Вдохновленные телешоу вроде Battlefield Recovery, повествующем о находках археологов при раскопках на полях былых сражений, черные копатели проводят раскопки в местах захоронений солдат, павших во времена Второй мировой войны. Они пытаются найти предметы коллекционирования: символику, награды, жетоны, памятные вещи и другие предметы, которые могут заинтересовать коллекционеров. Сторонники сохранения памятников старины активно протестуют против такого поругания могил погибших.

Латыш Талис Эсмитс рубил деревья рядом с домом, когда ему сообщили о найденных останках двух немецких солдат. Звонивший, офицер национальной гвардии, служивший на поросшем лесом Курземском полуострове, расположенном между столицей Латвии, Ригой и Балтийским морем, рассказал, что его друг наткнулся на чьи-то останки, когда пахал трактором свой участок, и теперь не знает, что делать. Эсмитс посоветовал оставить находку на месте, и пообещал, подъехать и забрать останки.

Спустя несколько дней белый фургон мчал по проселочной дороге. За рулем сидел крепкий 52-х летний мужчина в темно-зеленом камуфляже, армейских берцах. На голове у него была точная копия шапки времен Первой мировой. Этим человеком был Талис Эсмитс, основатель латвийской группы волонтеров «Legenda». Их команда занимается поиском, идентификацией и перезахоронением останков погибших во Второй мировой войне. Вместе с Талисом в машине находились его соратники, шестеро диггеров и огромный семидесяти килограммовый итальянский мастифф по кличке Баграм. Почти все члены команды тоже были одеты в военные камуфляжные костюмы. На заднем сидении примостился Викторс Дукс, профессор факультета сценаристики рижского университета Riseba. Рядом с ним сидел Андрис Лелис, двадцатидвухлетний продавец военных артефактов. Он, то и дело, с энтузиазмом указывал на поля, мимо которых проезжал автомобиль, и говорил, что там до сих покоятся тела павших.

В Латвии никого не удивишь находкой останков времен Второй мировой на собственном дворе.

Каждый год команда Эсмитса находит и хоронит в братских могилах останки солдат, погибших во времена Второй мировой. Иногда волонтеры работают не только в Латвии, но и в соседних государствах – в Литве и России. «У нас все знают: когда находишь останки, нужно звонить Эсмитсу», с гордостью заметил Лелис. Команда копателей «Legenda» появилась в 1999 году. Эсмитс, Викторс Дукс, Лелис и его отец Андрис встретились, когда Дукс нашел останки двух солдат на участке своего деда в Балдоне, в двадцати милях от Риги. В Латвии никого не удивишь находкой останков времен Второй мировой на собственном дворе. Когда после войны люди возвращались в свои дома, они находили здесь погибших солдат – и просто закапывали их на своих дворах.

В последние месяцы Второй мировой Латвия стала полем особенно кровопролитных сражений между Германией и Советской Армией. В 1944 году около 350 тысяч нацистских солдат, остатки армий группы «Север», оказались отрезанными от остальных сил Вермахта в западной части Латвии (исторически известной как Курляндия), зажатыми между двумя советскими фронтами по линии Тукумс — Лиепая. К исходу 10 октября 1944 года части советской 51-й армии достигли побережья Балтийского моря севернее Паланги. Таким образом, немецкая группа армий «Север» (16-я и 18-я армии) была окончательно отрезана от группы армий «Центр». Это противостояние известно в истории, как «Курляндский котел».

Курляндский котел: последний бой Великой Отечественной войны

Политрук Петр Моричев выступает перед бойцами 308-й Латышской Краснознаменной стрелковой дивизии

Вплоть до капитуляции Германии 9 мая 1945 года велись ожесточенные бои (некоторые населенные пункты переходили из рук в руки по несколько раз) с целью ликвидации «котла», но продвинуть линию фронта удалось лишь на несколько километров вглубь. Крупные боевые действия прекратились только после 23 мая 1945 года, уже после капитуляции Берлина. В этом котле погибли 100 000 солдат Вермахта.

После того, как Советский Союз взял Латвию под свой контроль, власти не предпринимали никаких шагов по эксгумации тел погибших, и сегодня, спустя 26 лет после получения независимости несметное число тел по-прежнему покоятся в лесах и полях Латвии. Поэтому данной работой занялись волонтеры вроде команды Эсмитса. Они находят, идентифицируют и перезахоранивают тела погибших.

Они охотятся за реликвиями Второй мировой войны, и устраивают раскопки в местах массовых захоронений погибших.

Но в последние годы нелегальный рынок нацистской символики значительно активизировался, что привело к появлению в Восточной Европе нового вида копателей. Они охотятся за реликвиями Второй мировой войны, и устраивают раскопки в местах массовых захоронений погибших. Когда команда Эсмитса только начал свою работу, подобного ажиотажа не было, никто не разрывал могилы в поисках реликвий. Но времена изменились, среди коллекционеров появилась мода на военную символику.

По данным газеты Guardian, годовой оборот рынка военных реликвий составляет сейчас около $50 млн, и нацистская символика занимает в нем лидирующее место. Существуют два ценовых сегмента. С одной стороны спросом пользуются образцы крупной военной техники – танки, артиллерийские орудия. Их число ограниченно и таким товаром интересуются только богатые коллекционеры. Коллекционеров интересует не только техника. В 2015 году, например, форма, которую носил Герман Геринг, была продана на аукционе за $126 000. В 2011 году один ортодоксальный еврей приобрел на аукционе личные дневники Йозефа Менгеле за $245 000.

На другом конце ценовой шкалы — медали, каски и элементы обмундирования. За десятилетия, прошедшие со времен войны, такие предметы продавались и на собраниях коллекционеров, и на блошиных рынках, и через каталоги. И сейчас артефакты продают через интернет, а также на специализированных ярмарках, например, на военном рынке «Война и Мир» в Кенте. Многие бывшие солдаты продавали свои памятные вещи в более-менее приличном состоянии, и цены на такие раритеты были относительно невелики. Так, каска солдата Вермахта могла стоить около $20. С появлением eBay в конце 1990-х любой человек мог продать свои коллекционные предметы, и рынок заполонили предложения о продаже военных артефактов, особенно из ранее недоступных стран Восточного блока. Антиквары признают, что в последние годы, с сокращением числа живых свидетелей, коллекционеры не спешат расставаться со своими раритетами, а поскольку желающих приобрести раритеты времен войны все больше и больше, интерес к ней неустанно растет, с тем же завидным постоянством растут и цены на предметы коллекционирования. Предметы с нацистской символикой сохранилась в ограниченном количестве, что неминуемо сказывается на ее цене. Так, за последние три года, цена на немецкую каску выросла в четыре раза. Именно эта тенденция привела к тому, что все больше людей в Латвии и других странах решают заняться поисками. Иногда, если где-то находят останки погибших, группе Эсмитса приходится спешить, пока до них не добрались нелегальные копатели.

Штальхельм

Штальхельм или пехотная каска

Спустя три часа команда Эсмитса приехала в мрачную опустевшую деревню Приекуле. На некоторых строениях еще видны были следы от пуль и снарядов. Все жители давно покинули деревню. Кто-то переехал в Ригу, кто-то подался дальше, в другие страны Европы. Здесь остались лишь те, у кого нет средств на переезд, или пьяницы.

Человек, который сообщил Эсмитсу о найденных останках, ждал группу, стоя у старенького джипа. Он объяснил, что появилось небольшое затруднение: фермер, который наткнулся на останки, не захотел пускать группу Эсмитса на свою землю, и вырыл останки тел самостоятельно. Эсмитс схватил два пластиковых мешка, прыгнул на пассажирское место джипа и поехал, оставив команду ждать в микроавтобусе.

Интерес к нацистской символике в мире значительно возрос.

Лелис, до жути невозмутимый молодой человек с прической как у Джастина Бибера, уже лет шесть торгует военными раритетами по интернету. И хотя его бизнес не позволяет ему быть полноправным членом команды («Legenda» является строго некоммерческой организацией), он один из самых ревностных волонтеров в этой компании. Его специализация – солдатские жетоны армии Вермахта, которые он находит на раскопках в тех местах, где немецкие солдаты сдавались Красной Армии. «Я не граблю тела», — категорически настаивает Лелис. Он утверждает, что был одним из первых продавцов в Риге, кто торговал на eBay. Правда, было это уже пять лет назад, и теперь, возможно из-за кризиса в ЕС, число его конкурентов заметно выросло. Они сразу заметили, насколько успешен бизнес Лелиса. С другой стороны, интерес к нацистской символике в мире значительно возрос.

Для Лелиса участие в работе «Legenda» — это возможность приобщиться к сложной и противоречивой истории его родной страны. История Латвии – это история войн. В разные периоды страну оккупировали то шведы, то русские, то немцы. Как выразился как-то отец Лелиса, через Латвию прошли все, кроме разве что Чингисхана и марсиан.

В начале Второй Мировой Латвию оккупировали советские войска. Тысячи латышей отправили в сибирские лагеря. Потом пришли нацисты. Они уничтожили около 70 тыс. латвийских евреев, большинство из которых были расстреляны в печально известном лесу Бикерниеки. Каждая из сторон военного конфликта насильно забирала местных жителей в свои армии, и сегодня многие латыши, включая самого Лелиса, испытывают двойственные чувства, и к Советам, и к нацистам. Обе стороны творили на территории страны страшные вещи. Однако, как торговец военными реликвиями, Лелис не испытывает никаких угрызений совести, продавая осколки истории Латвии иностранцам.

После того, как тела пролежали более 70 лет в земле, от них остались лишь серо-коричневые кости, которые вместились бы и в школьный рюкзак.

Эсмитс вернулся лишь с одним мешком. Оказывается, фермер перемешал кости скелетов, когда пахал землю своим трактором, и теперь невозможно разобрать, где чьи кости. Эсмитс положил мешок на заднее сидение, рядом с дремлющим Дуксом. После того, как тела пролежали более 70 лет в земле, от них остались лишь серо-коричневые кости, которые вместились бы и в школьный рюкзак. А колеса трактора раздробили черепа на мелкие осколки.

К счастью, фермер нашел солдатские жетоны – маленькие цинковые пластинки с цифрами и номером военной части. По ним выходило, что один из погибших служил в ветеринарной роте 36-й пехотной дивизии, а другой – в 9-м пехотном эрзац батальоне. Подобные жетоны в интернете стоят примерно $60, тогда как такие же жетоны из подразделений войск СС идут за несколько сот долларов. Эта сумма больше, чем месячная зарплата учителя в Восточной Европе.

Эсмитс сказал, что передаст информацию вместе с жетонами Народному союзу Германии по уходу за военными захоронениями, известному, как Volksbund. Каждый год эта организация производит перезахоронение до 30 000 немецких солдат, погибших во время войны. «Мы считаем, что все погибшие заслуживают достойного погребения, — сказал Фриц Кирхмейер, президент Volksbund. — Многие люди хотят узнать судьбу своих родственником. До 1990 у нас не было возможности работать в Восточной Европе. Сейчас же многим из потомков погибших уже далеко за 70, и для душевного спокойствия им необходимо точно знать, где погибли их предки».

Как работают черные копатели в Латвии — ЧАСТЬ 2.