Ведущий: Меня зовут Майкл Эллиотт (Michael Elliott), я заместитель главного редактора в журнале «Тайм» (Time) и хочу поговорить с Нассимом Николасом Талебом (Nassim Nicholas Taleb) о его новой книге «Прокрустово ложе» (The Bed of Procrustes. Philosophical and Practical Aphorisms).

Предыдущая книга Нассима, «Черный лебедь» (The Black Swan. The Impact of the Highly Improbable) стала международным бестселлером, где множество людей нашло определение того, о чем никто и не задумывался, пока в 2008 году не грянул финансовый кризис.

Ученый, ведущий исследовательскую работу, удачливый игрок на рынке ценных бумаг, математик и просто всесторонне образованный человек – всё это Нассим Николас Талеб. Мы беседуем в редакции журнала «Тайм».

Нассим Талеб: Благодарю вас и считаю немалой честью находиться здесь.

Майкл Эллиотт: Тоби Витби (Toby Whitby) из Хьюстона спрашивает: «Вы «биржевой игрок – и очень успешный. Как, по-вашему, эти хваленые компьютерные сайты – а заодно и программы телеканала CNBC и прочих подобных, – посвященные рынкам ценных бумаг: они повлияли на поведение вкладчиков и на рыночную прибыльность?»

Нассим Талеб: Думаю… Думаю, да. Полагаю, одно то, что человек постоянно подвергается душевным встряскам из-за рыночных перемен, приводит к нервному истощению, которое…

Упомянутая затея началась около 2001 года. Уже имелся Интернет, и люди, ранее получавшие сведения о ценах лишь из утренних газетных выпусков, стали получать все те же сведения целый день, с утра до вечера. Уверен, что нервным истощением захворало множество граждан, решивших в итоге доверять лишь денежному, валютному рынку. Вы просто вручаете кому-то свои деньги, а этот человек предъявляет вам ежемесячную выписку по счету.

Майкл Эллиотт: «Вы предупреждали о грядущем финансовом кризисе, и предсказания ваши оказались верны. Предвидите ли вы какой-либо иной кризис в обозримом будущем?» – Спрашивает Джон Хьюз из Вудинвилля в Уоше (John Hughes, Woodinville, Wash).

Нассим Талеб: Увы, к несчастью, грозит и новый кризис… Разумеется, если не принять надлежащих мер. В самой сердцевине капитализма таится коренной порок – и однажды он разом погубит весь капитализм. Это проблема свободной воли.

Доходы и убытки от ценных бумаг должны быть симметричны. Однако, знаете ли, директору деловой компании обычно причитаются «премиальные», а вот «штрафных» он отчего-то не платит… И рынок ценных бумаг ныне приходит в упадок. Знаете ли… В Западной Европе оборот колеблется между 20% и 50% – я говорю о Франции. Фондовые биржи изворачивались и так, и сяк, но все мыслимые меры теперь исчерпаны, поскольку симметрию поставили с ног на голову.

Майкл Эллиотт: С ног на голову?

Нассим Талеб: Да, симметрия исчезла, да еще и капиталы стали разбухать… А задумывалось иначе. И если только мы не… Дело, кажется, не слишком-то… Гляжу на происходящее – и вижу: все катится под гору, положение становится хуже и хуже прямо на глазах. Банки с каждым днем выигрывают благодаря асимметричности, зарабатывают бешеные деньги, а… А люди становятся безработными из-за их ошибок. И заметьте: сами виновники совершаемых ошибок не расплачиваются за содеянное.

Майкл Эллиотт: «События, которые вы зовете “черными лебедями”, обычно относятся к числу из ряда вон выходящих. Возможно ли обращать подобные события себе на пользу?» – Спрашивает Кумарагуру Надараджа из Аделаиды в Австралии (Kumaraguru Nadaraja, Adelaide, Australia).

Нассим Талеб: Половина «Черного лебедя» как раз и повествует о существовании положительных и отрицательных «черных лебедей». А я без устали повторяю: требуется некая «противоударная» система внутри любых систем, извлекающих из «черных лебедей» выгоду.

Появляется надпись на экране: «“Черный лебедь”: нежданное событие огромного размаха и значения, которое было возможно предвидеть».

Нассим Талеб: Эволюция выигрывает от непредвиденных событий – иначе мы с вами не существовали бы и не беседовали бы здесь.

Надпись на экране продолжается: «К примеру, террористический удар, нанесенный по Америке 11 сентября 2001 года».

Нассим Талеб: «Черные лебеди» не разрушают систем, сложившихся естественно: тут системы «филостохастические», тянущиеся к случайностям и зачастую выигрывающие благодаря непредвиденному – ибо эволюция немыслима, если нет акул, служащих «санитарами системы», очищающих систему. Именно это и зовут созидательным разрушением.

Подобное случается сплошь и рядом – даже в экономической жизни. «Черные лебеди» известным образом устраняют людей, занимающих чужие должности, непригодных для своей работы. Увы, нынешние правительства буквально плодят людей такого рода.

Майкл Эллиотт: «На каждом шагу слышишь: узкая специализация – ключ к успеху и движению по службе. Правда ли это, по-вашему – или остается еще на белом свете место для всесторонне образованного человека из эпохи Возрождения?» – Спрашивает Камерон Ройбен из Сиэттла (Cameron Reuben, Seattle).

Нассим Талеб: Нет, специализация вредна. Всякая специализация – особенно узкая специализация – неизбежно делает человека уязвимым, «хрупким»: он может утратить всякую связь с живой жизнью. Журналы пестрят россказнями об узких специалистах, добившихся успеха. Рассказов противоположного свойства журналы не печатают… Но узкий специалист – кандидат на кладбище зарытых талантов, а это необъятное кладбище.

Не знаю, что именно зовет Камерон… трудно сказать, каким видится ему всесторонне образованный человек из эпохи Возрождения. Скажу иначе: наши знания отнюдь не намного расширились по сравнению с тогдашними. Люди просто не желают понимать, что им намеренно внушают обратное – посредством общественных наук, плодящих несметные статьи, несчетные книги, которые твердят: наши знания умножились донельзя!

Не согласен с этим. Почитайте Сенеку – сами увидите: ни в области этической, ни в иных смежных областях мы не сделали с тех пор особо значительных шагов. Да ведь и в математической комплексной области мы не очень-то двинулись вперед; а значит, быть всесторонне образованным человеком – такими лет пятьсот назад были многие! – по-прежнему возможно.

Майкл Эллиотт: Кенни Смит из Бостона (Kenny Smith, Boston) cпрашивает: «Какие вопросы интересуют вас ныне всего больше?»

Нассим Талеб: Первая из двух моих сегодняшних задач – развить идею «противоударности». Это задача номер один: сформулировать нужные определения, пояснить, каким образом «черные лебеди» способны принести нам пользу.

Но гораздо более важно, по-моему, отыскать решение другой задачи, с нею сопряженной: отчего мы, человеческие существа, отрицаем способность естественных систем к самообустройству?

Мы ведем себя так, словно без нас и планета вращаться прекратит – и в этом огромная ошибка наша. Пичкайте людей медикаментами, пичкайте – мы не можем ждать милостей от Матери-Природы, мы ее переплюнем! Да, мы убеждены, будто человек умнее Природы – водится за нами такой грех.

Вот и работаю, решаю задачу: как образумить человека, сбить с него старинную спесь и заменить ее чем-нибудь менее вредоносным?

Майкл Эллиотт: Отлично! Благодарю, Нассим, за то, что заглянули к нам. Очень приятно было повидаться вновь.

Нассим Талеб: Благодарю вас. До свидания.

Нассим Николас Талеб

Нассим Николас Талеб — американский экономист и трейдер. Основная сфера научных интересов — изучение влияния случайных и непредсказуемых событий на мировую экономику и биржевую торговлю, а также механизмы торговли производными финансовыми инструментами.