Несколько месяцев назад с большой информационной помпой у нас попытались продать Одесский припортовый завод – один из крупнейших и самых прибыльных последних крупных промышленных объектов на территории страны. Все окончилось, как всегда, жутким фарсом и нулевым результатом. Завод все там же и все в том же абсолютно мутном состоянии – грабится кем-то из нашей власти. С одной стороны, разные общественно-политические деятели заявляют, что Одесский припортовый стоит миллиард долларов, а с другой стороны, предприятие показывает в основном убытки, изредка размешивая их небольшой прибылью. За прошлый год прибыль составила около 10 миллионов долларов, но за позапрошлый год убыток превысил 80 миллионов долларов. Предприятие все же, наверное, прибыльное, если его не грабить. Какой может быть его реальная прибыль – тайна за семью замками, и если мы эту тайну познаем, то поймем, сколько же из него сейчас крадут денег.

Вопрос – какой иностранный инвестор захочет купить украинский химический завод, работающий на русском сырье, во время проведения антитеррористической операции, да еще и за абсурдно высокую сумму.

Самое смешное то, что работать Одесский припортовый завод без русских не может. Это у нас в промышленности часто так бывает, потому как промышленность всю нашу построили коммунисты, а они строили тогда, когда все мы были советскими – и русские и украинские. Так вот, Одесский припортовый является конечной точкой огромного аммиакопровода Тольятти – Одесса. Тольятти, для тех, кто не знает, – это в России, с которой у нас сегодня идет антитеррористическая операция. Иными словами, химический завод в Одессе сделан был для экспорта всякой химии, которая сегодня по большей части приходит из России. Российских инвесторов к покупке предприятия не допустили ни под каким соусом, даже если у них бы имелся 1%, к примеру, в австрийском инвесторе, который бы захотел приобрести пакет акций. Вопрос – какой иностранный инвестор захочет купить украинский химический завод, работающий на русском сырье, во время проведения антитеррористической операции, да еще и за абсурдно высокую сумму. Ответ – никакой иностранный инвестор в здравом уме такого сделать не захочет. Именно так оно и произошло. Аукцион по продаже провалился с большим треском.

Ну и совсем напоследок стоит заметить, что на предприятии висело множество всяких проблем – от кучи судебных претензий до кучи всяких присосавшихся к нему общественно-депутатских деятелей. Незадолго до аукциона группа депутатов и общественных активистов при поддержке батальона добровольческой пехоты, усиленного несколькими добровольческими броневиками и батарей добровольческой артиллерии, штурмом взяли здание суда, где украинская власть пыталась разобраться в том финансовом бардаке, который царил на предприятии. Украинские правительственные войска и полиция здание суда пытались некоторое время оборонять, но под натиском превосходящих сил противника отступили. Если какие сумасшедшие инвесторы из Австрии там или Америки до этого еще и имелись, то после штурма суда даже у них желание покупать столь непредсказуемый актив отпало.

После столь блестящей приватизации Одесского припортового завода наши власти решили развить успех на приватизационной ниве, выставив на продажу следующую партию крупнейших предприятий страны в количестве пяти штук. Мы не сможем в деталях описать ситуацию со всеми пятью предприятиями, а ограничимся двумя смежными и в одном городе расположенными. Речь пойдет о Турбоатоме и Электротяжмаше, которые находятся в городе Харькове. Оба они были основаны коммунистами в годы первых советских пятилеток и являлись одними из самых крупных, каждый в своей отрасли, в мире. Еще какие-то 30-40 лет назад они с легкостью выигрывали тендеры на мировой арене у американского Westinghouse. Сейчас об этом смешно даже вспоминать. От обоих флагманов коммунистической индустрии остались разве что жалкие и очень бледные тени, которые сегодня гордо именуется стратегически важными для экономики и безопасности Украины предприятиями. В обоих предприятиях, как и в Одесском припортовом, существует русский вопрос. Как в том романе: если русские есть, значит и вопрос русский есть. Это у нашего правительства русских по документам нет, а у Турбоатома с Электротяжмашем русские есть в качестве покупателей и поставщиков. Причем без них и ни туда, и ни сюда, ведь корни-то у заводов общие – коммунистические. Как на заводе сейчас решают свой русский вопрос – не ясно, наверное, оформили их казахами, а правительство смотрит в другую сторону, типа не замечает, что казахи-то русские.

Был 25 лет назад в Харькове крупнейший в Европе турбинный завод, а теперь есть в Харькове крупнейший в Европе рынок, правда, очень блошиный, но все же рынок.

Но проблемы с русскими это только начало беды. Главная беда в другом. Предприятия эти не продавать надо, а спасать, потому как они практически при смерти. Оба завода невероятно наукоемкие, при них имеются конструкторские бюро и всякие другие научные органы, должные предприятия эти держать на плаву научно-технического прогресса, который ревет и стогнет семимильными шагами. Скажите, откуда в Украине сегодня инженерно-технические кадры? Последние серьезные преподаватели сопромата уже давно либо уехали, либо умерли, либо торгуют трусами на рынке Барабашова, крупнейшем в Европе. Это у нас в Украине такое вот развитие получилось за годы независимости. Был 25 лет назад в Харькове крупнейший в Европе турбинный завод, а теперь есть в Харькове крупнейший в Европе рынок, правда, очень блошиный, но все же рынок. Основная масса сотрудников на заводе, особенно те, кто инженеры и разработчики, они сильно преклонного возраста будут. Еще, наверное, все напропалую коммунисты, потому как им тогда лучше жилось. Цинично выражаясь, их еще может лет на пять хватит, а потом все… Построят потом на заводе торгово-развлекательный центр Турбоатом. Вот на заводе Большевик в Киеве уже давно такой отбахали, он так и называется – Большевик, пока еще. То, что мы за пять лет не успеем подготовить научно-техническую смену, это точно. Можно выразиться еще точнее – мы уже никогда не сможем подготовить инженеров на такие заводы. Те считанные, которые чудом смогут сами выучиться, из Украины к черту уедут, как только выучатся, нечего им здесь делать.

Так вот, возникает вопрос: что и кому наши гениальные власти собираются приватизировать? Мы еще совсем забыли про то, что у нас война. Если вы найдете хоть одного инвестора в мире, который будет что-то покупать, когда у нас война, то нам будет от этого невиданное удивление, потому как таких не существует в природе. То есть, одной рукой наше правительство зазывает инвесторов на нашу грандиозную приватизацию, а другой самые яркие представители нашей власти не вылазят из телевизора, крича во всю глотку о том, что у нас война, дабы все инвесторы слышали, даже если они абсолютно глухие. Как, вы еще не слышали, что у нас война, дорогой инвестор? Так послушайте меня очень внимательно – у нас войнааааааааа…

Вы за нашу власть не волнуйтесь. Они этот МВФ со всякими американскими и германскими бюрократами вокруг пальца с большой легкостью обведут.

У кого-то тут не все в порядке с логикой. Логики в действиях нашего правительства, кажется, нет. Или она есть, просто какая-то особая логика. Все эти предприятия в действительности прибыльные, очень прибыльные, ведь в них когда-то вложили труд и ум целой страны. Они уже на излете, на последнем практически дыхании, но в них еще теплится жизнь и из них все еще капает прибыль, только не в бюджет, а в большой чужой карман. Если бы в бюджет, то мы бы увидели серьезную бухгалтерскую прибыль, а мы её не видим. При этом каждое такое предприятие курирует какой-то общественно-политический деятель очень высокого полета. Они просто довыжимают из заводов этих последние их соки, а потом откроют на их месте стратегические торгово-развлекательные центры. Приватизировать их, то есть попробовать спасти тех, кто еще дышит – этого от них требует МВФ и западная финансовая общественность, которая в ужасе от того, что с нами будет потом, ведь им придется нас потом содержать. Но вы за нашу власть не волнуйтесь. Они этот МВФ со всякими американскими и германскими бюрократами вокруг пальца с большой легкостью обведут. Аукцион приватизационный объявят, такого там наворотят, что ни один нормальный инвестор не явится. А если какой ненормальный инвестор явится, так они ему в ухо так дунут, что у нас война, – и он сбежит. Не обращайте на приватизацию никакого внимания и не делайте себе по этому поводу волнения. Ничего нашего стратегического иностранцам, или не дай бог русским, не продадут. Все сами украдут, а потом с землей сравняют в качестве фундамента, на котором возведут торгово-развлекательный памятник «Турбоатом».