22-летняя украинская теннисистка Элина Свитолина, приехавшая в Москву на Кубок Кремля, рассказала тамошней прессе, помимо всего прочего, о своем видении войны на Донбассе. Прессу украинскую откровения спортсменки смутили. Особенно в том месте, где она говорит, что 97 процентов жителей Украины не понимают, что происходит на Востоке страны.

После этого, по большому счету, невинного интервью Свитолиной пришлось долго оправдываться. Она в который раз подчеркнула, что гордится тем, что украинка, и что по мере сил будет поддерживать свою страну. Угомонять интернет-сообщество пришлось и спонсору нашей теннисной примы.

В итоге, поднявшиеся было волны штормовой критики постепенно утихли. И буря разыгралась, разве что, в стакане воды.

Собственно, на всем этом можно было ставить точку. Свитолина продолжает успешно выступать в Москве, выйдя уже в полуфинал турнира. Диванная публика забыла о ее наивных словах о войне и выискивает себе новую жертву.

Вроде бы все хорошо. И все довольны. А зря.

Свитолина не должна была оправдываться. Ни в коем случае. Все равно она не сможет стать святее Папы Римского и патриотичнее Тараса Шевченко.

На самом деле, проблемы не было изначально. Ее, эту проблему, создали искусственно, раздув из мухи слона. 22-летняя девушка (акцентируем внимание именно на возрасте), очень редко бывающая в Украине в силу объективных обстоятельств, по определению не может знать досконально ситуацию, сложившеюся на Донбассе. Но она, как гражданка Украины, может иметь на сей счет свое мнение. Даже если оно не совпадает с официальным. Тем более, что эта девушка для страны сделала не меньше нас с вами. В этой связи более уместный и правильный следующий алгоритм: ее спросили – она ответила – все забыли — на этом тема исчерпана. То есть, каждый выполнил свою функцию. Свитолина не должна была оправдываться. Ни в коем случае. Все равно она не сможет стать святее Папы Римского и патриотичнее Тараса Шевченко. Тем более в таком нежном возрасте. Да и перед кем оправдываться?

Идем далее. Если углубиться в тему и рассуждать о том, сколько украинцев понимают, а сколько – не очень – о причинах войны на Донбассе, то можно прийти к неожиданному выводу. Во-первых, у нас до сих пор не война, а АТО. Во-вторых, не все территориально-административные субъекты страны признали Россию агрессором. В-третьих, экономические, дипломатические и прочие «ические» связи между странами не нарушены, не разорваны. Так, лишь немного надкушены. У одного патриота Украины в России бизнес, у другого, самого щирого – завод. У того там сын учится в университете. А в этой – дочь промышляет в театре, причем для этой работы пришлось поменять гражданство. В-четвертых, определенная часть нашей Верховной Рады до сих пор молится московским богам… При желании этот постыдный перечень можно продолжить. Особенно если в теме. Или слишком достало.

Но даже те, кто пытается по разным причинам от всей этой галиматьи дистанцироваться, закутаться в оксидную пленку апатии, все равно прекрасно понимают, кто виноват и что делать. Только не понимают, почему ничегошеньки не делается, и никто из виноватых не наказан.

Так почему же слова взрослого непонимающего ребенка вызывают такое ожесточение, отторжение и желчь? Лишь потому, что наступила на больной мозоль или потому, что на нее удобнее сваливать собственную ересь?

Почему тогда труд условного украинского таксиста или столяра-краснодеревщика на бескрайних просторах 1/6 земной суши не вызывает такого отторжения, как участие отечественных спортсменов в российских проектах?

Теперь по поводу обвинений в «московских заработках». Ну, это вообще моветон. В России осели миллионы наших нынешних и бывших сограждан, зарабатывающие себе на жизнь, кто чем горазд. И это если по мелкому счету. А за 2014-2015 годы лишь 24 украинских спортсмена приняли российское гражданство. Это официальные данные МинМолодьСпорта. Оцените эту пропасть. Почему тогда труд условного украинского таксиста или столяра-краснодеревщика на бескрайних просторах 1/6 земной суши не вызывает такого отторжения, как участие отечественных спортсменов в российских проектах? Только потому, что условного таксиста или столяра знают только в его Жашкове. И что он таким способом поддерживает всю свою большую семью. Как ни парадоксально, но спортсмены туда едут частично тоже не от хорошей жизни. Если бы наши первенства по футболу, баскетболу, хоккею или гандболу были более конкурентоспособными, наши варяги сидели бы дома и не рыпались. Но наш спорт сейчас, как и вся жизнь, откатился до уровня лихих и голодных 90-х, когда играли за сто баксов, а работали за тарелку супа.

Так что не нам решать, где кому играть, и где кому работать. Это индивидуальное право каждого. Есть люди, для которых принципиально не сесть за один стол из россиянином, а есть те, которым все равно, где кушать. Есть футболист сборной Украины Ярмоленко, который никогда не сыграет в чемпионате России, а есть футболист сборной Украины Бутко, сыгравший в чемпионате России. Есть Потап, снимающий свои штаны перед российской публикой на вручении какого-нибудь граммофона, а есть Руслана, снимающая спесь с наших оголтелых горе-патриотов, ставшая совестью Майдана. И такое внутреннее размежевание, часто проходившее через общую кухню, кровать, судьбу или страну, было, есть и будет.

Покуда первые лица государства не начнут называть вещи своими словами. Покуда чувство справедливости будет приравнено к субсидии. Покуда будут видны только чужие ошибки. Покуда, в конце концов, все мы не научимся слышать друг друга.

И вот тогда 97 процентов жителей нашей страны будут понимать, что творится вокруг. И тогда наивные слова молодой девушки о серьезных вещах не будут вызывать ожесточение.

Да и война, которая у каждого своя, это дело молодых, как говорил классик. Лекарство против морщин.