Беззубый кормчий уселся к рулю. Второй матрос, балансируя босиком на корме, вернул к жизни старенький двигатель. Третий – оттолкнулся шестом от берега, усеянного мусором. Здесь, в Западном Сулавеси, Индонезия, новая революционная мобильная библиотека отправилась в путь.

Пераху Пустака – книжная лодка – здесь крайне необходима. В недавнем исследовании 61 страны, по которым доступна информация, Индонезия оказалась на втором месте с конца по грамотности – только Ботсвана хуже. Более 10% процентов взрослого населения Западного Сулавеси не умеют читать, а во многих деревнях единственной доступной книжкой является старенькая копия Корана.

И вот в 2015 году местный репортер Мухаммад Ридван Алимуддин решил объединить два своих увлечения – страсть к книгам и страсть к лодкам – и создал мобильную библиотеку на борту бакго, традиционной местной лодки (с мотором и парусом). С какой целью? Чтобы доставить яркие, увлекательные детские книжки в отдаленные рыбацкие деревушки и крошечные, заброшенные островки в регионе, где уровень грамотности низок, а чтение ради удовольствия вообще никому не знакомо. Он проповедует радость чтения.

«Как только мою лодку закончили строить, я написал и-мейл своему начальнику и сообщил ему, что ухожу» — говорит он.

Нельзя сказать, что лодка — это предел книжных амбиций Алимуддина. Стационарная библиотека в его доме в деревне Памбусуанг в Западном Сулавеси насчитывает тысячи томов книг, ее посещают ученики местных школ — толпы деревенских ребятишек — и даже университетские студенты. У него имеется мотоцикл и велосипед для доставки книг по суше, а также внедорожник, которым он пользуется, чтобы добраться в отдаленные деревушки, в которые порой можно попасть, только перебравшись через реку на бамбуковом плоту.

Но больше всего на свете Алимуддин любит книжную лодку. Отсутствие университетского образования не помешало ему написать 10 книг о море и судоходстве, а также поработать матросом на маленьком пакуре – традиционном местном мотоботе, который ходил из Сулавеси в Окинаву (Япония). Его любовь к морю сквозит во всем в его морском музее, где имеется коллекция моделей современных и старинных судов и который расположен в помещении его библиотеки. Он использует свои поездки на книжной лодке, которые могут длиться до 20 дней, чтобы изучать море и создавать документальные фильмы для ю-туба о рыболовных и судоходных традициях своего родного племени Мандар.

С 2015 года Алимуддин исколесил вдоль и поперек весь южный, центральный и западный Сулавеси, привозя ящики книг и комиксов из своей библиотеки, насчитывающей 4000 томов,  для детей отдаленных деревушек – так часто, как позволяет ему его бюджет. Иногда его сопровождает сын, который не ходит в школу, а учится дома.

Когда лодка подошла к деревне Мампи на побережье Западного Сулавеси, где находится устричная ферма, из пальмовой рощи выскочила стайка детишек, которым хотелось посмотреть, как причаливает плавающая библиотека. А дети постарше, которые чистили устричные раковины, оставили свою нудную и тяжелую работу и стали глазеть, как Алимуддин,  помощник-волонтер из его родной деревни и экипаж из 3х человек разворачивают пластиковые коврики и раскладывают на них книги.

Дети хватают яркие красочные тома и ныряют в них с головой. Их мамы, некоторые с младенцами на руках, более избирательны.

« Мы на многое не рассчитываем, — говорит Алимуддин, — мы просто хотим, чтобы они читали, вот и все».

Индонезия представляет собой более 17000 островов, рассеянных по Индийскому и Тихому океану – некоторые практически на территории Филиппин, другие ближе к Австралии, а третьи выдвинуты в сторону Сингапура.

При таких условиях образование – дело очень непростое. Хотя начальных школ хватает, они есть даже на крошечных островках и в отдаленных деревушках, но условия обучения в них оставляют желать лучшего. Еще трудней найти книги и учителей. Нередко учителя, не в силах вынести социальных условностей островной жизни, просто бросают свое дело.

Три часа мы наблюдаем, как дети из деревни Мампи просто проглатывают книги одну за другой, а потом собираем свое хозяйство и отправляемся вдоль побережья в сторону близлежащего острова Баттоа, где проживает около 2000 человек в нескольких деревушках. Наша книжная лодка входит в мангровые заросли и ложится в дрейф у отмели, усеянной ракушками. Алимуддин выбирается на берег на поиски детей.

В тенистой роще мы снова извлекаем на свет книги: комиксы, сказки, книжки о древних египтянах, о динозаврах, о науке, про дельфинов, принцесс, героев индонезийской истории и притчи из Корана. В считанные секунды, Бог знает, откуда, появляется 20 с лишним ребятишек. Комиксы они проглатывают быстро, как и красочные книжки с картинками, написанные наполовину по-индонезийски и наполовину на ломаном  английском.

Алимуддин содержит свою библиотеку исключительно за счет благотворительных пожертвований – помогают бизнесмены, помогают друзья, помогают люди, которые узнали о его деятельности из средств массовой информации. Недавно один спонсор подарил ему комплект мозаики-паззл, которую он теперь использует, чтобы мотивировать дискуссию о книгах.

Мы встали на ночь на якорь у ослепительно белой песчаной отмели  неподалеку от Баттола, населенной только полудюжиной бездомных кошек, приготовили себе простенький ужин и смогли полюбоваться закатом потрясающей красоты. Здесь, рядом с экватором, ночи теплые — и мы улеглись спать прямо на палубе.

Задолго до семи утра мы были уже на ногах и держали путь в сторону острова Тангнга в нескольких километрах от Баттоа, где имеется деревенская школа и где целая куча ребятишек в ослепительно чистой школьной форме уже ожидали прибытия своих учителей с материка.

«Отсюда до районного центра (Полеуали) всего три километра», — говорит Алимуддин. «И вот представьте себе такое», — говорит он и указывает на какую-то развалюху со сломанной мебелью, напрочь лишенную книг, пособий, картин и вообще чего бы то ни было. Дети сбились в маленькие группки и набросились на книги под бамбуковыми навесами. Воздух наполнился гомоном читающих вслух детей. Некоторые читали своим младшим братишкам и сестренкам, другие просто сами себе.

«Когда видишь детскую улыбку и раскрываешь книгу, забываешь обо всех проблемах», — говорит Алимуддин и улыбается сам.

Иван Пырьев