы скажете, да кому оно, такое месторождение, нужно? И будете правы, но только частично: сегодня не нужно, а через 10 лет оно будет в самый раз. Еще в 2001 году, на заре тысячелетия, нефтяники воротили нос от месторождений с себестоимостью в 10 долларов за баррель, а сегодня такие месторождения считают Клондайком, ─ а прошло всего-то 15 лет. Правда, за это время человечество добавило себе один миллиард лишних ртов, еще два миллиарда стали жить по-человечески, а количество всяческих автомашин на планете то ли удвоилось, то ли утроилось. Хорошо, что люди хоть автомобили стали делать более экономичными, а не то мы бы уже давно остались вообще без нефти, без всякой ─ и дешевой, и дорогой, никакой бы уже не было.

Гонка между добычей и потреблением нефти рассчитана на очень длинную дистанцию, и она очень напряженная. Одни люди жгут бензин в своих моторах, другие лихорадочно ищут по планете новые месторождения. И не дай бог те, что ищут, будут находить новое топливо медленнее, чем те, что его жгут, ─ сожгут все, что есть. Двухлетняя катастрофа с ценами ударила больше всего именно по тем, кто ищет. Практически вся индустрия сократила капиталовложения в геологоразведку самым радикальным образом. У них нет денег, нефть плохо продается, поступлений от продаж едва хватает на поддержание текущей деятельности. О серьезных капиталовложениях не может быть и речи сейчас. Целая армия предприятий, которые производят нефтедобывающее и геологоразведывательное оборудование находится на грани банкротства. Прекращение геологоразведывательных работ где-нибудь в Арктике, на шельфе Ледовитого океана, ─ а именно там, вероятно, находится большая часть будущих запасов нефти, которыми человечеству придется пользоваться в XXI веке, ─ нанесет сильнейший удар по топливному балансу в будущем. Увы, но именно это сейчас и происходит.

Всю легкую нефть ─ ту, что находилась у нас под носом, ─ уже давно нашли, а большую часть даже успели выкачать. Более сложные ресурсы лежат дальше и глубже. Они дороже, причем чем дальше и глубже, тем дороже. Нефти, очевидно, хватит человечеству еще на много поколений, потому как ее действительно много, просто она глубоко лежит, к примеру, на дне Ледовитого океана. То есть бояться того, что нефть закончится, не имеет смысла, а вот вопрос стоит изучить внимательнее. Значительная часть трудно извлекаемой нефти имеет себестоимость в районе 100 долларов за баррель, которая вызывает сегодня у любого здравомыслящего человека крайнее недоумение.

Предыдущие падения имели место, когда на рынке все еще царила дешевая в добыче, легкодоступная нефть.

Падение цен, произошедшее за последние два года с лишним, беспрецедентно по целому ряду причин. Никогда раньше цена не падала на столь длительный период времени. Так сильно ─ да, но так долго ─ нет. Однако главное ─ в другом: предыдущие падения имели место, когда на рынке все еще царила дешевая в добыче, легкодоступная нефть. Тогда Саудовская Аравия и другие добытчики из зоны Персидского Залива составляли очень даже весомую долю мировой добычи. Имея себестоимость в радиусе 2 долларов за баррель, они могли легко пережить несколько месяцев падения цен, а именно столько длилась последняя нефтяная коррекция на рынке, имевшая место в 2009 году. Сегодня большая часть нефти имеет совсем другую себестоимость, исчисляемую десятками долларов, и без этого ресурса человечество задохнется практически мгновенно. Тогда дневное потребление было меньше 85 миллионов баррелей в день, но уже через год мы достигнем знаковой цифры в 100 миллионов баррелей дневного потребления.

Нефтяной рынок мы сбалансируем, однако, что произойдет с нами при цене бензина в 50 гривен за литр, даже представлять себе не хочется.

Удовлетворить человеческие потребности на уровне 100 миллионов баррелей мировой «нефтянке» ─ после полученного в последние два года удара ─ будет крайне сложно. Возможно, еще несколько месяцев производство нефти будет слегка превосходить спрос на нее. Затем появится равновесие, после чего начнется стремительное преобладание спроса над предложением. Выровнять дисбаланс, восстановить равновесие на рынке нефти сможет только комбинация двух факторов: замедление роста потребления и увеличение темпов добычи. Увеличить добычу быстро не получиться – это непросто, читайте вышенаписанное. Замедлить потребление в очень сжатые сроки вполне возможно, но для этого цена нефти должна удвоиться или утроиться. Если цена бензина в США станет 6 долларов за галлон, то баланс на мировом рынке нефти будет достигнут в течение месяца. В нашем украинском эквиваленте речь идет о цене 50 гривен за литр бензина. Нефтяной рынок мы сбалансируем, однако, что произойдет с нами при цене бензина в 50 гривен за литр, даже представлять себе не хочется. Надеемся, правительство наше ─ экономически грамотное, а потому о подобных рисках знает и к ним готовится. Хотя, честно говоря, вряд ли. Нам как всегда все придется разгребать самостоятельно.