Джозеф Стиглиц: Мы не понимаем, как работают корпорации. Однако знаем: вопрос о руководстве корпорациями неотъемлемо важен для того, чтобы понять, как ведет себя нынешняя рыночная экономика.

В изрядной степени генеральные директора корпораций осуществляют руководство ради своего же блага – ибо кладут большой кусок, ломоть корпоративного пирога на собственную тарелку…

И мы знаем: это сходило и сходит с рук всей нашей экономике, – а посему начинаем, если можно так выразиться, различать симптомы недуга, коим страдает корпоративное правление.

Но вот вопрос: а чем исцелить недужных?

Одним из исторически значительных средств оказалась «теория деловых игр», недвусмысленно сосредоточившая внимание на положениях, независимых от конкуренции. Теория деловых игр была очень хороша, она пыталась определить и вычленить решающие факторы, присущие власти.

О природе власти спорили еще в 1950-х и 1960-х. Но четких рамок у этих споров не имелось, теория деловых игр их не задавала.

Иной набор исследовательских инструментов предлагает нам экономика. Мы понимаем, что «модель» человеческой личности, отвлеченная, «чистая» мотивация ее поступков не позволяет вполне описать… ни единую личность из числа наших сограждан. А если свести воедино все поступки, совершаемые совокупностью людей, окажется: они действуют вразрез теоретическим выводам из отвлеченной модели.

Одно из недавно возникших направлений «поведенческой экономики» основывается не только на практической психологии, а еще и на практической социологии, оно переступает рубежи экономической науки, изучая человеческое взаимодействие – этого прежние экономисты не делали. Очень точно описывается личностная эвристика и всевозможные отклонения в сторону, свойственные людям.

Но всем этим не объяснишь развития таких понятий, как раса, каста, социальные построения. А ведь это важнейшие…

В Соединенных Штатах обнаружилась прелюбопытнейшая закономерность. Среди образованной публики число равнодушных к вопросам окружающей среды и климатических изменений больше, чем среди иных общественных слоев. И это прямо противоположно ожидаемому: казалось бы, чем разумнее и образованнее человек, тем яснее понимает он основы экологической науки, тем больше тревожат его климатические перемены.

Да только не желает верить упомянутый человек простейшим эмпирическим данным. Почему? А потому, что большинство хорошо образованных людей богаты и, будучи богаты, тяготеют или примыкают к Республиканской партии.

А Республиканская партия – социальная группа единомышленников, убедивших себя: климатические перемены – пустой вымысел, их нет. Перед нами – социальный феномен. Рассудочному объяснению он не поддается, его не истолкуешь, используя старую поведенческую экономику, опиравшуюся на «чистую» психологию. Ибо в личной психологии наших республиканцев нет ничего особенного; тут речь идет об ином – о групповом поведении людского сообщества.

И, если мы разберемся в этом – возможно, сумеем понять, как выпутываться из трудного положения, как изменять его к лучшему, как способствовать сохранению окружающей природы.

Джозеф Стиглиц

Джозеф Стиглиц — американский экономист-неокейнсианец. Лауреат Нобелевской премии по экономике (2001 г.), профессор Колумбийского университета.