«Шевроле» в Америке — пожалуй, одна из самых бюджетных марок, в модельном ряду которой найти машину стоимостью больше 30 тысяч долларов было невозможно. Речь об обычных легковых автомобилях. Ведь они также производят легендарный внедорожник «Suburban» размером с хорошую «Газель». Тот может потянуть и на 45 тысяч долларов, но ведь и металла в него идет, как в три обычных машины. Это даже не джип, а, скорее, внедорожный автобус. Если же мы говорим о народном американском автомобиле марки «Шевроле», то он будет стоить до 20 тысяч, если он маленький, 20 тысяч – если он не маленький, и 25 тысяч – если он большой. Плюс-минус несколько тысяч долларов в зависимости от комплектации.

Однако недавно в модельном ряду «Шевроле» появилась новая машина стоимостью далеко за 30 тысяч долларов – это электромобиль «Вольт». В базовом варианте он стоит больше 33 тысяч долларов, с легкостью взбираясь до почти 38 тысяч в топовой комплектации. Находящийся в том же классе «Шевроле Круз» обойдется в пределах от 18 до 22 тысяч долларов в зависимости от «начинки». Но главное отличие «Круза» от «Вольта» заключается в том, что у него нет электромотора. Вот за эту радость – электромотор – и требуется заплатить лишних тысяч 15 долларов. Электромотор, кстати, небольшой, и пользы от него особой нет. Проехать на нем можно не больше 50 миль, затем его нужно заряжать. Но у «Вольта» есть и обычный двигатель внутреннего сгорания, который, когда у вас закончится электричество, отвезет вас, куда вам надо, но уже на бензине.

Чтобы полностью вернуть вложенные 15 тысяч долларов, надо будет проехать 446 тысяч миль (713 тысяч километров).

Итак, привилегия ездить на более дешевом топливе – электричестве – обойдется на старте в сумму, равную 15 тысячам долларов. Сколько же стоит новое топливо? Вопрос, который за всем гамом, наделанным в деловом мире электромобильным пионером Элоном Маском, несколько затерялся. Электричество – оно не бесплатное, оно стоит денег. Один американский экономист первым посчитал, сколько стоит эксплуатировать электромобиль в сравнении с обычной, бензиновой, машиной. В качестве образца для подсчетов взяли именно «Вольт», как первый массовый американский электромобиль. Чтобы совершить сто миль пробега, потребуется 27 квт часа электрического топлива. В среднем на территории США 1 квт час стоит 0,12 доллара, хотя в действительности все здесь намного сложнее, потому как стоимость электричества в Америке – отдельный и очень сложный мир, но об этом ниже. Таким образом, стоимость 100 миль, проеденных на электричестве, обойдется в 3,24 доллара. Дабы одолеть те же 100 миль в смешанном цикле, бензиновому «Крузу» понадобится приблизительно 3 галлона топлива (около 10 литров). Сегодня средняя стоимость галлона бензина на территории США составляет 2,2 доллара. Таким образом, бензиновый брат «Круз» потратит на проезд 100 миль 6,6 долларов против 3,24 долларов «Вольта»– в два раза больше. За такую роскошь при покупке автомобиля надо выложить лишние 15 тысяч долларов. Проехав на электромобиле 100 тысяч миль (160 тысяч километров), вам удастся сэкономить 3 360 долларов. Чтобы полностью вернуть вложенные 15 тысяч долларов, надо будет проехать 446 тысяч миль (713 тысяч километров). Для всех, кто понимает толк в эксплуатации автомобилей, абсолютно ясно, что большинство людей меняют машину как раз после первой сотни тысяч миль. Людей, проездивших на машине, особенно такого невысокого класса, почти полмиллиона миль, не существует в природе.

Так где же в этом электромобильном новшестве экономия? Мода на электромобили началась несколько лет назад, когда стоимость нефти пребывала на уровне в 100 долларов за баррель, что означало цену за галлон бензина на заправках страны на уровне почти в 4 доллара. Но люди боялись того, что бензин станет еще дороже, ведь тогда цена на него росла каждую неделю. С другой стороны, автомобильные компании говорили о прогрессе в производстве батарей и другого оборудования, что должно было постепенно уменьшить стоимость электромобилей. На этих финансовых ножницах – дорожающем бензине и дешевеющих электромобилях – и планировалось запустить революцию по переходу с ископаемого топлива на электрическое. Но не случилось. Во-первых, не удалось выполнить планы по производству электромобилей. Для того чтобы достичь точки безубыточности, к примеру, тому же «Вольту» необходимо было продавать в год 50 тысяч машин. Но ничего даже близко подобного сделать не удалось. В первый год продали 22 тысячи машин, во второй год – 24 тысячи. Затем стремительно начали падать цены на бензин, и финансовая составляющая стала просто катастрофической, что и было проиллюстрировано выше. Революционные планы стали проваливаться.

Немаловажным фактором во всем происходящем являлся вопрос – а как далеко на такой машине можно уехать? У «Вольта» решение этого вопроса было простым, ведь у него имелся и обычный мотор, который всегда можно заправить на ближайшей заправке. Но в таком случае ни о какой экономии средств речи не велось. Маркетологи яростно защищали идею, что большинство людей в стране в течение одного дня редко ездят больше 50 миль, а именно на столько хватало зарядки. Но такие люди и на топливо тратят немного, ведь ездят мало. Вопрос заправки электричеством где-нибудь в городе как не был решен, так и не будет в ближайшее время. Лишь в очень немногих местах Калифорнии, где проживает много продвинутых жителей, уже купивших электрические машины, частично этот вопрос решен. В итоге за кабель подзарядки там буквально дерутся, и таких островков электричества в масштабах огромной страны сегодня не больше, чем колодцев с водой в Сахаре.

Новая модель «Вольта», которую выводят на рынок, будет иметь больший запас электрического хода, но ездить на такой машине из города в город все равно невозможно. Придется в любом случае покупать бензин. К тому же важным препятствием на пути развития электромобильной революции стала огромная, возникшая ниоткуда, конкуренция. Компаний, выпускающих электромобили, стало очень много. Чтобы приносить прибыль, всем им необходимо достичь определенного уровня продаж, но при таком количестве игроков на рынке это просто невозможно. Слишком большое количество производителей гоняются за слишком маленьким количеством покупателей. К тому же на рынке имеется более выгодное предложение – гибридные машины, которые показывают гораздо лучшие финансовые результаты. За такой автомобиль нужно заплатить всего лишь на 6-7 тысяч долларов больше, и отбить эти вложения, экономя на бензине, легче, не имея при этом вообще никаких сложностей с заправками. Если же речь идет о европейском рынке, то там выгоднее просто установить на автомобиль газовое оборудование стоимостью в тысячу долларов, и цена топлива лично для вас упадет в те же два раза, что и в случае с электричеством, но процесс этот будет простым и дешевым.

В этом случае достаточно просто перевести машины на природный газ, и все проблемы решатся быстрее и проще, нежели толкать неподъемную электромобильную революцию.

Когда те, кто продвигают электромобильную революцию, начинают апеллировать к идеям о том, что таким образом мы боремся за чистоту воздуха, потому как уменьшаем вредные выбросы выхлопных газов в атмосферу, они говорят не совсем правду. Электричество тоже нужно выработать, и вырабатывается оно на электростанциях, многие из которых работают на угле, мазуте и ядерном топливе. Все эти виды топлива загрязняют окружающую среду не меньше бензина, а уголь — даже больше. Если они действительно так озабочены чистотой окружающей среды, то самым чистым топливом является природный газ. В этом случае достаточно просто перевести машины на природный газ, и все проблемы решатся быстрее и проще, нежели толкать неподъемную электромобильную революцию. Люди начнут платить за роскошь передвижения автомобильным транспортом вдвое меньше, а в окружающую среду попадет меньше загрязнений. Но по какой-то странной причине в США – мировом лидере в вопросах развития новых технологий – машин на природном газе нет, не существует в производстве. В Украине, Польше и многих других странах Европы таких уже большинство, а в Америке их просто нет. Зато американский народ мучают электромобилями, которые в два раза дороже, чтобы достичь того же финансового результата, что и обычная газовая установка. У нас в стране её, кстати, можно приобрести и установить за 500 долларов.

Электромобильное дело оно, конечно, странное. Рассчитывали его, наверное, на тот случай, когда цена нефти дойдет до 150 долларов за баррель (сегодня пока ещё 50 долларов). Цена электричества в таком случае, кстати, также вырастет, так что придется ждать уже 200 долларов за баррель. Будет ли нефть когда-нибудь стоить таких денег, вопрос спорный. А если и будет, то через сколько лет. Доживут ли электромобилисты до той поры? Пока единственной компанией на плаву является «Тесла», но её машины прочно заняли нишу модных автомобилей для модных людей. Стоимость «Теслы» больше самого дорогого «Мерседеса». И даже она, «Тесла», до сих пор убыточна, без каких-либо перспектив в ближайшие годы порадовать своих акционеров хоть какой-нибудь прибылью. Время покажет, нужен ли нам электромобиль, но решающую роль в этом вопросе по-прежнему будут играть цена нефти и финансовая составляющая.