Власти Кении объявили о закрытии в конце текущего месяца самого большого в мире лагеря беженцев — Дадааб, расположенного на границе с Сомали и ставшим домом для сотен тысяч людей, убежавших от голода, нищеты и войны. По другую сторону границы, в Сомали, в портовом городе Кисмайо также живут беженцы в 86 лагерях.

Для многих Дадааб, с его лачугами из палок, тентов, кусков полиэтилена и материи, стал настоящим домом, который они не покидали многие годы, но где получают еду, воду и медицинское обслуживание. На сегодня беженцам предлагают незначительную, по меркам развитого мира, но существенную для не имеющих вообще ничего людей, финансовую помощь в размере 200 долларов на члена семьи по убытии и столько же по прибытии в Сомали. Однако на условия добровольного переселения согласились пока что только 25 000 человек.

Власти Кении оправдывают свое решение тем, что 25 лет — достаточный срок для предоставления убежища сотням тысяч людей, однако правозащитные организации настаивают хотя бы на более длительном периоде ликвидации огромного лагеря.

Спешку властей Кении можно объяснить грядущими в Сомали выборами и возможной активизацией исламистского военизированного движения Харакат аш-Шабаб. На данный момент Сомали очень медленно обретает черты федеративного государства после многих лет политического хаоса и войн, однако в стране по-прежнему царит разруха — отсутствует работа, дети не получают образование, а население в целом лишено доступа к медицинским услугам. Представители властей отмечают, что будут рады возвращению своих сограждан, однако ничем не смогут им помочь, выражая надежду на помощь ООН, правозащитных и благотворительных организаций. Существует также реальная опасность радикализации тех, кто вернувшись домой не сможет найти средств к существованию и станет жертвой вербовщиков джихадистов.

Несмотря на жесткие сроки, установленные властями Кении, на сегодня в лагере Дадааб проживают сотни тысяч людей, которых не удастся переселить в Сомали до конца месяца, а потому намеченный план уже срывается, и беженцы каждый день живут в страхе быть депортированными и одновременно надеются, что ситуация изменится в лучшую сторону, и им будет позволено остаться в лагере Дадааб, который часто называют тюрьмой, ставшей домом для сотен тысяч.