В 2003 году Соединенные Штаты Америки вторглись в Ирак, дабы покончить с правлением диктатора Саддама Хуссейна, который угрожал миру оружием массового поражения. Американской армии удалось быстро сломить сопротивление иракских вооруженных сил, разбежавшихся под мощным ударом самой современной военной машины человечества. К тому же защищать давно прогнивший режим Хуссейна никто из иракских солдат не собирался. После чего американское правительство создало временную военную администрацию в стране для поддержания порядка, пока народ Ирака не выберет на свободных выборах новое правительство. Но в то же время по всей стране начались вооруженные столкновения. Неизвестные нападали на американских военных, представителей новой власти, но больше всего – на иракских шиитов. Счет жертвам шел на сотни убитых и раненых. Все это оказалось для американского командования абсолютно неожиданным, особенно после столь стремительной и легкой победы в ходе кампании по освобождению страны от диктатуры Саддама Хуссейна. Ситуация осложнялась также тем, что американцы почти шесть месяцев вообще не понимали, с кем они борются. Они полагали, что партизанскую войну против них ведут остатки саддамавского режима – ушедшие в подполье сотрудники службы безопасности и военнослужащие разбежавшейся, но не сдавшейся армии. Часть убитых в стычках и схваченных террористов эту теорию подтверждали, но если бы всемогущий ЦРУ, активно в то время действующий на территории Ирака, был бы более проницательным, то обратил бы внимание на большое количество иностранцев среди террористов. Это были люди практически со всего Ближнего Востока, все они являлись суннитами. А главное, что упустило ЦРУ, это то, с какой яростью «неизвестные» атаковали шиитские цели.

Израильтяне рассказывали о шиитах и суннитах, намекая, что Саддам Хуссейн тут уже ни при чем, но американская военная администрация сказала, что они сами все знают.

Израильская разведка Моссад разбирается в ближневосточных делах лучше всех в мире, потому как она самая ближневосточная разведслужба в мире. Именно израильтяне первыми предупредили американцев о некоем новом явлении, с которым тем пришлось столкнуться. Израильтяне рассказывали о шиитах и суннитах, намекая, что Саддам Хуссейн тут уже ни при чем, но американская военная администрация сказала, что они сами все знают. Израильтяне разве что потом посмеялись над американскими генералами из военной администрации, закончив свои предупреждения шуточками, что солдафон – он и в Ираке солдафон. Действительно, временная американская администрация в Ираке после крушения режима Саддама Хуссейна почти целиком состояла из военных, для которых что шииты, что сунниты – все было едино. Они даже не понимали, какой ящик Пандоры открыли в Ираке.

Практически сразу, после того как Америка освободила Ирак, в страну сплошным, но невидимым для ЦРУ потоком потянулись исламисты со всего мира. На тот период времени, 2003 год, все они были последователями Осамы бен Ладена, он был их главным героем. Мысли относительно разновидности джихада – как его нужно вести и против кого его нужно вести – у этих людей крайне разнились, потому как ислам очень многогранен, а все они представляли собой пестрый ковер, собранный из выходцев разных стран и народов. Осама бен Ладен стал символом исламского сопротивления, подобно тому, как Карл Маркс в свое время был лидером всех левых сил человечества. Внутри же такого огромного плавильного исламского революционного котла уже тогда начали вариться самые различные революционные направления, одним из которых всего через три года и станет идея создания Исламского государства.

Среди тех, кто тогда оказался в Ираке, был человек по имени Абу Мусаб аз-Заркауи. Если Осама бен Ладен был в деле создания Исламского государства своего рода Карлом Марксом, великим теоретиком и символом, то аз-Заркауи стал Владимиром Ильичом Лениным – тем человеком, который конкретно и создал Исламское государство, погибнув, правда, в самом начале революционного пути, не дожив до момента создания великого халифата всего несколько месяцев. Рожденный в нищей палестино-иорданской семье неподалеку от столицы Иордании города Аммана, мальчик по имени Ахмед ничем от своих сверстников особенным не отличался. Плохо учился в школе, дрался на улице, занимался мелкими кражами. Школу не закончил, работал за гроши кем попало или куда пошлют. В 1989 году в возрасте 23 лет, устав от нищей и бесперспективной жизни в трущобах Аммана, Ахмед отправился искать удачи на войну в Афганистан. Однако к тому моменту, как он туда прибыл, война по большому счету уже закончилась, советские войска покинули страну. Ахмед провел в Афганистане всего несколько месяцев, чего, однако, ему хватило, чтобы набраться исламского опыта. Он повстречал здесь многих людей, даже бен Ладена. У них даже имелась беседа, но будущему лидеру Аль-Каиды хулиганистый и плохо образованный юноша не понравился. Вернувшись в том же 1989 году обратно в Иорданию, Ахмед стал уже совсем другим человеком, не каким-то чумазым грузчиком с базара, коих в его родном городишке проживало большинство, а исламским революционером. Деньги на пропитание его теперь совсем не волновали. С этого момента они у него всегда имелись в больших или очень больших количествах. Он медленно, но уверенно начал карабкаться вверх по карьерной лестнице исламского фундаментализма. Он был в тюрьме, на подпольной работе, переезжая из одной страны в другую, и все это время оставался невероятно активным, а главное, все более радикальным.

Конфликт между суннитами и шиитами религиозный, давний и очень жестокий.

И вот в 2003 году настал его звездный час. Американская армия повалила режим Саддама Хуссейна за считанные дни, оставив одну из самых сложных и искусственных стран на Ближнем Востоке без власти. Американская временная военная администрация, занявшая место Саддама, понятия не имела, где она находится и во что влипла. Даже сегодня, 13 лет спустя, потеряв больше 10 тысяч солдат и офицеров, потратив почти 2 триллиона долларов, американцы до конца не понимают всех происходящих здесь процессов. Они абсолютно не подумав въехали в одну из самых сложных религиозно-этнических путаниц человечества. Ирак был создан англичанами после окончания Первой мировой войны из бывшей турецкой провинции Месопотамии таким способом, чтобы им было удобно управлять. О людях здесь живущих они думали только в смысле, как их друг на друга натравить, чтобы они дрались друг с другом, а не с ними – англичанами, их грабившими. На севере Ирака оказались курды, в центре – сунниты, на юге – шииты. Шиитов было больше всего, почти 70% населения, но власть в стране сосредоточилась в руках суннитов, которые безжалостно притесняли и шиитов, и курдов. В правительстве, в армии, в службе безопасности были одни сунниты. Все шииты же работали в поле и на других тяжелых работах за гроши. Конфликт между суннитами и шиитами религиозный, давний и очень жестокий. Если снять с этого кипящего котла крышку, то убивать сунниты и шииты могут друг друга до последнего человека. В Ираке такой крышкой был Саддам Хуссейн. Бравые американские военные эту крышку сняли и выбросили, после чего тысячелетняя ненависть суннитов и шиитов вылилась им на голову. Никакой Пентагон, никакое ЦРУ с этими средневековыми страстями справиться были не в состоянии. Это было все равно, что воевать с армией песочных призраков, которых невозможно застрелить из автомата.

Американцы даже сегодня не знают, как и когда аз-Заркауи попал в Ирак. Одни говорят, что он прибыл еще до вторжения американской армии и готовил тайные ячейки заранее. Другие говорят, что он прибыл после того, как Саддама Хуссейна свергли. Неважно. Важно другое – в тот момент, когда в стране начался хаос и возник вакуум власти, он уже приготовился действовать. Новая американская администрация первым делом распустила саддамовскую армии и службу безопасности, что стало катастрофической ошибкой. На улице оказались более миллиона суннитов с очень серьезным боевым и другим опытом, великолепно знающих свою страну и абсолютно потерявшихся в послевоенных реалиях. Иракские военные в действительности были очень опытными, многие из них прошли десятилетнюю войну с Ираном и многое другое, в отличие от американских юношей, умеющих разве что кататься на хаммерах с пулеметами, но никогда в своей жизни не убивших ни одного человека. Да большинство американских солдат даже убитых людей никогда не видели, не то чтоб самим кого-то убить. Иракские военные разбежались перед приходом американской боевой машины, чтобы их не разбомбили самолеты и не расстреляли из пушек. Это да, тут у них перед Пентагоном не было шансов. А вот если устроить засаду этим молокососам на своей улице, где они столкнутся один на один с автоматами и без всякой там авиации, то тут совсем уже другое дело.

Аз-Заркауи, имея достаточно финансовых средств и благословление бен Ладена, быстро из такого огромного количества обиженного человеческого материала сколотил по всей стране отряды сопротивления. И вот что интересно – многие из прежних саддамовских военных были людьми не очень религиозными. Да, их начали притеснять шииты в отместку за то, что их десятилетиями притесняли сунниты, но еще больше их, пожалуй, обидело то, что его, вчерашнего полковника – человека в Ираке заслуженного и состоятельного, просто выкинули на помойку, оставив без средств к существованию и морально растоптав. Топтать человеческое достоинство полковника на Ближнем Востоке – вещь очень опасная, но ЦРУ этот факт как-то упустило из виду, и уже через несколько месяцев, высунув язык и с выпученными глазами, гонялось по Багдаду, Фалудже, Мосулу и Тикриту за тысячами таких полковников. Так вот полковники были хорошими вояками, но плохими исламистами. И тут, чтобы вдохнуть в джихад большую ненависть, приехал в Ирак аз-Заркауи. Он был не один такой, исламский фундаменталист, сам бы он не смог. В действительности в то же время на борьбу с шиитами и американскими неверными Аль-Каида мобилизовала воинов Аллаха со всего арабского мира. Иностранные моджахеды были поголовно исламскими фундаменталистами самого жуткого разлива, имеющими за плечами опыт Афганистана и отличившимися у себя на родинах взрывами и убийствами неверных повсюду, где только возможно. Если вернуться к аллегории с Лениным и Карлом Марксом, то приехавших в Ирак исламских фундаменталистов можно сравнить с коммунистическими комиссарами времен Гражданской войны, которых назначали в каждый, даже самый маленький, отряд Красной Армии, дабы они следили за революционным духом. Исламисты быстро придали суннитскому восстанию в Ираке против шиитов и американцев жуткую религиозную окраску. Именно здесь впервые начали отрезать головы заложникам и делать из этого видео шоу, которое затем выкладывали во всемирную сеть.

Пентагон, ЦРУ, Госдеп – все американские органы наперебой целую неделю отчитывались перед мировой общественностью о том ошеломительном успехе, которого они достигли в результате сплоченной совместной работы.

Аз-Заркауи стал лидером исламистов в Ираке. Официально его называли главарем Аль-Каиды в Ираке, сам он придумывал различные названия для созданной организации, экспериментировал с идеями, и каждая последующая была безумнее прежней, что, однако, с восторгом воспринималось теми, кого он возглавлял. Американские власти были вне себя. Вскоре аз-Заркауи назвали врагом №1 в Ираке и назначили за его голову соответствующее такому статусу вознаграждение – 25 миллионов долларов. Аналогичную сумму тогда давали за голову Осамы бен-Ладена. Говорят, именно эти 25 миллионов и сработали, хотя ЦРУ категорически утверждает, что они самостоятельно нашли аз-Заркауи. Как бы там ни было, но в один прекрасный день, 7 июня 2006 года, истребитель F-16 ВВС США с помощью двух лазерных бомб завершил политическую деятельность врага №1 в Ираке во время его встречи с пятью другими деятелями, проходившей в сарае недалеко от города Бакуба. Пентагон, ЦРУ, Госдеп – все американские органы наперебой целую неделю отчитывались перед мировой общественностью о том ошеломительном успехе, которого они достигли в результате сплоченной совместной работы. Фотографии изуродованного лица главного исламиста человечества не сходили с первых страниц мировых СМИ. Казалось, победа – окончательная и бесповоротная – в Иракской войне одержана. Но первые трезвые голоса уже через неделю отметили тот факт, что количество вооруженных столкновений в Ираке не уменьшилось, а, наоборот, увеличилось. А в октябре 2006 года, спустя всего три месяца после смерти аз-Заркауи, в Ираке произошло объединение основных повстанческих групп исламистов вокруг организации, созданной аз-Заркауи. Новая группировка получила название Исламское государство Ирака. Это событие открыло новую страницу в истории Ближнего Востока.