Новости с Ближнего Востока становятся все туманнее и туманнее. Напомним, что после эпических по масштабу, продолжительности и размаху переговоров между США и Российской Федерацией было подписано соглашение о прекращении огня. В понедельник прошлой недели оно вступило в силу, но уже к концу недели произошла целая цепочка событий, за которыми последовали громкие заявления. После всего этого люди, в Ближнем Востоке не очень сведущие, могли бы подумать, что все пропало. Перемирие рухнуло, и вновь началась война. Но наступила опять неясная тишина, а новости, поступающие из региона, противоречивы, как никогда. Что же в действительности там происходит?

Первое, что можно констатировать даже в отсутствии надежных новостей, что серьезная война пока не возобновилась. Противоборствующие стороны неделю не вели никаких боевых действий, но напряженно к ним готовились, перегруппировывались, подвозили топливо и боеприпасы. По логике любой войны, после окончания передышки подготовленные противники с новыми силами должны были ринуться в бой, дабы перехватить стратегическую инициативу. К тому же война перед началом перемирия замерла в самой своей критической точке – правительственные войска окружили повстанцев в Алеппо и перерезали им пути снабжения. Это все равно, что остановить на неделю Сталинградскую битву в самый важный момент, а потом разрешить противникам её продолжить. Если бы война возобновилась всерьез, поступали бы новости о сотнях убитых и тысячах раненых, ковровых бомбежках авиации, танковых сражениях, ракетных обстрелах и постоянной работе артиллерии. Войска Башара Асада попытались бы прикончить окруженных повстанцев, а те попытались бы прорвать кольцо окружения. Начался бы настоящий Сталинград. Но пока ничего подобного не слышно. Самым большим боестолкновением за последние дни оказался обстрел деревни, находящейся под контролем оппозиции, в ходе которого со слов оппозиции погибло 10 человек. Со стороны сирийских правительственных сил появилось сообщение о том, что террористы сбили их самолет. В принципе, это все. Для такой немалой и очень жестокой войны на самом её пике это немного.

Если бы турецкое руководство имело понимание, что перемирие провалилось и вот-вот начнется полномасштабная и крайне жестокая война, то вряд ли бы они двинули в этот ад свои сухопутные силы.

Второй немаловажный фактор — это действия Турции на севере Сирии. Несмотря на то, что перемирие висит на волоске, а обе стороны конфликта уже заявили о его окончании, турецкое командование уверенно объявило о расширении своего военного присутствия в Сирии. Иными словами, турецкая армия смело двинулась вглубь территории страны, направляясь в самое что ни на есть осиное гнездо различных джихадистов и исламистов. Если бы турецкое руководство имело понимание, что перемирие провалилось и вот-вот начнется полномасштабная и крайне жестокая война, то вряд ли бы они двинули в этот ад свои сухопутные силы. Ни одна страна в мире, даже смелая Турция, не пошлет сегодня в Сирию своих солдат, потому что там творится безумие. Там добрая сотня тысяч самых отпетых исламистов в мире отрезают любому попавшему в их руки солдату, даже мертвому, голову и показывают все это потом по телевизору.

Из всех мировых политических деятелей, сделавших заявления о ситуации в Сирии, самым откровенным оказался министр иностранных дел Франции. Он заявил, что перемирие, конечно, невероятно хрупкое, но другого выхода у западной цивилизации нет. Перемирие в Сирии – последний и единственный на сегодня луч надежды, дабы покончить с ужасом Исламского государства. Французский политик понимает ситуацию, пожалуй, так хорошо, как никто иной. Во Франции введен наивысший уровень террористической угрозы за всю историю государства. Таких мер предосторожности в стране не предпринимали даже во времена войны в Алжире. Именно во Франции проживает наибольшая мусульманская община в Европе, а большинство мусульман – выходцы с Ближнего Востока. Сколько сейчас в стране замаскированных исламистов, готовых завтра подорвать себя в центре Парижа, трудно даже представить. Силы безопасности Франции работают на износ, каждый день в стране арестовывают десятки подозреваемых. Армия приведена в полную боевую готовность. Парижу мир в Сирии нужен не меньше, чем людям в Сирии, а не то у них самих может начаться Сирия.

Президенты США и России обменялись обвинениями в адрес друг друга. Пресса двух стран также высказывает всякое разное взаимное и не совсем точное. Но это, в принципе, ничего не значит. И те, и другие занимаются пропагандой у себя дома и на международной арене, а к реальному положению дел пропаганда не имеет никакого отношения. Вот французский министр молодец, он говорит правду, потому как страна его сидит на бочке с исламским порохом, в то время, как и русским, и американцам до такой крайности еще далеко. Хотя США, наверное, к исламским неприятностям намного ближе будут. На днях молодой афганец взорвал самодельную бомбу – несерьезную такую, абсолютно любительскую. Поранило 29 человек – не ранило, а именно поранило, ведь бомба была игрушечная. Но надо было видеть, что произошло в Нью-Йорке. Десятимиллионный город встал, в него чуть ли не ввели армию и не провели полную эвакуацию с мобилизацией.

Пока в Сирии все еще перемирие – хрупкое, хлипкое, на ладан с трудом дышащее, но оно еще там. И оно может выжить, потому как слишком много людей в мире от него слишком сильно зависят. И русский, и американский, и турецкий, и французский, и очень многие из сирийского народа только того и хотят, чтобы перемирие состоялось. А если так много людей этого хотят, то очень вероятно, что так тому и быть.

Иван Пырьев