Двадцать лет назад тогдашний министр иностранных дел Израиля Эхуд Барак с некой долей морального превосходства охарактеризовал свою родину как «современную, роскошную виллу, расположенную, однако, посреди джунглей». Сегодня экономика Израиля, по сравнению с тем, как она выглядела двадцать лет назад, совершила невероятный по высоте прыжок. Именно этот период времени, с начала 90-ых, когда в страну приехала самая многолюдная иммиграция в истории Израиля, оказался для экономического развития государства самым важным с момента его основания. К тому же такой значительный приток в основном научно-технической иммиграции удачно совпал с началом революции высоких технологий, произошедшей на Западе. Израиль оказался в ее первых рядах, что принесло стране огромные экономические выгоды. Кроме того, для еврейского государства открылись огромные новые рынки, о которых раньше и мечтать не приходилось. Китай, Индия, страны СНГ сегодня числятся среди крупнейших торговых партнеров Израиля. ВВП страны за последние двадцать лет вырос в три раза. Сегодня это уже совсем другой Израиль, чем та вилла, о которой в 1996 году говорил Эхуд Барак.

Меняются страны, воюющие стороны, интенсивность боевых действий, но война идет практически без остановки.

Всего лишь пять лет спустя после слов, сказанных израильским министром иностранных дел в 2001 году, в мире произошли события, которые привели в действия огромные центробежные силы, сотрясающие современный мир по сегодняшний день. День 11 сентября 2001 года стал датой, вошедшей в современную историю чуть ли не наравне с датами начала Первой и Второй мировой войн. Уже через считанные месяцы разразилась война на Ближнем Востоке, конца которой до сих пор не видно. Меняются страны, воюющие стороны, интенсивность боевых действий, но война идет практически без остановки. Горят те самые джунгли, о которых говорил Эхуд Барак. Израильская вилла стоит посреди этого пожарища и благоухает своими экономическими достижениями, расслаблено греясь на пляже и потягивая кофе, в то время как вокруг все рушится и горит. Неужели их это никак не касается, ведь от Хайфы до передовых позиций Аль-Каиды около сотни километров. Такого не было еще никогда. Одна старая, ржавая ракета, выпущенная слишком нервным воином Аллаха, – и вся израильская вилла будет гореть не слабее тех джунглей, посреди которых еврейское государство когда-то построили сионистские пионеры.

С точки зрения конвенциональных вооруженных сил Израиль уже давно не имеет себе равных на Ближнем Востоке. Иными словами, нет в регионе таких государств, которые бы в случае военного конфликта смогли бы стать достойным противником. Крупнейшая страна арабского мира, Египет, уже давно осталась позади. А после того, как там произошла исламская революция, армия и государство оказались в особо тяжелом положении. Больше того, сегодня, после многотрудного возвращения власти в руки военных, нет на Ближнем Востоке более близких союзников, чем Египет и Израиль. Злые исламские языки говорят, что именно израильтяне помогли египетским военным осуществить в стране переворот, их разведки и спецслужбы настолько оказались тесно связаны, что у правительства Мурси не оставалось ни единого шанса. Уровень сотрудничества израильских и иорданских спецслужб сегодня так же высок, как никогда за всю историю отношений двух стран. Положение иорданского правительства, конечно, более крепкое, чем положение правительства египетского, но ненамного. В стране уже один миллион сирийских беженцев, а также тысячи агентов самых разных исламистских движений – как доморощенных, так и засланных. В случае чего, сами иорданцы не справятся. Ливан, третий сосед Израиля, как государство уже практически не существует. Здесь живут и злейшие враги еврейского государства, такие как движение Хизболла, и значительное количество союзников – от друзов до христиан, которые смертельно боятся Хизболлы. Армии, в обычном понимании этого слова, у Ливана практически нет – только усиленные полицейские части, которые, вероятно, в случае конфликта постараются даже не выйти из казарм.

Таким образом, из трех соседей Израиль на данный период времени с двумя самыми крупными состоит в союзнических взаимоотношениях, а с третьим имеет определенные проблемы, однако, имеющие отношение только к части страны. Остается четвертый сосед – Сирия. Это, конечно, отдельная книга, но нужно упомянуть один важный факт, о котором сегодня мало кто уже помнит. Башар Ассад пришел к власти после смерти своего отца в 2000 году. С тех пор он много чего говорил об Израиле и его жителях, но ни разу на израильско-сирийской границе не было сделано ни одного выстрела, пока он крепко стоял у руля своего государства. И даже сейчас здесь никто не стреляет, хотя бои в Сирии идут серьезные практически на всей ее территории.

Израилю также в последнее время удалось восстановить отношения с Турцией – крупнейшей военной державой региона (хотя все же и уступающей Израилю), а также понизить градус противостояния с Ираном – главным врагом еврейского государства. В то же время Израилю удалось найти новых партнеров в ближайшем соседстве к столь взрывоопасному региону. Это Кипр, Греция и Эфиопия.

На сегодняшний день ВВС Израиля можно считать одними из трех лучших в мире.

Параллельно с дипломатическими успехами вооруженные силы Израиля достигли поистине космических высот в деле повышения их боеспособности. В первую очередь речь идет, конечно, об авиации. На сегодняшний день ВВС Израиля можно считать одними из трех лучших в мире. Но кроме этого значительных улучшений удалось добиться в деле развития разведывательных технологий, которые сегодня видят и слышат практически весь Ближний Восток. Времена, когда все определялось количеством артиллерийских орудий и танков, давно прошли, хотя и в танках найдено немало прорывных решений. Таким образом, достойных противников в регионе не имеется. Вроде бы так?

Не совсем так. В действительности противников у Израиля сегодня не меньше, а вот найти их сложнее. Если раньше адрес каждого из противников еврейского государства был ему точно известен, а потому они несли персональную ответственность, то сегодня такого нет. Нет больше Башара Ассада, проживающего в Дамаске по такому-то адресу, нет шейха Насраллы, лидера Хизболлы, прячущегося где-то на юге Ливана, в одном только Моссаду известном месте. Все эти люди из той, такой удобной для Израиля жизни. Как только возникал конфликт, с ними всегда можно было выйти на связь и обговорить, где проходит красная линия, когда уже пора заканчивать и т.д. Сегодня такого нет. Врагов тысячи, а где они – теперь никакому Моссаду больше неведомо. Ведь враги сегодняшние это простые верующие мусульмане, да только слишком уж уверовавшие в джихад. О том, что они планируют кого-то убить или взорвать, пока все не случится, узнать практически невозможно. О решении своем они ни перед кем не отчитываются, по мобильному телефону не разговаривают, интернетом не пользуются. Последние годы Израиль захлестнула волна нападений на простых граждан, даже не военных, просто живущих на улицах городов. Вычислить нападающих заранее – невозможно. Никакая авиация тут не поможет, ни артиллерия, ни танки тут ничего не решат.

Одной удачно запущенной ракеты с химической боеголовкой будет достаточно, чтобы превратить север страны в массовую могилу.

Но даже эта угроза блекнет по сравнению с тем, что может произойти. Самым страшным для Израиля сценарием остается нечто подобное тому, что произошло 11 сентября 2001 в Нью-Йорке, когда самолеты врезались в башни-близнецы. Апокалиптический сценарий в Израиле возможен как никогда раньше. Для того, чтобы претворить его в жизнь, нужна мощная организация с достаточным финансированием и другими возможностями – ничего больше. Такая организация есть – это Исламское государство, – а ее передовые позиции находятся буквально в сотне километров от израильских границ. Одной удачно запущенной ракеты с химической боеголовкой будет достаточно, чтобы превратить север страны в массовую могилу. Технически Исламскому государству сегодня это сделать уже не сложно, вопрос только в желании, с чем, очевидно, также проблем не имеется. Единственное, что их может сдерживать, это понимание, какой будет ответная реакция Израиля. Пока, очевидно, им ответная реакция не требуется, но в какой-то момент именно она исламистам может понадобится. Они взрывают бомбы во Франции и Бельгии исключительно для того, чтобы вызвать ответную реакцию местного населения и властей по отношению к проживающему в этих странах мусульманскому населению. Когда гнев французов обрушится на мусульман, мусульмане при помощи исламистов и Аллаха поднимут восстание в сердце Европы, чего и добивается Исламское государство. По такой же логике они, очевидно, будут действовать и против Израиля, просто в нужный для них момент времени. Террористический акт с массовыми жертвами на территории еврейского государства может вызвать слишком жесткий ответ, что, как могут надеяться в руководстве Исламского государства, вызовет восстание на Ближнем Востоке.

Так что всемогущесть Израиля сегодня под большим вопросом. Весь рост ВВП и военные достижения могут оказаться ни к чему, если всего несколько убежденных исламистов на юге Сирии в один прекрасный день получат ракету с химической или какой другой боеголовкой массового поражения, снабженную четким приказом её запустить.