Слово «минитмен», как легко догадаться, происходит от английского minute, то есть «минута», плюс man — «человек». Человек, способный собраться вмиг. Так в годы Войны за независимость называли ополченцев, которые в обычное время продолжали мирно трудиться на своем месте, а за оружие брались лишь тогда, когда к городу или поселку приближались британские войска и требовалось дать им отпор либо оказать помощь регулярным частям Континентальной армии, если те вели бой вблизи данного населенного пункта. В исторической литературе США сложилась традиция использовать это слово как синоним понятия «милиция» — так, собственно говоря, принято называть вооруженные формирования граждан, не состоящих в рядах регулярной армии, но оказывающих ей помощь в случае необходимости или выполняющих задачу самообороны. Но между этими двумя понятиями, если присмотреться, есть определенные различия, к тому же следует еще отличать их от известного понятия «ополчение». И дело здесь вовсе не в тонкостях лингвистики, а в особенностях американской истории и важных чертах Американской революции.

Ополчение создается из числа гражданских лиц, добровольно желающих участвовать в боевых действиях. В североамериканских колониях Британии таковое создавалось лишь однажды — во время Семилетней войны (1756—1763). Фактически части ополченцев действовали совместно с регулярной армией и выполняли те же функции, а офицеры приравнивались к офицерам королевских войск. Различия состояли в том, что ополченцы, во-первых, служили лишь во время войны, тогда как солдаты регулярной армии служили лет по двадцать, а наемные солдаты — в соответствии со своим контрактом, но обычно тоже очень долго. Это были профессиональные воины, ничем другим не занимавшиеся. А ополченцы (воевавшие только в родных краях, в другие страны их, в отличие от регулярных частей, не посылали) после войны возвращались по домам и как правило не удостаивались пенсии за службу, исключая разве что тех, кто особо прославился на поле боя и заслужил высокие королевские награды. Во-вторых, они не имели специальной военной подготовки, поэтому по боеспособности их части считались слабее регулярных войск, хотя это не всегда было справедливо.

Милиционные подразделения прославились в ходе Войны за независимость США. Они не входили в состав регулярной армии и участвовали в боевых действиях лишь по месту постоянного жительства — при возникновении угрозы вторжения королевских войск, которые тогда превратились в противника американских колонистов. Так что эта милиция не должна вызывать никаких ассоциаций с понятием, привычным для нас: с той милицией, которая в нашей стране выполняла функции охраны общественного порядка и борьбы с преступностью. В Америке же эти военизированные формирования граждан сыграли важную роль: регулярная Континентальная армия была не так уж велика по численности — Америка тогда еще не настолько разбогатела, чтобы позволить себе кормить и вооружать большую армию, — поэтому на милицию ложилась немалая часть задач по борьбе с войсками противника.

Памятник минитменам Лексингтона

Памятник минитменам Лексингтона. Скульптор Генри Китсон (1900).

Минитменами же называли элитные подразделения милиции колонистов (не более четверти общей численности ее личного состава). Минитменов отбирали специально: самых молодых (не старше 25 лет), здоровых, выносливых и умелых. Они были меткими стрелками, владели навыками рукопашного боя и борьбы без оружия, могли проводить разведку, бесшумно снимать вражеских часовых… Прекрасно зная местность, были незаменимы при действиях в ночное время, в крупных лесных массивах, в горах, при форсировании водных преград. Благодаря такому набору умений минитмены использовались командованием Континентальной армии шире, чем сугубо местная милиция. Подразделения минитменов нередко перебрасывали туда, где сил милиции не хватало для отражения вражеского удара. Пользовалась их помощью для выполнения спецзаданий и регулярная Континентальная армия молодых США: минитмены не один раз выполняли диверсионные задания, оставаясь в тылу британских войск.

Как ни парадоксально, одни из самых известных минитменов — Джон Паркер и Исаак Дэвис — на самом деле командовали обычными отрядами милиции, не имея прямого отношения к собственно минитменам. Они, однако, стояли у истоков революционной войны, и уважение к ним сограждан проявилось, в частности, в том, что их фактически причислили к самым славным бойцам Американской революции.

В 1775 году, когда жители Лексингтона в колонии Массачусетского залива, подобно своим согражданам, создали отряд милиции, чтобы защититься от репрессий со стороны лондонских властей, командиром (капитаном) этого отряда они избрали Джона Паркера. Отряд приравнивался к роте — от 50 до 70 бойцов. 46-летний фермер, отец семерых детей, пользовался авторитетом у местных жителей, а еще на командной должности мог пригодиться боевой опыт, приобретенный им в ополчении времен Семилетней войны. И Джон принял оказанную ему земляками честь, несмотря на то, что уже умирал от чахотки и держался буквально из последних сил.

На рассвете 19 апреля городок был поднят на ноги Полем Ревиром и двумя его товарищами, которые примчались из Бостона на взмыленных лошадях. Они принесли тревожную весть: батальон правительственных войск (700 человек) движется ускоренным маршем сюда, чтобы арестовать вождей провинциального конгресса и захватить склад оружия в соседнем Конкорде.
(Подробнее об этом см. в первой статье настоящего цикла).

Бойцы милиции, вооружившись мушкетами и охотничьими ружьями, стали собираться на выгоне за городком. К ним по дороге приближался авангард колонны правительственных войск — рота легкой пехоты (стрелки, вступавшие в бой перед началом основного сражения). Колонисты были полны решимости отстоять свою свободу и свои права, в которых им отказывало лондонское правительство, но полной уверенности в том, что именно нужно делать в данной ситуации, ни у кого не было. Да, Ревир предупредил о намерении властей арестовать руководство непокорных колонистов и силой разоружить остальных. Но ведь всю прошедшую зиму войска для устрашения жителей маршировали чуть не каждую неделю по всему Массачусетсу, никому не причиняя при этом вреда. А начинать кровопролитие мирным жителям Лексингтона не хотелось: если можно отстоять свои права мирным путем, то это намного лучше, чем воевать, убивать других и самим нести горькие потери.

Капитан Паркер отдал своим бойцам приказ, который по-разному звучит в пересказе различных участников событий, но смысл везде один: «Позиций не оставлять. Огонь первыми не открывать. Но уж если им так хочется войны, пусть она начнется прямо здесь».

Рота легкой пехоты подошла и выстроилась напротив отряда милиции — численность обоих отрядов была примерно одинакова. Командир англичан тоже приказал своим солдатам не стрелять без его прямого приказа, а колонистам — разойтись по домам и не вмешиваться в действия властей.

Что произошло дальше, никто толком не знает, и вряд ли истину удастся полностью установить спустя два с половиной века после того дня. Очевидцы, оставившие нам свои воспоминания, противоречат друг другу — в зависимости от того, кто на чьей стороне находился. Не подлежит сомнению лишь одно: кто-то все же открыл огонь, несмотря на приказы командиров. Восемь бойцов милиции были убиты на месте, десять человек получили ранения. Потери со стороны британцев — один раненый. Колонисты бросились врассыпную, стремясь спастись на окрестных полях, а солдаты устремились им вдогонку.

Из-за явного неравенства в потерях возникли слухи об очередной бойне, устроенной правительственными войсками, и эти слухи, будто лесной пожар, мигом облетели всю колонию Массачусетского залива, а затем пересекли ее границы.

Подошли главные силы англичан, и их командир принял решение продолжать движение на Конкорд. Задерживаться в Лексингтоне для ареста вождей конгресса он не решился, не желая дальнейших столкновений. Иными словами, бой у Лексингтона завершился вроде бы победой королевских войск. Однако побывав в Конкорде и приняв там бой, они должны были возвращаться той же дорогой. А в Лексингтоне их ждала засада, организованная Джоном Паркером. На этот раз он встретил англичан огнем, мстя за убитых земляков, среди которых оказался и его двоюродный брат, заколотый штыками. И солдаты короля, уже потрепанные милицией Конкорда, не выдержали. Неся новые потери, они обратились в беспорядочное бегство, а удачная засада вошла в историю США как первая победа американских колонистов.

После этих событий королевские войска взяли под контроль Бостон, а отряды колонистов осадили город, и в той осаде участвовал отряд из Лексингтона во главе со своим капитаном.

Джон Паркер, однако, был уже слишком тяжело болен. Он не смог принять участие в знаменитом сражении при Банкер-Хилл в июне того же года, а в сентябре угас, оставив память о себе как герое революции. Считается, что на памятнике минитменам Лексингтона, сооруженном в 1900 году, изображен именно капитан Паркер, хотя ни одного прижизненного портрета героя не сохранилось.

В Конкорде события развернулись иначе. На помощь местным бойцам туда подоспела милиция из соседнего Эктона, где сформировали целых два отряда под командованием капитанов Джозефа Роббинса и Исаака Дэвиса. Причем эти командиры с самого начала не сомневались, что кровь нынче прольется непременно: в добрую волю властей никто уже не верил.

30-летний мастер-оружейник Дэвис, известный своей набожностью пуританин, позаботился о том, чтобы снабдить всех своих бойцов мушкетами со штыками и положенным количеством пороха и пуль. Теперь же он по пути к Конкорду постарался вселить в мирных жителей, поневоле ставших воинами, уверенность в правоте дела, которое они защищали. А защищать было чем: дорога в Конкорд вилась через свежевспаханные поля, на которых жители успели закопать оружие (даже пушки) и боеприпасы, похищенные со складов правительственных войск. У милиции имелись основания рассчитывать на успех, хотя их командиры, как и в Лексингтоне, отдали приказ: первыми огонь не открывать.

Едва завидев солдат, роты милиции одна за другой двинулись с холма вниз, на сближение. Рота Исаака Дэвиса шла первой. Англичане (рота авангарда) предпочли отступить на другую сторону моста через протекавшую здесь речушку. Там они развернулись в боевой порядок и дали залп, ранив двух бойцов милиции.

монета номиналом 25 центов

Памятная монета номиналом 25 центов, выпущенная в 2000 г., изображает конкордского минитмена 1775 г. в качестве символа штата Массачусетс (1788 — год вступления штата в состав США).

В отличие от своих товарищей в Лексингтоне, конкордские милиционеры не разбежались после первых выстрелов, а изготовились к ответной стрельбе. Но англичане успели дать еще залп и еще. Одна пуля попала в сердце Дэвиса, который как раз навел мушкет на англичан. Другая поразила Абнера Хосмера, бойца его роты.

Теперь английский командир, увидев, что кровь пролилась, а колонисты и не думают отступать, призвал своих солдат стрелять как можно плотнее. Тем не менее, колонисты ответили на огонь, убили двух солдат, остальные стали поспешно отступать по дороге на Лексингтон. По-видимому, они ощутили ярость всерьез разгневанных американцев и предпочли сохранить жизнь, пожертвовав своим долгом. А в Лексингтоне уже готовил им засаду Джон Паркер…

Знаменитый бой у Конкорда длился всего три минуты, но он положил начало восьмилетней войне и стал символом единства народа, поднявшегося на борьбу против угнетения. Массачусетские бойцы милиции, которых привычно называют минитменами, по сей день служат наглядным примером того, сколь грозен может быть народ, когда переполняется чаша его терпения. Этот урок актуален для любой страны и любого времени.

Продолжение следует…

Ярослав Забудько

ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ «ИСТОРИЯ АМЕРИКАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. МОЛЛИ ПИТЧЕР — ЭСКИЗ 2.»