Гендерное равенство

Есть, по крайней мере, еще одно неравенство, которое необходимо решить: если мы говорим об интеграции в экономическую жизнь, нам нужно поговорить о гендерном равенстве.

Во всем мире женщины по-прежнему борются за право получать образование, открывать банковские счета, владеть землей, и найти хорошо оплачиваемую работу — просто потому, что они родились женщинами. Им отводится второстепенная роль практически в каждом аспекте общественной жизни, начиная со школьной скамьи в детстве – до зала заседания совета директоров в зрелости.

Такое положение вредит экономическому росту во всем мире. Не позволяя женщинам вносить свою лепту в развитие экономики наравне с мужчинами, мы в конечном итоге получаем более низкие стандарты жизни для всех, и не способствуем сокращению масштабов нищеты и неравенства доходов. Расширение прав и возможностей женщин является не только вопросом нравственного характера, но и абсолютно очевидной экономической необходимостью. По оценкам МВФ, если женщины станут участниками рынка труда в равной степени с мужчинами, ВВП Соединенных Штатов, например, может увеличиться на 5%, Японии — на 9%, а Индии — и на 27% .

Короче, мы просто не можем себе позволить сбросить со счетов такие перспективы роста. В рамках саммита G20, состоявшегося в ноябре 2014, прозвучало публичное обещание уменьшить разрыв в уровне экономической активности женщин на 25 процентов к 2025 году. Это можно считать серьезным шагом вперед – как и принятые мировыми лидерами в сентябре 2015 обязательства положить конец дискриминации в отношении женщин в рамках Целей устойчивого развития (ЦУР).

Выполнение этих обязательств потребует решительных и настойчивых коллективных действий. МВФ сосредоточена на трех областях политики, с тем чтобы помочь странам выполнить свои обещания в “достижении гендерного равенства и расширение прав и возможностей всех женщин, и девочек”— цитата из ЦУР-5.

Первый-это образование. На самом деле, обучение девочек, пожалуй, лучшая инвестиция в любой стране. Помимо инвестиций в образование как таковое, есть и другие способы увеличения посещаемости школы девочками. Социальные программы, такие, как денежные выплаты малоимущим семьям, могут быть поставлены в зависимость от школьной посещаемости их дочерей в Бангладеш и Камбодже, например. Или такие, как укрепление инфраструктуры, включающей укладку дорожного покрытия и устройство канализации — чтобы облегчить ученицам дорогу в школу. Необходим комплексный подход.

Второе направление политики — сфера занятости. Получив образование, большинство женщин, естественно, стремятся получить работу. И хотя хорошее образование, безусловно, помогает женщинам выйти на рынок труда, это отнюдь не гарантия трудоустройства. В ряде стран при учете высокого уровня образования у женщин, по-прежнему наблюдается низкие показатели доли работающих женщин на рынке труда, например, в Японии. Помимо культурных, барьеры правового характера тоже должны быть удалены. Речь идет о препятствиях, мешающих женщинам участвовать в повседневной деятельности, таких как сложности в открытии банковского счета и отсутствие равных прав на собственность. Кроме того, существует проблема оплаты труда женщин. Даже при одинаковом уровне образования, и выполнении одинакового объема работы, женщины получают лишь три четверти того, что платят мужчинам. Инфраструктура — еще один барьер. Без доступа к основным транспортным и энергетическим ресурсам, женщинам очень трудно работать вне дома. В сельских районах Южной Африки, например, проведение электрификации увеличило женскую рабочую силу на 9 процентов. Последний барьер — это неравный доступ к финансированию. В развивающихся странах, около 70% женщин владеют малыми и средними предприятиями, которые либо совсем не обслуживаются, либо недостаточно обслуживаются финансовыми учреждениями.

Третьим направлением политики, направленной на достижение равных экономических прав и возможностей женщин, является семья. Женщины играют особую роль в жизни семьи. Необходимо принять ряд мер, чтобы подтвердить эту очевидную реальность. Среди таких мер и оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, который поможет женщине не выпасть из рынка труда и обеспечит доступный и качественный уход за детьми. Пятидесятипроцентное снижение стоимости услуг по уходу за детьми увеличило бы количество молодых матерей на рынке труда на 10 процентов. Налоговая реформа также может помочь. В очень многих странах налоговая система отпугивает неосновного добытчика, каковым зачастую являются женщины, от работы. Такой комплекс мер, включающий в себя отпуск по уходу за ребенком, присмотр за детьми и справедливая налоговая система, может предоставить женщинам возможность сочетать работу и семью. Наряду с инвестированием в образование девочек и облегчением выхода женщин на рынок труда, он также поддерживает расширение экономических прав и возможностей женщин.

Мультилатерализм для новой эры

Так или иначе, все вопросы, которые были подняты в этом эссе, повлияют на мировую экономику в будущем. Практически ни один из них не может быть успешно решен без готовности к международному сотрудничеству, то есть, если политические лидеры по всему миру не решаться поставить общие интересы выше своих собственных интересов.

Как однажды сказал Мартин Лютер Кинг, «нас неизбежно опутывает сеть взаимных зависимостей, мы связаны одной судьбой. То, что непосредственно влияет на кого-то одного, косвенно влияет на всех нас».

Это очень старый урок для новой эры мультилатерализма. Во многом, мы должны возродить дух Бреттон-Вудской конференции 1944 года, которая сослужила нам хорошую службу.

Однако это вовсе не значит, что нам нужно возвращаться за чертежную доску.

Благодаря историческому наследию, в нашем распоряжении имеются конкретные, работающие формы сотрудничества. Для начала, подумайте об Организации Объединенных Наций, Всемирном банке, Всемирной торговой организации и МВФ. Мы можем назвать эти организации конкретными, «жесткими» формами глобального управления.

У нас также есть ряд «мягких» инструментов, таких, как G20 с одной стороны, и сеть неправительственных организаций — с другой. Эти структуры не имеют официального мандата или правовых полномочий правоохранительных органов, но они имеют немалый вес и авторитет. Они достаточно гибкие и мобильные, и могут создать условия для диалога.

Красота нового многостороннего подхода заключается в том, что он может совершенствовать уже существующие достижения, и двигаться дальше, и, возможно, глубже. Существующие инструменты сотрудничества весьма успешно зарекомендовали себя на протяжении последних десятилетий, их следует сохранять и защищать. Это означает, что такие институты, как МВФ, следует реформировать, привести в соответствие современным требованиям, чтобы он мог в полной мере отражать динамику изменений мировой экономики. Недавнее принятие пакета реформ квот и управления 2010 был шагом в правильном направлении — и мы должны продолжать работать над этим.

В более широком смысле, новый мультилатерализм должен быть всеобъемлющим, охватывать не только развивающиеся страны всего мира, но и расширяющиеся сообщества и коалиции, которые глубоко вросли в структуру мировой экономики. Новый мультилатерализм должен иметь способность слушать и реагировать на эти новые голоса.

Новый многосторонний подход должен быть гибким. Следует добиться того, чтобы мягкие и жесткие формы сотрудничества дополняли друг друга, а не конкурировали между собой. Такой подход должен благоприятствовать долгосрочным перспективам, при этом необходимо быть готовым к решительным действиям в краткосрочных перспективах, чтобы преодолеть склонность к разобщенности и неразберихе.

По сути, он должен прививать более широкое понимание социальной ответственности всех субъектов современной мировой экономики. Что это может означать на практике? Для начала, это означает приверженность открытости, взаимовыгодной торговле и иностранным инвестициям.

Он также требует коллективной ответственности за управление международной валютной системой, которая существует со времен введения старой Бреттон-Вудской системы. Такая коллективная ответственность должна воплотиться в финансовых учреждениях, которые будут работать в тесном сотрудничестве – и учитывать возможные последствия своей политики на других.

Короче, нам нужна финансовая система, которая соответствовала бы XXI веку. Система, которая служит реальной, продуктивной экономике, а не своим собственным целям – такая, в которой благосостояние и процветание всего мира ставится выше чьего-то частного интереса. Нам нужен такой финансовый контроль, который помог бы пресекать злоупотребления и следить, чтобы выделяемые кредиты попадали туда, где это наиболее необходимо. И нам нужна финансовая структура, в которой промышленность берет со-ответственность за целостность системы в целом, где культура воспринимается так же серьезно, как капитал, и, наконец, где моральная цель – приносить пользу сектору экономики, а не доминировать в нем.

Мы также нуждаемся в новом мильтилатерализме двадцать первого века, который сможет взять под контроль такие серьезные глобальные проблемы, как изменение климата и экономическое неравенство. С этими проблемами, как и со многими другими, ни одна страна не сможет справиться в одиночку.

Если подумать и взвесить все вышеизложенное, новый мультилатерализм – это, действительно, настоятельная необходимость XXI века, века, в котором мы с вами живем.

Материал предоставлен журналом Horizons (ссылка)

ЧАСТЬ 1.
ЧАСТЬ 2.
ЧАСТЬ 3.