Австрия – небольшая страна, в ней живет всего 8,5 миллионов человек. Никаких больших экономических и политических достижений за ней в последние годы также не числится, но люди живут хорошо, хоть и тихо. Может, потому они и живут хорошо, что все там тихо. Так, однако, было не всегда. Еще сто лет тому назад австрийцы стояли во главе одной из крупнейших европейских империй и входили в пятерку первых империй человечества, правивших тогда миром. Великобритания, Франция, Германия, Россия и Австро-Венгрия – вот эта первая пятерка. К 1918 году все привычное мироустройство рухнуло, и австрийцам досталось, пожалуй, больше всего, потому как от их империи осталась разве что бледная тень в виде небольшого огрызка огромной территории, расположенной вокруг города Вены. Этот город до начала Первой мировой войны считался самым продвинутым и великим в мире. Он опережал на то время Париж и Лондон, а величие Берлина наступило позднее, в годы Веймарской республики. После крушения империи многие в Европе воспринимали возникшую на ее осколках Австрию не более чем городом Веной с близлежащими окрестностями, нежели полноценной страной. Вначале и названия такого не существовало. Вновь созданное государство называли Немецкой Австрией, и само оно на полном серьезе рассматривало вопрос слияния с Германией, потому как выжить самостоятельно, казалось, не было возможности. В этот вопрос, однако, вмешались только что одержавшие победу Англия и Франция. Усиления Германия путем объединения с Австрией никто из победителей не жаждал, а потому они категорически запретили слияние двух немецких наций, и даже заставили Немецкую Австрию сменить название. Все эти события имели место в 1918-1919 году. В 1919 году все общенемецкие разговоры закончились, и Немецкая Австрия стала Австрией.

В 1938 году Австрия все же стала немецкой, но уже другим образом. Австрийский народ был тогда по этому поводу в экстазе. Послушать речь фюрера всех германских народов Адольфа Гитлера на центральной пощади Вены явилось чуть ли не полгорода. Против слияния с великой Германией возражали только австрийские евреи, но кто их спрашивал – уже через день начались массовые конфискации имеющегося у них имущества. Кстати, австрийским евреям очень повезло. Из 205 тысяч выжить удалось 140 тысячам. У них в 1938 году все забрали, но из страны выпустили. Во Второй мировой войне австрийцы участвовали впереди даже германских немцев. Многие руководители Третьего Рейха были австрийцами, а 40% охраны в фашистских концлагерях составляли также австрийцы.

Можно сказать, что шестидесятилетние австрийские солдаты в апреле 1945 года и задали политический курс послевоенной Австрии.

В апреле 1945 года все это закончилось. Красная Армия штурмом взяла Вену, на защиту которой Гитлер бросил Шестую танковую армию СС – одно из лучших воинских соединений, оставшихся в Рейхе на то время. Остальную часть венского гарнизона составляли местные – австрийцы. К этому моменту времени, апрель 1945 года, австрийцы в большинстве своем уже изменили отношение к германскому народу и решили, что лучше они будут опять австрийцами – так будет выгоднее, не надо отвечать за все содеянное великим германским народом, частью которого они оставались еще вчера. Австрия действительно после окончания войны заняла удивительную по нахальству позицию, которая у нее сохраняется по сегодняшний день. Официальная позиция такова – мы первая жертва германского фашизма. То, что австрийцы участвовали в СС, СД, Гестапо и всяких других фашистских органах значительно больше, чем непосредственно германцы, австрийских официальных лиц нисколько не смущает. Но вернемся к событиям апреля 1945 года. Красная Армия уже через неделю боев за Вену смогла рассечь фашистский гарнизон на две части, захватив единственный уцелевший мост через Дунай.

Йозеф Дитрих

Йозеф Дитрих


После этого командующий эсэсовской армией оберстгруппенфюрер Дитрих сообразил, что сдаваться придется русским, а это сулило Сибирь его солдатам, а ему самому расстрел, и он принял мудрое военное решение. Он развернул армию на запад и драпанул из города навстречу американской армии, чтобы сдаться им, а не русским. Доживавший последний месяц своего жуткого жизненного пути Адольф Гитлер от такого предательства был в бешенстве, но сделать с эсэсовцами ничего не мог, у тех имелись последние танки Рейха. После того как эсэсовцы покинули Вену, оставшийся австрийский гарнизон сдался практически сразу. Именно в те тяжелые дни и начался долгий путь австрийцев к их нейтральной позиции в сложных взаимоотношениях послевоенной Европы. Нужно, конечно, быть исторически объективными – австрийские солдаты в апреле 1945 года решили так быстро занять нейтральную позицию, потому что они, честно говоря, были плохими солдатами. В основе оставался фольксштурм – те, кому под 60 или за 60. В таком возрасте у человека много ума, но мало здоровья. Это вам не двадцатилетние СС, у которых совсем нет ума, но бездна здоровья бегать с винтовкой под пулями. Можно сказать, что шестидесятилетние австрийские солдаты в апреле 1945 года и задали политический курс послевоенной Австрии.

В апреле 1945 года в Вене произошло немало событий, определивших дальнейший ход истории страны. Большую роль в них сыграл Карл Реннер – один из крупнейших политических деятелей Австрии и европейской социал-демократии начала 20 века. Он стал первым канцлером независимого австрийского государства в 1918-1919 годах. Карл Реннер являлся крайне гибким политиком, что в те сложные времена было нормой для большинства политических деятелей. В 1938 году на волне всеобщей народной эйфории он одобрил присоединение страны к Германии. Позднее, когда ситуация на фронте и международной арене усложнилась, он ушел из политики. В апреле 1945 года Карл Реннер совершил смелый поступок – вернулся в политику, причем самым необычным образом. Когда войска Красной Армии только вошли в Вену и в городе еще шли тяжелые бои, Карл Реннер с риском для жизни заявился на позиции передовых советских частей с требованием отвести его в самый главный штаб. Он оделся в самый парадный свой костюм и выглядел, как настоящий австрийский канцлер, которым он впоследствии и стал. В пылу боя его чуть не грохнули на месте. Однако господин Реннер держался очень уверенно и требовал срочно связать его с товарищем Сталиным. На сумасшедшего он был не похож, но его подвело слабое знание европейской истории младшим командным составом Красной Армии. Только в штабе дивизии нашелся политработник, узнавший в нем знаменитого деятеля европейской социал-демократии, с которым состоял в переписке еще товарищ Ленин. Дальше все пошло намного быстрее, и товарищу Сталину действительно в самые короткие сроки доложили о прибытии на позиции товарища Реннера. В считанные дни товарища Реннера назначили главой Временного правительства, в которое вошли три политические партии, быстро мобилизовавшиеся из подвалов Вены, где пряталось от обстрелов все население города. 27 апреля Временное правительство Австрии отделило страну от Третьего Рейха и сделало заявление, потребовав от мирового сообщества признать Австрию независимым государством. Адольф Гитлер, все еще живший в бункере на Вильгельмштрассе, отдал приказ всех предателей в Вене расстрелять, но те уже жили совсем в другой реальности и занимались поисками выхода из всей этой жуткой катавасии. Адольф Гитлер для них был уже никто – недоразумение и позор нации.

Реннера, из-за того, что товарищ Сталин так быстро его назначил главой Временного правительства, западные союзники несколько месяцев не признавали, опасаясь что он превратился а сталинского шпиона и марионетку. Но в октябре 1945 года его и Временное правительство, в конце концов, признали все, и Карл Реннер стал первым канцлером послевоенной Австрии. Поистине уникальное достижение, принимая во внимание, что он уже был первым канцлером послевоенной Австрии в 1918 году. К концу 1945 года звание канцлера отменили, и Карл Реннер стал уже первым президентом послевоенной Австрии.

Подобно Германии, Австрия была поделена на оккупационные зоны – советскую и западные. Вена и ее окрестности стали советской зоной оккупации. Западная часть страны была под контролем западных союзников. Затем началась Холодная война, и многие полагали, что Австрия зеркально отобразит судьбу Германии, которая оказалась разделенной на ФРГ и ГДР. Но произошло геополитическое чудо, и маленькой стране удалось избежать незавидной участи. Она осталась единой, неделимой, суверенной и абсолютно нейтральной – и это в самом центре бушующих страстей и конфликтов Холодной войны, эпицентр которой приходился как раз на Центральную Европу, где Австрия всего тридцать лет назад правила своей колоритной империей. Как произошло это геополитическое чудо?

Абсолютно неожиданно в 1955 году Соединенные Штаты получили от советского руководства сигнал о готовности достичь урегулирования австрийского вопроса – процесс этот занял всего несколько месяцев, случай на то время невиданный и неслыханный.

Австрийское урегулирование в истории мировой дипломатии – действительно, событие беспрецедентное и удивительное. До 1955 года все шло к тому, что Австрия закончит плохо, подобно соседней Германии, расколотой на две части – советскую и западную – с последующим жестким военным противостоянием. Однако, в 1953 году умер товарищ Сталин, и вскоре в СССР началась оттепель. Вероятно, договоренность, достигнутая по Австрии, стала одной из первых ласточек потепления на международной арене. Абсолютно неожиданно в 1955 году Соединенные Штаты получили от советского руководства сигнал о готовности достичь урегулирования австрийского вопроса – процесс этот занял всего несколько месяцев, случай на то время невиданный и неслыханный. С советской стороны, кстати, договор подписывал железный министр иностранных дел товарищ Молотов. По результатам договоренности Австрия должна была стать абсолютно нейтральной страной наподобие Швейцарии – никаких военных союзов ни с кем, никаких политических союзов ни с кем. Никакой политики. Соответствующий договор был подписан австрийским правительством, но Советский Союз, не очень доверяя западным странам, настоял еще и на том, чтобы нейтральный статус государства был внесен и в конституцию государства, дабы изменить его было уже совсем непросто. Но такие сложности, в действительности, не потребовались. Жители Австрии, особенно те, которые побывали во время Второй мировой войны в немецкой армии, к новообретенному статусу относились с большим трепетом и уважением. Стимулом соблюдать нейтралитет все годы Холодной войны для австрийцев также был наглядный пример соседней Германии. Там бушевали политические вихри с обеих сторон границы между некогда единым государством. На территории обеих стран находились сотни тысяч солдат и офицеров иностранных армий, да и обе Германии вынуждены были тратить большие средства на оборону. Две Германии все время находились на грани большой войны. В Австрии об этом в те годы даже и не задумывались.

Экономический эффект от нейтралитета также оказался крайне немалым и положительным.

После подписания договора о нейтралитете все иностранные войска с территории страны были выведены всего за несколько месяцев, и никогда больше по дорогам страны уже не грохотали танки и не ездили пушки. Австрийская армия была скорее игрушечной, нежели настоящей, потому как денег на нее никто не давал и танков с пушками она практически не имела. Экономический эффект от нейтралитета также оказался крайне немалым и положительным. Уже через десять лет СССР неожиданно оказался выгодным торговым партнером, который стал покупать на Западе потребительские товары. Крошечная Австрия по объему продаж в СССР перегнала такие страны, как ФРГ, Франция и Великобритания вместе взятые. Сегодня такое экономическое чудо невозможно себе представить, но в те годы геополитических аномалий это было в норме вещей. Германия в межвоенный период имела более высокий уровень жизни, потому как обладала мощной промышленностью, в то время как основная часть австро-венгерской промышленности после Первой мировой войны оказалась на территории Чехословакии. После Второй мировой войны, благодаря выбранной политике нейтралитета, Австрия, с экономической точки зрения, стала жить не хуже Германии. Сегодня ВВП на душу населения в Австрии даже выше, чем в Германии – экономическом сердце Европы.

Да, жизнь в Австрийской республике не бурлит политическими событиями – у страны как практически не было армии, так ее и нет. Немногочисленные австрийские военные никогда не участвовали ни в каких боевых действиях. В армии служат по призыву, но не все и всего 6 месяцев. Австрия не участвовала и не участвует в политических баталиях на просторах вечно неспокойной Европы. Оказавшись однажды волей судьбы в самом эпицентре европейского пожара, страна умудрилась из него выйти целой, здоровой и, судя по сегодняшним ее настроениям, абсолютно счастливой.

Иван Пырьев