В прошедшее воскресенье в стране отметили день танкиста. Впервые за много лет праздник этот вообще вспомнили и попытались провести с размахом, несмотря на его явно коммунистическое прошлое. Сегодня нам танкисты нужны как никогда раньше, страна у нас теперь такая – без танкистов никуда. Провести такой праздник, однако, непросто – нужны танки, а это бензин, а потому большой бюджет. Денег в стране, как мы знаем, нет. Правительство решило вопрос креативно, но как всегда креатив его оказался недоделанным, а потому смешным. Группа чиновников где-то в центре Киева, там, где у нас располагается правительство, написала большую и яркую программу патриотического праздника, центром проведения которого должен был стать Киевский Бронетанковый Завод (КБТЗ). На заводе решили провести день открытых дверей. Мероприятие, как и сам праздник, также по сути и духу своему оказалось очень советское. Провели его в самом что ни на есть духе самой пошлой советской показухи. Такое вот у нас европейское и продвинутое правительство. Где еще в Европе сегодня можно сходить в день танкиста на бронетанковый завод на день открытых дверей и увидеть то, что увидели мы?

Киевский Бронетанковый Завод такой грозный только по названию.

Программа обещала быть действительно впечатляющей. Во всяком случае, написана она была так, чтобы враг боялся. На сайте мероприятия обещали представить широкий спектр самой современной военной техники. Однако по прибытии уважаемой публике удалось увидеть всего два танка и два бронетранспортера, считать которые самыми новейшими могли, наверное, только чиновники, чепуху такую написавшие. Дело в том, что Киевский Бронетанковый Завод такой грозный только по названию. Никаких бронетанков в своей жизни он никогда не делал, он завод по ремонту бронетехники. Привези ему подбитый танк и запчасти к нему, и мужики там все быстренько починят. Таких заводов в Советском Союзе было в каждом Конотопе. Во времена Великой Отечественной войны их еще называли рембатами – ремонтными батальонами, они имелись в составе каждого серьезного танкового соединения. Как только подбили танк, они его тут же чинили буквально на коленке. Так и Киевский Бронетанковый Завод. Они на коленке любой танк починят, если у них, конечно, к нему запчасти будут. А вот чтобы самим такой танк построить, или там двигатель к нему, или орудие – это легче на заводе ЗАЗ в городе Запорожье собственными силами наладить производство английского автомобиля Роллс-Ройс, там и двигатель попроще будет, и орудия не требуется.

Согласно бравурным заявлениям наших чиновников, КБТЗ за первое полугодие «изготовил» 22 бронетранспортера БТР-3Е1. Что это за техника такая, понять смогут только узкие специалисты из нашего министерства обороны, за производство её ответственные и средства на это освоившие. Именно это чудо бронетанковой техники на дне открытых дверей и было главным экспонатом. Кроме выставленной военной техники на мероприятии также имелась полевая кухня, выдавали по 100 грамм и присутствовали заводские рабочие, на центральную власть обиженные, очевидно, за те зарплаты, что им платят. Вот они от обиды все военные тайны и рассказывали любому желающему. Им доставляют старые советские БТР-80, которым в большинстве своем лет этак под пятьдесят. Машины эти стояли на консервации и были на этой консервации самыми худшими, потому как те, что были получше и посвежее, за годы нашей независимости продали туда, где они были нужнее – в Африку, на Ближний Восток. Кому в Украине тогда могло прийти в голову, что нам могут понадобиться еще бронетанки. На КБТЗ из старых, раскуроченных, расконсервированных советских бронетранспортеров и делают новейшие украинские бронетранспортеры БТР-3Е1. От советской машины в принципе берут только то, что еще можно как-то использовать – кузов. На этот кузов на заводе устанавливают все остальное навесное оборудование, которое практически все импортное. Киевский Бронетанковый Завод броню покупает в Бельгии. Её не то, что на бронетанковом заводе не делают, её вообще в Украине не производят, броню всякую. Двигатель на новом бронетранспортере германский, радиостанция английская, броня бельгийская, а корпус советский. Где тут имеется возможность развернуться украинской промышленности – не ясно. Иными словами, процесс нашего бронетранспортеростроительства напоминает нашу автомобильную индустрию. Помните украинские машины «Шкода», собранные уже у нас на родине. К чешским автомобилям «Шкода» привинчивали украинские колпаки на колеса – и совместная чешско-украинская «Шкода» бодро выкатывалась на наш внутренний рынок, блестящая и готовенькая.

Наше правительство нам что-то в очередной раз нечестное рассказывает о достигнутых бронетанковых успехах, но реальной помощи оставшимся считанным на пальцах Кулибиным оказывать не собирается.

Украинская оборонная промышленность на момент обретения страной независимости была одной из самых крупных и продвинутых в мире. Чего мы тогда только не производили? За годы независимости мы её, однако, полностью уничтожили. Те крохи, что остались, больше напоминают осколки некогда великой Римской империи через сто лет после её крушения. Наше правительство нам что-то в очередной раз нечестное рассказывает о достигнутых бронетанковых успехах, но реальной помощи оставшимся считанным на пальцах Кулибиным оказывать не собирается. Они заняты своими вопросами – они воруют бронетанковые деньги из бюджета, чтобы купить себе в Англии роллс-ройсы, на которых их жены будут ездить в Лондоне на шоппинг. Какая у нас власть, такие у нас и бронетанки. Остальное все – болтовня и пропаганда.

Кирилл Молчанов