В Украине нет сегодня ни одного политика, которому бы могли поверить хотя бы 2% населения страны. Если применить все политические технологии, вылить на уставший ум людей море дезинформации и выдать на предвыборном участке продуктовый набор, то, вероятно, одного политика, который осилит 10% голосов украинского народа, найти и можно будет, но не больше. Если же все делать по-честному, то самому лучшему из них (кто бы это мог быть) не дадут в базарный день и 5%. Почему вот мы написали про базарный день – потому что, скорее всего, никто на следующие выборы вообще не придет. Когда сообщали, что на последних выборах в Чернигове явка избирателей составила около 12-15%, то цифру эту сильно преувеличивали. Честный предвыборный ценник нашему политическому бомонду сегодня – явка в 10%, не больше. И этим все сказано. Если какой кандидат у этих 10% пришедших на выборы избирателей сможет набрать всяческими махинациями аж еще 10%, то делу это все равно никак не поможет, потому как по-честному за него проголосует всего 1% украинского народа. Точка. Такое у нас сегодня доверие к власти.

Политиков у нас больше нет. Есть барыги, аферисты, шизофреники… кто хотите, но политиков в сегодняшней украинской власти нет. Они грабят нашу Родину самым бесстыдным образом, потому как понимают, что времени у них осталось совсем мало. Украинский народ все видит, все понимает. К тому же это не сложно. Наших жуликов видно невооруженным глазом, настолько они шиты белыми нитками. Украинский народ от них смертельно устал, но что делать – не знает, потому как украинский народ в действительности очень добрый. Чтобы пойти и кому-то набить лицо или убить, не дай бог, – да вы что! Тут никогда такого не было, и даже в голову никому прийти не могло. Помню разговор двух киевлян несколько лет назад в сквере перед университетом Шевченко: «Ты представляешь, человека ограбили прямо на Пушкинской, когда такое в Киеве было?». Смешно сегодня такие разговоры вспоминать, скажете вы, и будете неправы. Киевляне не изменились. Пойти кого-то побить или, не приведи господь, в живого человека из винтовки выстрелить – это не к нам. Кто же всем этим в городе занимается, спросите вы? Футбольные хулиганы. Или, проще говоря, шпана с Троещины 17-18 лет от роду. Назвать их киевлянами не повернется у порядочных людей язык. Их совсем не много – тысяча, от силы – две, не больше. Была бы в Киеве милиция, их бы давно уже отвели в детскую комнату. Но милиции у нас больше нет, а потому шпана эта буйствует на улицах города.

Светлое «завтра» наступит зимой, когда на улице стукнет 20 градусов мороза, а картошка будет стоить 20 гривен.

Народ устал от шпаны в парламенте, от шпаны на улице, от барыг в правительстве. Народ на всю эту шваль очень зол, но по доброте своей пока сидит молча, не бить же их, хотя… Есть во всей этой лирике одно «но». Украинский народ много лет был бедным. Но это было раньше. Сейчас, после того, как шпана пришла к власти, он стал нищим. А завтра, если так будет и дальше продолжаться, украинский народ станет голодным, потом холодным, а потом… вот потом он таки сможет шпане этой набить наглую «харю». Когда наступит это светлое «завтра» – не ясно, но только с одной стороны. С другой стороны, все абсолютно ясно. Светлое «завтра» наступит зимой, когда на улице стукнет 20 градусов мороза, а картошка будет стоить 20 гривен. Скажете, такое в Украине невозможно, ведь у нас всегда тепло, а картошку продают по 5 гривен. К сожалению, в Украине сегодня все возможно. Если возможно, что банда сопляков может штурмом взять любой суд в городе на глазах у ковыряющейся в носу милиции, то морозы в 20 градусов в Украине – штука не менее реальная, а про картошку в 20 гривен и говорить не приходится. Нефть дорожает, барыги в правительстве воруют, а значит, цена на бензин вырастет. А это уже означает, что крестьяне объявят новые цены на свою картошку – и чем холоднее будет, тем дороже будет картошка.

Народ устал. Вы знаете хоть один другой народ в Европе, который бы поголовно запасался на зиму картошкой, рыл погреба у себя под домом. Ну скажите, в какой такой Праге или Варшаве вы видели по соседству с жилыми домами погреба. За картошкой люди там ходят в магазин – и другого быть не должно, но только не у нас. У нас же роют эти проклятые погреба – и чем дальше идет наша демократия, тем больше роют погребов. Политическая апатия в обществе наступила тотальная. Никому люди больше не верят, в хорошее не верят, запасаются на зиму картошкой и думают не дальше завтрашнего дня.

Политической оппозиции в Украине просто не существует.

В каждой нормальной стране существует политическая оппозиция. Это такие политики, которые могут заменить тех политиков, что пребывают во власти, если те не справились со своей работой. Так вот, у нас таких нет. Политической оппозиции в Украине просто не существует. А это значит, что у украинского народа нет выбора иного – кроме шпаны с Троещины в военных «трениках» и с балаклавой на голове, никаких других политиков нам не светит. Народ от таких политических деятелей устал, но народ наш мирный, и потому править, похоже, шпане с Троещины нами удастся многие годы, как Чингисхану Монгольскому когда-то. Кто же против этих монголо-татар с Троещины поднимется-то? У всех дети, семьи, а на шпану эту жуткую страшно смотреть. Разрисованные, дико стриженные, бородатые, глаза безумные, чуть что – кричат о врагах разных, намекая и на твою возможную неблагонадежность. У всех семьи, у всех дети. А потому все роют погреба и запасаются картошкой на зиму, вот такая у нас картофельная монголо-татарская демократия. А народ устал – ой, устал…