Уклон в сторону терроризма

Влияние радикальных имамов, достигло своего апогея с началом войны в Сирии. Ваххабиты превозносят достоинства джихада, и используют средства массовой информации, чтобы призывать молодых людей ехать на войну. Г-н Квазими, который получил 10-летний тюремный срок, даже организовал летний военизированный лагерь для своих молодых последователей. В одном из своих видеообращений Квазими сказал: «Каждый мусульманин обязан принять участие в джихаде. Пророк Мухаммед говорит, что, если кто-то имеет шанс принять участие в джихаде и не воспользуется им, он умрет, не искупив греха». В другом выступлении он заявил: «Кровь неверных — это лучший напиток для нас, мусульман».

Среди его приверженцев, по словам следователей, трое бывших гражданских служащих американских компаний-подрядчиков в Кэмп-Бондстил, где базируются американские войска, а также Лавдрим Мухаксхери, исламский государственный лидер, который прямо перед видеокамерой казнил человека в Сирии выстрелом из гранатомета.

После взрывов смертников, власти открыли масштабное расследование и выяснили, что благотворительная организация «Аль-вакф аль-Ислами» оказывала финансовую поддержку ассоциациям, созданным проповедниками вроде Квазими практически в каждом областном городе.

«Аль-вакф аль-Ислами» была создана на Балканах в 1989 году. Большая часть финансирования она получала из Саудовской Аравии, Катара, Кувейта и Бахрейна. Необъяснимые пробелы в финансовой отчетности этой организации укрепили подозрения, что укрываемые средства тайно переправлялись на финансирование священнослужителей, проповедовавших радикальные идеи среди молодежи.

Следователи из подразделения финансовой разведки Косово установили, что с 2000 по 2012 год «Аль-вакф аль-Ислами», которая имела офис в центре Приштины и 12 сотрудников, потратила €10 млн. евро… Но они не нашли никаких документов, объясняющих подобные расходы.

Более чем €1 миллион пошел на строительство мечети. Но в полтора раза более этой суммы было снято со счетов наличными, без соответствующей отчетности. Только 7% из бюджета организации пошли на уход за сиротами, заявила миссия фонда.

К лету 2014 года, полиция Косово закрыла «Аль-вакф аль-Ислами», наряду с 12 другими исламскими благотворительными фондами. Были арестованы более 40 человек.

В телефонном интервью руководитель представительства организации «Аль-вакф», в Нидерландах Эль Наср Даманхур сказал, что ему ничего не известно о деятельности организации в Косово или на Балканах. Он утверждал, что с момента его вступления в должность в 2013 году организация прекратила все благотворительные проекты за пределами Нидерландов. Его предшественник вернулся в Марокко, и с ним невозможно связаться. «Наша организация никогда не поддерживала экстремизм», — заявил г-н Даманхур. «Я знаю об этой группе с 1989 года, а присоединился к ним три года назад. Они всегда придерживались умеренных взглядов».

Бездействие и невнимание властей

Сейчас активно обсуждается вопрос, почему Косовские власти — и наблюдатели из Америки и Организации Объединенных Наций — не действовали раньше, чтобы предотвратить распространение экстремизма.

Еще в 2004 году, премьер-министр Байрам Реджепи пытался ввести закон о запрете экстремистских сект. Но, сказал он в недавнем интервью в своем доме в северной части Косово, европейские чиновники сообщили ему, что он нарушает свободу вероисповедания. По словам г-на Реджепи, европейские чиновники не хотели раздражать некоторые арабские страны, поэтому предпочитали ничего не делать.

Однако не все осознавали существующую опасность. На встрече в 2003 году, Ричард Холбрук, прежде бывший Специальный посланник США на Балканах, предостерегал Косовских лидеров не работать с Объединенным Комитетом Саудовской Аравии по оказанию помощи Косово, высшим органом благотворительных организаций Саудовской Аравии, чье название еще можно найти на многих мечетях, построенных после войны, рядом с именем бывшего министра внутренних дел принца Наиф ибн Абдул-Азиза.

Год спустя этот комитет был среди нескольких саудовских организаций, которые были закрыты в Косово. Их подозревали в том, что они служили прикрытием «Аль-Каиды». Еще была организация «Аль-Харамейн», которую в 2004 году Департамент казначейства США обвинил в связях с терроризмом.

Но даже когда некоторые организации были закрыты, другие продолжали работать. Персонал и оборудование от «Аль-Харамайн» были переведены в «Аль-вакф аль-Ислами».

В последние годы Саудовская Аравия снизила объем своей помощи Косово. По данным Центрального Банка Косово, общая сумма грантов из Саудовской Аравии последние пять лет не превышает €100 000 в год.

Сейчас деньги в основном поступают из Кувейта, Катара и Объединенных Арабских Эмиратов — в среднем по €1 млн в год. Но эти страны исповедуют тот же жесткий вариант Ислама. Платежи приходят от благотворительных фондов или частных лиц, или иногда от Департамента по закяту (закят – один из пяти столпов ислама, обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нём), и от различных правительств.

Но, по словам правоохранителей Косово, платежи часто идут через вторую страну, чтобы скрыть их происхождение и назначение. Так, в 2014 году был заморожен один трансфер около €500,000 от частного лица из Саудовской Аравии. По версии следствия и Государственного департамента, деньги, якобы, предназначались для одного подростка из Косово.

«Аль-Каида» и другие террористические организации продолжают сбор огромных средств от «богатых донаторов и благотворительных организаций», базирующихся в заливе, как заявил в своем выступлении в Центре новой американской безопасности заместитель министра финансов по вопросам терроризма и финансовой разведки Дэвид Коэн. В то время как Саудовская Аравия добилась прогресса в искоренении финансирования «Аль-Каиды», «отзывчивые донаторы» в королевстве по-прежнему финансируют другие террористические группировки, сказал он.

Сегодня исламское сообщество Косово находится в столь сильной зависимости от щедрости арабских благодетелей, что с готовностью раздает важные посты в религиозной иерархии священнослужителям радикального толка.

Ахмет Садриу, пресс-секретарь исламского сообщества Косово, заявил, что мусульмане Косово традиционно придерживаются умеренной, толерантной версии Ислама. Но в их среде крепнут призывы пересмотреть взгляды в пользу более жесткого варианта мусульманской религии.

Министр внутренних дел Косово Скендер Хюсени заявил, что он недавно упрекал некоторых высших религиозных должностных лиц. «Я сказал им, что они приносят вред своей стране», — сказал он в интервью. «Косово — это по определению, по Конституции, светское общество. Здесь исторически сложилось негласное толерантное отношение между конфессиями, и мы хотим сохранить такое положение вещей».

Расков в семьях

Для некоторых в Косово, может быть уже слишком поздно. В их семьях уже произошел болезненный раскол. Лучшие представители молодежи попали в сети джихада. Один из лучших выпускников политологии Косово, Альберт Бериша, сказал, что он уехал в 2013 году, чтобы помочь сирийскому народу в восстании против правительства президента Башара Аль-Асада. Он отказался от своего решения лишь спустя две недели — но теперь приговорен к трем с половиной годам в тюрьме, и ему только остается надеяться на апелляцию.

Исмет Сакикви, чиновник из канцелярии премьер-министра и ветеран освободительной борьбы, был потрясен, когда узнал, что его 22-летний сын, Визар, студент-юрист, был арестован по пути через Турцию в Сирию вместе со своей невестой. Сейчас отец навещает сына в той же тюрьме в Косово, где сидел сам во времена сербской тирании.

А в деревне Бусавате, в лесистых холмах восточной части Косово, вдовец, Шемси Малики пытается понять, как образовалась пропасть внутри его семьи. Один из его сыновей, Алейхим, в возрасте 27 лет уехал, забрав свою семью, чтобы присоединиться к исламскому государству в Сирии. Остается неясным, как молодой человек пришел к столь радикальным взглядам. Сначала он пошел по стопам деда, учился на имама в Гилане, получив образование, шесть лет служил в мечети своего селения. Тогда, два года назад, он попросил своего отца помочь ему поехать в Египет для продолжения обучения.

Г-н Малики все еще надеется, что его сын учится в Египте, а не воюет в Сирии. Но в отделе по борьбе с терроризмом полиции Косово недавно выдали международный ордер на арест Алейхима.

«Лучше, бы он вернулся мертвым, чем живым, — горько роняет безутешный отец. — Я отправил его в школу, а не на войну. Я продал свою последнюю корову ради этого».

Алейхим женился на женщине из соседней деревни, столь консервативной, что она до самых глаз кутается в чадру и отказывается пожать руку своим родственникам-мужчинам. Теща Алейхима гневно отказалась от интервью, заявив только, что ее дочь сделала то, что и должна была, последовав за мужем в Сирию. Но кроме того Алейхим тайно уговорил поехать вместе с ним в Сирию еще троих членов семьи: сестру, своего лучшего друга, который женат на его сестре, и сестру его жены. Они уже вернулись в Косово, но остаются радикально настроенными, и отдалилась от семьи. Дядя Алейхима, Фехми Малики, как и все остальные члены семьи, очень встревожен. «Это просто катастрофа для нашего рода», — сокрушается он.

Как Саудовская Аравия создала в Косово гнездо ваххабизма — ЧАСТЬ 1.
Как Саудовская Аравия создала в Косово гнездо ваххабизма — ЧАСТЬ 2.