Очередной раз MSCI (Морган Стенли Кэпитал), ведущий поставщик индексов фондового рынка, отказывает Китаю в праве включить его ценные бумаги в индикатор «MSCI развивающиеся рынки».

Причина кроется в хронической болезни регулятивной инфраструктуры фондового рынка страны, симптомами которой являются отсутствие доступа к финансовой информации компаний, использование конфиденциальной информации для получения прибыли от рыночных сделок и сомнительное корпоративное управление. В основе регулирования фондового рынка Китая лежит не информационная открытость и рыночный механизм, а определение цены финансовых активов и распределение прибыли. В большинстве стран при первичном размещении акций регуляторы требуют от компаний максимального раскрытия информации, а потом позволяют рынку диктовать цены. В Китае все наоборот. Сначала регуляторы оценивают баланс предприятия, отслеживают его историю, назначают курс первичной эмиссии акций, а потом позволяют рынку разобраться, кто ведет нечестную игру или что-то утаивает.

Рынок ценных бумаг полностью контролируется правительством, которое искусственно сдерживает цены. В свою очередь, рынок облигаций принадлежит государственным предприятиям. Ни о каком рынке производных финансовых инструментов даже нет и речи. И по большому счету, многие наблюдатели считают, что основной проблемой китайской финансовой системы является чрезмерное вмешательство государства, а не опасное поведение отдельных игроков.

В результате, как местные, так и иностранные инвесторы разуверились в рынках Китая, портфельные инвестиции в июле не дотягивают до 60% по сравнению с показателями прошлого года. Даже знаменитые розничные инвесторы, которые доминируют на китайских биржах, все чаще предпочитают оставаться в стороне. Число таких инвесторов, у которых на счетах менее 500000 юаней, сократилось от 47,4 миллионов в июле 2015 года до 46,8 миллионов в прошлом месяце.

Недавнее объединение торгов Гонконгской и Шеньчжэньской бирж позволило бы открыть для зарубежных инвесторов доступ к самым быстрорастущим технологическим компаниям страны, но они не готовы рисковать своим капиталом, так как не доверяют предоставленной им информации.

Инвесторы подозревают, что общая сумма дебиторской задолженности предприятий на самом деле больше, чем те заявляют.

Утрата кредита доверия сказалась на всех секторах рынка. Крупные коммерческие банки КНР торгуют акциями со средним коэффициентом отношения рыночной цены к балансовой стоимости одной акции равным 5, в то время как в других странах этот коэффициент составляет 12. Причина заключается в том, что инвесторы подозревают, что общая сумма дебиторской задолженности предприятий на самом деле больше, чем те заявляют.

Но событие, которое произошло не так давно на фондовом рынке Китая, указывает на будущие коренные преобразования. По недавнему заявлению комиссии по регулированию рынка ценных бумаг Китая акции компании Dandong Xintai Electric Co. будут вскоре сняты с котировки на бирже за фальсификацию во время первичного предложения акций. Xintai стала первой компанией, акции которой сняли с подразделения ChiNext Шэньчжэньской биржи за такой проступок. К слову, за всю историю фондового рынка Китая всего лишь несколько компаний были сняты с биржи. Изгнание Xintai указывает на то, что регуляторы рынков капитала Китая признали махинации в их ведомстве и пытаются найти способы борьбы с ними.

Прежде всего, необходимо создавать рынки высококачественных товаров и уменьшать рынок дешевой и низкосортной продукции, тем самым подталкивая компании к публичному раскрытию информации о себе. Для регуляторов информационная прозрачность компаний была бы очень удобной, так как рано или поздно они бы узнали о любом их проступке, как например, о просроченном кредите или признании нерентабельности.

Китай только тогда станет господствующим финансовым центром, когда трейдеры поверят, что у них есть все условия для работы.

Слишком часто Пекин отождествляет высокие цены с хорошо отлаженным рынком. На самом деле, КНР нуждается в механизме рынка, который бы гарантировал открытость цены, прозрачность, возможность анализировать текущую ситуацию на рынке и заключать торговые сделки. Китай только тогда станет господствующим финансовым центром, когда трейдеры поверят, что у них есть все условия для работы. Когда экономика Китая замедлялась, а корпоративные прибыли падали, цены на акции взлетели почти втрое всего за 12 месяцев. Точно также как инвесторы больше не верят в экономический рост в десять раз, Китай больше не полагается на постоянно растущий курс акций, чтобы привлечь новые инвестиции.

Принимая во внимание жесткое наказание, наложенное на Xintai, можно надеяться, что китайские регуляторы, наконец, поняли, что фондовые рынки не только поднимаются, но и падают. И только тогда они работают. Китаю нужен нормально функционирующий фондовый рынок, независимый от правительства, который будет направлять капитал инвесторов в развитие наиболее перспективных предприятий.

Кстати, MSCI может изменить свое решение, если власти КНР продолжат усилия по либерализации финансовой, валютной и биржевой сферы. В частности, ключевыми условиями называют свободное обращение капитала и свободный обмен юаня.