Германия на протяжении многих десятилетий старалась если не исправить, то признать ошибки нацистского прошлого через покаяние и строгий запрет в стране всего, что относилось к тому страшному периоду в истории всего человечества. Однако в последнее время эксперты отмечают некоторый сдвиг в сознании рядовых германцев, что выражается в политических успехах крайне правых партий и движений, таких как Альтернатива для Германии и ПЕГИДА, возникших и окрепших на волне протестов против наплыва в страну иммигрантов-мусульман.

Анализ выступлений деятелей правых партий и движений показывает тенденцию на преодоление запрета на использование нацистского жаргона. В Германии законодательно запрещено использовать некоторые слова и выражения, рождающие сильные ассоциации с нацистским режимом.

Многие историки начинают проводить параллели между риторикой нынешних политиков и нацистских деятелей. Так, участники движения ПЕГИДА зачастую оскорбительно называют средства массовой информации «Luegenpresse» (лживая пресса), именно это слово использовал Адольф Гитлер в 1920 годах для дискредитации средств массовой информации.

Участники демонстраций крайне правых движений, осуждающих канцлера Ангелу Меркель и ее соратников за политику открытых дверей и прибытие 890 000 беженцев, называют их не иначе как «Vollksverraeter» (предатели). Именно таким словом Гитлер и иные нацисты клеймили противников режима, тех, кого они называли врагами государства.

В октябре один из участников маршей протеста в Дрездене был замечен с баннером, на котором была написана цитата из нацистской пропаганды времен Йозефа Геббельса.

После данных проявлений радикализма в Германии послышались призывы обратиться к помощи закона, который запрещает прославление нацизма.

Некоторые политики были уличены в использовании таких слов,  как «voelkisch», означающее «этнический», которое употреблялось нацистами для описания людей, принадлежащих, согласно нацистской теории, к высшей арийской расе. Также все чаще слышится упоминание слова «Umvolkung», в фашистской риторике данный термин означал замену расово неполноценных народов арийским населением.

Лидер крайне правой партии Альтернатива для Германии Фрауке Петри зашла так далеко, что потребовала реабилитации данного термина и исключения любой негативной коннотации, связанной с его употреблением. Несмотря на свое требование она отметила, что сама не использует данного выражения.

Пресса в Германии отреагировала на предложение довольно резко, в издании Die Zeit было отмечено, что сам этот термин, «voelkisch», являлся символом нацистской идеологии и пропаганды расизма, согласно которым людям неарийской расы была уготована незавидная участь. В издании говорится, что Петри хочет реабилитировать термин, дабы обозначать им всех людей и явления, чуждые немецкому народу.

Многие эксперты утверждают, что за последние 15 лет в Германии медленно происходила переоценка ценностей, связанная с тем, что новые поколения воспитаны не на культуре покаяния за грехи своих предков, их отделяет от того исторического периода не только время, но и желание родителей избавить своих детей от тяжелого груза ответственности и необходимости соблюдать осторожность, как мы видим, даже в повседневных речах.

События последних двух лет, когда спокойствие сплоченного и гомогенного немецкого социума было нарушено наплывом беженцев-носителей совершенного иных культурных и даже практически-бытовых традиций, вызвали к жизни давно забытые, и для Германии ставшие табу, чувства национальной идентичности, которые на сегодня в отдельно взятых случаях находят выход в проявлении радикализма. Однако историческое прошлое не оставляет Германии права на проявление националистических чувств, которые в своем накале способны перерасти в человеконенавистническую идеологию.