В ноябре прошлого года в Хорватии прошли выборы, которые ничем не закончились. Результаты выборов привели страну в еще больший тупик, нежели тот, в котором она пребывала до их проведения. Очень похоже на Украину. Если у нас завтра пройдут выборы, то мы окажемся в еще большем болоте, чем сегодня, потому как у руля останутся те же, но в слегка ином раскладе, однако хаос в стране увеличится многократно, ведь наши избранники вновь начнут бороться за места под солнцем, создавать коалиции, убиваться за должности… В Хорватии уже много лет не прекращается экономический кризис, тот самый, что начался в Европе летом 2008 года. За 6 лет страна потеряла восьмую часть экономики. Затем, в конце 2014 года, падение ВВП удалось остановить, и в 2015 году даже начался рост, который, однако, так и не смог взять планку в 1%. Хорватия сегодня изо всех сил дует на свою экономику, дабы этот чисто символический подъем ВВП не прекратился. Однако, похоже, что политики все же сделают свое черное дело и страна начнет новый виток экономического падения, потому как политики, пришедшие сегодня в Хорватии к власти, являются националистами, а эти люди, как доказано историей, в экономике не разбираются и ей не занимаются. Они обычно приходят к власти, когда в стране все плохо, обещая людям сделать все хорошо. Врут безбожно. В таком положении, в каком сейчас находится Хорватия, националисты – это все равно, что поливать бензином костер, желая его потушить.

Бардак начался на следующий день после выборов. Политический бомонд бросился лепить из себя правящую коалицию и правительство. На эту лепку ушло 76 дней – невиданный срок по всем мыслимым и немыслимым меркам. В политической истории Хорватии такого еще не было – два с половиной месяца страна оставалась без власти. В Украине, кстати, случись здесь завтра выборы с тем же набором деятелей на политической арене, мы с легкостью побьем хорватский рекорд. Наш бомонд может по коалиции вообще не договориться, судя по их сегодняшним взаимоотношениям. Несложно догадаться, что созданное по результатам этих торгов хорватское коалиционное правительство, является правительством политических инвалидов, которые, однако, готовы друг с другом подраться при малейшем поводе. Уже через неделю после начала работы нового кабинета из него со скандалом выперли одного из министров за обман со своим роскошным домом. Это тоже рекорд – такого в стране еще не было. Пост премьер-министра стал местом самого ожесточенного сражения между двумя главными партиями, сформировавшими коалицию. В результате этого сражения на посту оказался беспартийный и нейтральный человек. Страна же фактически осталась без премьер-министра.

В Хорватии уже много лет не прекращается экономический кризис, тот самый, что начался в Европе летом 2008 года.

Главу правительства зовут Тихомир Орешкович, и хорватом его можно считать чисто технически, хотя у него и есть хорватский паспорт. С первых лет своей жизни Орешкович жил в Канаде. Он построил успешную карьеру в фармацевтической индустрии, откуда и отправился в хорватскую политику, когда жизнь в бизнесе ему, очевидно, наскучила, а финансовых средств там заработанных хватит уже не только ему, но и его внукам. Реальную власть в государстве у нейтрального канадского премьер-министра тут же отобрали два его вице-премьера – заклятые враги по отношению друг к другу. Один из них представляет националистов, другой – умеренных технократов. Первому на экономику плевать, он весь в национализме – ему бы вернуть Боснию в лоно Великой Хорватии, насолить извечным сербским врагам, где только возможно, и вообще, Хорватия превыше всего. Другой пытается что-то там вдохнуть в лежащую на дне экономику, но в действительности оба заняты по большей части войной друг с другом. Канадский премьер тем временем наслаждается своим статусом и должностью, ездит по заграницам с государственными визитами и в конфликты бурные не вмешивается.

Нейтральный премьер-министр из Канады Тихомир Орешкович

Нейтральный премьер-министр из Канады Тихомир Орешкович

И вот на фоне этого непрекращающегося хаоса в состав нового правительства на пост министра культуры попадает человек, репутация которого поставила волосы дыбом даже на голове главного редактора такого консервативного издания, как Foreign Policy. Этот журнал, основанный самим Самюэлем Хантингтоном, принадлежит газете Washington Post – рупору самых консервативных сил США. На другом конце политического спектра находится газета New York Times – самый могущественный представитель либеральных сил США и всего мира. Так вот статью о нацистах в хорватском правительстве напечатала именно редакция консерваторов, а не либералов, дело по американским политическим реалиям неслыханное. Статья эта огромная по размеру и настолько разгромная по содержанию, что равносильна строгому выговору хорватскому правительству от правительства американского. Таков вес серьезных СМИ в США. Интересно, какова будет реакция канадского премьера Хорватии на такой жесткий приговор возглавляемому им правительству со стороны старшего американского брата. Очевидно, не о том он мечтал, когда решил заняться у себя на исторической родине политикой. Он думал о приемах и пресс-конференциях, где будет рассказывать о достижениях хорватской демократии, осуществленных под его чутким и опытным руководством. Теперь же придется отбиваться от целой тучи еврейских журналистов, коих в американских газетах чуть ли не каждый второй, которые его просто заклюют вопросами о нацисте на посту министра культуры.
 
Так кто же этот человек, который устроил такую бурю в американских СМИ, едва вступив в должность министра культуры Хорватии. Персонаж он, конечно, удивительный. Зовут его Златко Хасанбегович. Мало того что он является самым ярым нацистом в Хорватии, так при этом он еще и мусульманин, единственный мусульманин в составе хорватского правительства. Здесь нужно сделать небольшую историческую справку. Независимое государство Хорватия было создано в 1941 году, после нападения Германии на Югославию. Тогда в состав вновь созданного государства входила не только территория современной Хорватии, но и территория современной Боснии. Именно это территориальное образование многие ярые националисты в наше время и считают подлинной, Великой Хорватией. А босняков они считают хорватами, принявшими в свое время ислам под давлением правивших здесь долгое время турок. Созданное в 1941 году хорватское государство было более нацистским по своей сути, нежели гитлеровская Германия. Немецкое командование содрогалась от тех методов, которые использовали хорватские нацисты (усташи) для решения этнических вопросов на своей территории. Евреи, сербы и цыгане пережили геноцид страшнее германского. Самый ужасный концлагерь Второй мировой войны был не немецким, а хорватским. Он назывался «Ясеновац». Независимое государство Хорватия под руководством «поглавника» Анте Павелича воевало на стороне фашистской Германии до самого последнего. Через неделю после смерти Гитлера в 1945 году, «поглавник» Павелич еще бодро руководил боевыми действиями усташей на подступах к Загребу.

Златко Хасанбегович во всех этих исторических перипетиях большой знаток, потому как он историк. Он не просто историк – он мастер переписывать и изобретать историю, причем в ее самых сложных и спорных моментах. Это ему принадлежит теория о хорватском происхождении босняков, в которую он филигранно вписал ислам вместо католицизма. Хорваты ярые католики, именно католическая вера является самым их главным отличием от всех других югославов. Но Хасанбегович на эту абсолютно очевидную деталь чихать хотел. Он пишет свои фантастические труды по истории хорватского народа, больше похожие на произведения писателя Толкина, и не обращает никакого внимания на реальный мир. В Украине сегодня также немало историков-толкинистов, уверенных, что древняя Атлантида была первым украинским царством. Все они молоды, глаза их горят безумием только им открывшихся знаний о величии нации, и что они курят, известно одному только великому богу Перуну, который, очевидно, также был украинцем.

Хасанбегович ярый сторонник того гитлеровского Независимого государства Хорватия, когда в его состав входила и Босния, а всех извечных врагов нации отправляли в «Ясеновац». Он носил кепку усташей и делал разные заявления о величии Анте Павелича, не сильно задумываясь о последствиях. Тогда он был молод и не думал, что судьба занесет его на самый верх политического Олимпа страны, а потому в высказываниях и действиях себя не очень контролировал. Ирония же судьбы заключается в том, что сегодня этот человек (ему сейчас 42 года) в результате возникшего в стране политического бардака превратился в инструмент более умеренных националистов, которым они решили лечить своих оппонентов.

«Поглавник» усташей Анте Павелич.

«Поглавник» усташей Анте Павелич.

У правых в действительности наступил серьезный кризис политического жанра. Придя к власти в стране, они не знают, что делать дальше. Основные проблемы Хорватии лежат в экономической плоскости, но как их решать, националисты не имеют представления. Более того, даже очень опытные в экономическом плане люди вряд ли могут что-либо сегодня в Хорватии изменить для того, чтобы запустить экономику. Страна полностью деиндустриализирована. Больше 70% ВВП это индустрия сервиса, в основном туризм, который, очевидно, достигнув в начале века своего пика, идет теперь в Хорватии на спад и былых высот уже никогда не достигнет. В Европе, да и по всему миру, появилось множество новых направлений (по соседству, к примеру, открылась для туризма Албания), и потому рынок хорватского туризма стагнирует. Нужно искать новые направления развития страны, что для такого небольшого государства (5 миллионов жителей) практически невозможно. К тому же многие специалисты из страны уже уехали на заработки в Западную Европу, что ставит крест на всех возможных экономических начинаниях. Что в таких сложнейших условиях могут сделать националисты, не имеющие об экономике вообще никакого представления, грамотному политику понятно. Они перейдут к махровой демагогии о великом будущем нации, основываясь на ее великом прошлом. Для такого случая на свет божий извлекают историков-толкинистов, которые начинают писать новую историю, основанную на былинном прошлом. А ввиду того, что величайшего развития как территориального, так и военного хорватская нация достигла во времена и с помощью Адольфа Гитлера, то именно этот период берется за основу и обеляется с ног до головы.

Теперь, как шутят некоторые злые языки, хорватское государственное радио и телевидение превратились в «Геббельс FM» и «Геббельс TV».

В то время как новое хорватское правительство с первых дней своего существования погрязло в дрязгах, скандалах и коррупции, министр культуры сразу приступил к делу. За три месяца он сделал на своем посту больше, нежели все остальное правительство вместе взятое. Хасанбегович не ворует, это знают все в стране. Его деньги вообще не интересуют, только национальная идея, ради которой он готов на все. Хасанбегович сразу же лишил государственного финансирования все независимые СМИ и общественные организации, которые не разделяли его политических воззрений, а это большинство хорватской творческой интеллигенции. Затем он устроил зачистку на государственном телевидении и радио почище той, что провели в 1941 году люди, которых он считает подлинными героями нации. Теперь, как шутят некоторые злые языки, хорватское государственное радио и телевидение превратились в «Геббельс FM» и «Геббельс TV». На них идут только программы, отражающие точку зрения националистов или ультра националистов. Затем на литературном фестивале в городе Сплит побратимы господина Хасанбеговича жестоко избили известного хорватского журналиста и писателя Анте Томича – за его левые взгляды на жизнь. Министр культуры избиение это осудил, он все же министр в стране, которая является членом ЕС, но заявил следующее: Томичу вообще лучше следить за своим языком и не говорить вещей, которые могли бы спровоцировать патриотов на такие действия в будущем. Представитель «Репортеров без границ» от такого заявления захлебнулся в ярости, крича, что слышать подобные речи от министра культуры страны, входящей в ЕС, – это неслыханно. Но у Хасанбеговича нервы сделаны из железных канатов, чихать он хотел на всех, кто ему возражает. Вся творческая интеллигенция, которую он выбросил на улицу, бросилась на баррикады, вереща на всю Европу о правах человека, свободе слова и других само собой в Европе понимающихся вещах, но не тут-то было. Министр культуры стоял непоколебимый в своих позициях, не обращая никакого внимания на лепет всяких «Репортеров без границ» и многочисленных других, «левых», с его точки зрения, людей и организаций. За ним стоят хорватские патриоты. В январе, незадолго до своего назначения, он видел, как по Загребу прошли маршем 5 000 ультраправых побратимов, выкрикивая боевой лозунг усташей – хорватский эквивалент немецкого «Зиг Хайль». Для такого небольшого города, как Загреб, пятитысячная демонстрация, да еще столь активных демонстрантов, это очень много.
 
Все это, однако, являлось лишь прелюдией к тому, что Хасанбегович учинил всего через пару месяцев своего пребывания на должности министра культуры. Его друг и союзник по пропагандистскому цеху Яков Седлар сделал документальный фильм о концентрационном лагере «Ясеновац». Этот лагерь является в идеологической войне хорватских националистов за свое честное имя самым большим камнем преткновения. Для всего мира это название стало именем нарицательным, наравне с «Освенцимом» и «Бухенвальдом». И вот Седлар при активной поддержке Хасанбеговича отправился в священный поход по очищению светлого имени хорватских нацистов от всех ярлыков, которые навешали на них евреи и коммунисты. Фильм называется «Правда о Ясеноваце», и в нем утверждается, что погибло в лагере не 100 000 человек, а всего 20 000, и посему его нельзя считать лагерем смерти, наподобие «Освенцима». Его нужно считать просто лагерем, которых во время войны существовало великое множество, и в котором просто умерло 20 000 человек, потому как шла война: у них было плохое питание, а также имелись проблемы со здоровьем.
 
Если читатель потрудится заглянуть в Гугл и посмотреть, что пишут о «Ясеноваце» крупнейшие историки человечества или хотя бы Википедия, то от кощунства Седлара у вас встанут дыбом волосы. Этот лагерь называли балканским «Освенцимом», но его считали намного более ужасным, нежели немецкие концлагеря. Давала о себе знать вековая балканская жестокость. Охранники лагеря на спор отрезали заключенным уши, носы и языки, выкалывали глаза, вырезали сердце. Большинство убийств в «Ясеноваце» произошло не с помощью огнестрельного оружия или «гуманных» газовых камер, а с помощью ножей. Здесь даже придумали специальный нож-перчатку, незамысловатое приспособление в виде кожаной перчатки с приделанным длинным лезвием, что делало убийство человека делом очень простым и удобным. А чтобы отрезать такой перчаткой ухо или палец, достаточно было сделать одно движение. «Ясеновац» был гигантской бойней, где вместо животных психически расстроенные нацисты резали на куски живых людей.

Группа борцов за независимость Хорватии, усташи  отпиливают голову заключенному

Обычная сцена в «Ясеноваце». Группа борцов за независимость Хорватии, усташи из числа охранников, отпиливают голову заключенному. Эти люди были настолько психически нездоровыми, что они не только ежедневно занимались такими вещами, но и фотографировались в процессе.

И вот на презентацию фильма министр культуры Хасанбегович приводит на веревочке весь хорватский кабмин. А по завершении просмотра кинематографическо-исторического шедевра лезет на трибуну, с которой обрушивается на врагов нации – пришло время покончить с табу истории и пролить настоящий свет на наше героическое прошлое. После этого сербские общественные организации (большинство погибших в «Ясеноваце» составляли сербы) и еврейские организации заявили, что не будут принимать участие в памятной церемонии, проходящей на территории лагеря каждый год. Министр культуры Хорватии очень по этому поводу расстроился. Вообще-то он давно заявлял, что памятные эти церемонии необходимо прекратить, не хорватское это событие.

И самые ряженные нацисты рано или поздно всплывут на суд истории, который будет безжалостным.

Как показала публикация в журнале Foreign Policy, мировая общественность все видит и все знает. Основные тезисы нашей статьи взяты именно из американского аналога. Почему же она, мировая общественность, молчит, когда в самом центре Европы к власти приходят откровенные и неприкрытые нацисты, а сколько там сейчас прикрытых нацистов, запрятавшихся за той или иной ширмой, нарядившихся в одежды проевропейских или самых проевропейских демократов. Демократия ведь – старуха, двигается медленно, пока развернется, пока повернется, но вот одно точно – она все видит. И самые ряженные нацисты рано или поздно всплывут на суд истории, который будет безжалостным. А безжалостным он будет потому, что судить их, в первую очередь, будут те, кого они обманули. В случае Хасанбеговича это будет хорватский народ. Ведь жалкое правительство идиотов и националистов окончательно развалит экономику страны. Пострадают люди, простые люди, а когда они поймут, что их обманули, то ярости их не будет предела. И тогда – беги, Хасанбегович, беги!