Весь прошлый год многочисленные эксперты в области экономики писали о нефти и различных тенденциях в ее ценообразовании. Однако затем они, очевидно, устали – и писать о теме этой перестали. Сегодня подобных статей появляется в СМИ совсем немного, а зря, ведь вопрос этот имеет для нашей страны огромное значение. Значение это не просто огромно – оно разнонаправленно. С одной стороны, повышение цены на нефть ведет к оттоку валюты, потому как за газ и бензин, которые мы используем в народном хозяйстве, придется заплатить дороже. С другой стороны, повышение цены на нефть ведет и к притоку валюты, потому как одновременно с нефтью начинается повышение цен на главные статьи украинского экспорта – металлы, железную руду, зерно…

Нефтью спекулирует полмира, а пользуется – весь мир.

Обсуждая нефть, следует учитывать все экономические статьи, на которые она оказывает влияние, а не отдаваться эмоциям и лирическим рассуждениям о ее судьбе. Основными постулатами в ходе предыдущей вспышки нефтяных дебатов являлись два фактора: выход Ирана на международный рынок нефти и замедление экономического роста в Китае. Аргументы эти, конечно, очень серьезные, но, поверьте, далеко не единственные. Нефть является главным энергетическим ресурсом человечества, нефтяная индустрия – крупнейшая в мире, а рынок нефтяных финансовых инструментов по объему торгов – после Нью-Йоркской фондовой биржи и рынка американских облигаций – также является крупнейшим в мире. Иными словами, нефтью спекулирует полмира, а пользуется – весь мир. Именно поэтому для более полного понимания вопроса требуется макроэкономический подход. Это когда в основу дискуссии помещают обсуждение спроса и предложения на обсуждаемый ресурс, в нашем случае – нефть.

Человечество потребляет на данный момент времени около 95 миллионов баррелей нефти в день. Производство же нефти сегодня составляет около 96 миллионов баррелей. Иными словами, на рынке «гуляет» избыток ресурса размером приблизительно в 1 миллион баррелей. Именно это превышение предложения над спросом и давило на цену ресурса весь прошлый год. Каждый год человечество увеличивает потребление нефти приблизительно на чуть больше 1 миллиона баррелей в сутки, то есть среднее потребление нефти в 2016 году достигнет уровня в 96 миллионов. А вот что произойдет с предложением, остается большим вопросом даже сегодня – в середине года. Причин тому много.

Во-первых, при такой низкой цене на нефть, какой она была еще несколько месяцев назад, добыча «дорогого» в себестоимости углеводорода перестала иметь какой-либо коммерческий смысл. Хозяева таких буровых прекратили качать нефть. В первую очередь это касается сланцевой нефти, но не только. Речь также идет о морских и об арктических промыслах – о любых труднодоступных и дорогостоящих месторождениях нефти. В действительности вышеописанных «трудных» промыслов много больше, нежели сланцевой нефти: из 95 миллионов баррелей суточной добычи нефти сланцевой насчитывалось только 5 миллионов. Сейчас ее стало 4 миллиона.

Если нефть сегодня не искать, то завтра её не добыть.

Предложение и спрос пока еще не выровнялись, но момент этот уже очень близок – максимум несколько месяцев. Финансовые рынки всегда работают, думая о будущем – не о прошлом. Всех интересует следующие 6-12 месяцев. Нефтяные спекулянты мыслями уже там, в следующем году. Истории же с иранской нефтью и китайским экономическим ростом остались в прошлом. Иран не так уж много добавил нефти на мировой рынок, а китайская экономика не так уж сильно и упала. Зато начались перебои с поставками тут и там: в Нигерии, в Ливии. Главной же историей на будущее является то, насколько пострадала мировая нефтяная индустрия. Ведь практически все предприятия отрасли сократили вложения в геологоразведку самым радикальным образом. Если нефть сегодня не искать, то завтра её не добыть. Спекулянты, похоже, сконцентрировались сейчас именно на этой мысли, но пока молчат, ждут первых цифр – насколько увеличение потребления будет превышать увеличение добычи.

Однако вернемся в Украину. Цена нефти имеет особо большое значение для нашей хрупкой экономики. Но в действительности повышение цены на нефть может быть для нас скорее положительным, нежели отрицательным, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Наш экспорт металлов, руды, зерна и других аналогичных ресурсов, цены которых напрямую привязаны к стоимости нефти, значительно превосходит объем нефти и газа, нами импортируемых. Кроме того, газ мы получаем по долгосрочному контракту, а цена в нем, хоть и привязана к цене нефти, определяется с девятимесячным запозданием. То есть отопительный период 2016-2017 года мы успеем пройти еще по низким ценам – и это главное. Если в мире действительно наступает новый цикл повышения цен на сырье, то Украина по совокупности факторов (экспорт-импорт) сможет значительно улучшить свое экономическое положение.

Иными словами, извне на нас надвигаются серьезные экономические сдвиги. Стране необходимо к ним подготовиться. С одной стороны, надо понимать, что делать при цене за литр бензина в 30 гривен. С другой стороны, понять, как правильно распорядится теми большими деньгами, которые могут на страну обрушиться, если резко увеличатся цены на наш экспорт. В прошлый раз полученные сверхприбыли мы вложили в банки и торговые центры. Надеемся, в этот раз мы будем умнее.