Когда американцам нужна наша помощь, они зовут нас, но когда нам понадобится их поддержка – вспомнят ли они о том, что мы сделали для них? Это говорит женщина по имени Хота Кайдер. Она командир  курдской женской бригады и этот вопрос звучит в головах всех, кто здесь, в иракском Курдистане, борется против Исламского государства (ИГИЛ).

Курды, двадцатипятимиллионный народ, лишенный государственности, живут в богатых нефтью районах Ирака, Турции, Ирана и Сирии. Они славятся тем, что умеют воевать, но уже давно подозревают, что другие страны – особенно США – используют их как марионеток, а потом, когда необходимость в них отпадает, забывают про них.

Иракские курды должны сыграть главную роль в битве за Мосул. Эта битва началась 17 октября и ее возглавляют иракская армия при поддержке США. Хотя некоторые боятся, что за этим последует очередное предательство, многие все-таки верят, что наградой за победу станет независимость – или хотя бы большая степень суверенитета. «Народ Курдистана имеет право на независимость», — заявил Голосу Америки премьер министр иракского Курдистана Ничерван Барзани. «Мы проведем границу своей страны по краю той земли, которую уже освободили».

История курдов – это повесть о предательствах Запада.

К сожалению, для курдов, это зависит не только от них, и никогда не зависело от них. История курдов – это повесть о предательствах Запада. В 1920 году после Первой мировой войны Великобритания, Франция, Италия и Оттоманская империя согласились создать независимое курдское государство. Но три года спустя все они подписали сепаратный договор, которым признали Турцию во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком в ее границах, что оставило курдов без родины.

С тех пор различные курдские группировки пытались – но безуспешно – создать свое собственное государство. В данном случае мы рассматриваем Ирак. В начале 70-х годов, когда эта страна тесно сотрудничала с Советским Союзом, шах Ирана убедил США вооружить иракских курдов, чтобы они могли бороться против иракского диктатора Саддама Хусейна. Однако, через некоторое время Иран свернул свою поддержку, как и Соединенные Штаты, и в очередной раз в своей истории курды оказались преданными.

Спустя 10 лет после исламской революции в Иране, в разгар ирано-иракской войны, американцы стали помогать Багдаду, что означало косвенную поддержку Саддама Хусейна в его многолетней борьбе против курдских сепаратистов. В 1988 году армия Саддама Хусейна использовала химическое оружие и ковровое бомбометание против курдов, в результате чего погибли десятки тысяч мирных жителей.

После американского вторжения в Ирак в 2003 году иракские курды контролировали практически автономный регион на севере страны. Это был сравнительно безопасный и стабильный регион по сравнению с другими частями страны, где более десяти лет полыхали конфликты на религиозной почве. А после возникновения ИГИЛ курдское ополчение ПЕШМЕРГА остается самой мощной профессиональной и успешной силой, противостоящей джихадистам в Ираке.

Сирийские курды тоже хорошо проявили себя в борьбе против ИГИЛ, особенно в битве за город Кобани неподалеку от турецкой границы. Курдские бойцы из групп Народной Обороны (курдская аббревиатура — YPG) мужественно бились полгода и, наконец, в марте 2015 освободили город. На востоке Сирии в районе Роджава, подразделения YPG – связанные с турецкой Рабочей Партией Курдистана и преимущественно курдским Союзом повстанцев – осуществляют самоуправление в автономном курдском регионе с самого начала войны.

Сегодня, спустя 2 года после того, как Мосул был захвачен боевиками ИГИЛ, иракские курды надеются нанести ответный удар. Если коалиция добьется победы в Мосуле, это может иметь далеко идущие последствия. Соглашение, подписанное с США, предполагает финансовую поддержку ополчению Пешмерга. Тем временем Масуд Барзани, президент автономного иракского Курдистана, настаивает на предоставлении региону государственности. С конца прошлого года он дал указание своей партии – одной из главных курдских политических сил в стране, всеми средствами пропагандировать референдум о независимости региона. Однако, его усилия натыкаются на серьезные препятствия, поскольку курдский Региональный Парламент ни разу не собирался после августа 2015 года по множеству внутренних экономических и политических причин, и, следовательно, Курдистан не может сегодня назначить легитимный референдум, пока эта ситуация не изменится.

Но даже если иракские курды преодолеют свои разногласия, некоторые аналитики, такие, как Дов Фридман, бывший директор британско-турецкой нефтяной компании – утверждают, что провозглашение независимости иракского Курдистана повергнет весь регион в еще большую пучину проблем. «Насколько жизнеспособным может быть государство, не имеющее выхода к морю и зависящее от экспорта природных ресурсов через территорию, разрываемую постоянными конфликтами?», — писал он.

Курды прекрасно понимают, что их час пробьет тогда, когда регион погрузится в большой хаос. Они верят, что готовы обрести государственность. Некоторые аналитики согласны с этим. Питер Гэлбрайт, бывший посол Соединенных Штатов, который помогал налаживать нефтяную промышленность в иракском Курдистане по завершении своей дипломатической карьеры, утверждает, что иракские курды лучше подготовлены к независимости, чем народы любой другой вновь возникшей страны, где ему довелось работать, — включая Хорватию, Восточный Тимор и Южный Судан.

Исследование, проведенное в августе Американским Университетом Курдистана, показало, что более чем 84,3% жителей иракского Курдистана готовы проголосовать за независимость страны.

Одна из причин этого: несмотря на политические разногласия между различными группировками, у курдов есть мощный консенсус по вопросу о государственности. Исследование, проведенное в августе Американским Университетом Курдистана, показало, что более чем 84,3% жителей иракского Курдистана готовы проголосовать за независимость страны.

Кроме того, есть некоторые признаки поддержки извне. Госсекретарь США Джон Керри и его заместитель Энтони Блинкен недавно посетили регион и встречались с курдскими лидерами. Представитель США в ООН Саманта Пауэр в своей книге «Адская проблема» (A Problem from Hell), получившей в 2002 году Пулитцеровскую премию, уделяет большое внимание геноциду курдского народа и резко осуждает Саддама Хусейна, применившего против курдов химическое оружие.

Однако правительство США пока официально не поддержало создание независимого государства курдов. Частично это объясняется опасениями, что это приведет к еще большему хаосу в регионе. Вторая причина связана с Турцией. Страна–член НАТО, которая десятилетиями боролась против курдских сепаратистов, Турция недавно ввела войска на территорию Сирии – официально для борьбы против ИГИЛ, но, кроме того, для того, чтобы остановить продвижение курдов. Анкара обеспокоена тем, что в случае провозглашения независимости иракского Курдистана, независимость провозгласят и курды Сирии и Турции, тем самым поставив под угрозу территориальные претензии Анкары, а также маршруты транспортировки нефти внутри страны.

В августе формирования сирийских курдов испытали столь знакомый им привкус предательства, когда США поддержали ввод турецких войск на территорию Сирии и потребовали от YPG , который только что выбил ИГИЛ из стратегически важного города, чтобы те отошли назад, к востоку от реки Ефрат.

Гэлбрайт утверждает, что сегодня отношения иракских курдов с Турцией значительно лучше, чем раньше. Последние 13 лет они продают Анкаре сырую нефть, что взаимовыгодно и стратегически важно для обеих сторон.

Однако нефть не является панацеей для иракских курдов: доходы от ее продажи невелики из-за низких цен, постоянно возникают разногласия с правительством Ирака по бюджетным проблемам. В результате произошло падение прибылей, что в сочетании с расходами на борьбу против ИГИЛ катастрофически подрывает финансовое положение Курдистана.

Все эти обстоятельства, как утверждают некоторые аналитики, отдаляют перспективу независимости Курдистана. Сэмюэль Моррис, научный сотрудник Института Ближневосточных Исследований в Вашингтоне, говорит: «Хотя нет никаких сомнений, что Курдистан движется к успешному самоопределению, говорить о его независимости в краткосрочной перспективе нереалистично».

Однако многие иракские курды, такие как Кайдер, командир женской бригады, думают иначе. Наш час пробил, — говорят они, — пришло время действовать. Если, конечно, американцы опять не предадут.

Александр Никитенко