Страна, которая пыталась завоевать Англию в 1588 году, может оказаться ее лучшим другом по результатам закулисных переговоров по Брекситу.

Официальные лица Соединенного Королевства рассматривают Испанию как потенциальную трещину в броне Евросоюза, который готовится к дипломатическим конфликтам после того, как премьер-министр Тереза Мэй официально объявит о начале выхода Британии из Европейского союза.

Правительство Терезы Мэй, которое обвиняют в использовании тактики «разделяй и властвуй», уже развернуло кампанию по «очаровыванию» меньших и младших членов ЕС из числа восточноевропейских стран. А теперь на ее прицеле находится один из ключевых членов Европейского Союза, ведь премьер пытается отобрать себе наиболее важных союзников, которые помогут заключить всеобъемлющее соглашение о свободной торговле после выхода из ЕС.

Испания представляет собой идеального кандидата на эту роль – если, конечно, удастся урегулировать непростую проблему Гибралтара. Во-первых, существуют глубокие связи в области торговли и туризма между двумя странами. Премьер-министр Мариано Рахой непременно попытается их сохранить, поскольку сегодня его страна страдает от безработицы — вдвое большей, чем в среднем по Евросоюзу.

«Сутью «Брексита» является уход Британии с внутреннего рынка ЕС – с последующим восстановлением торговых связей в качестве самостоятельного партнера. И в этом процессе Испания непременно будет сторонницей мирного, конструктивного решения проблем», — говорит Игнасио Молина, старший аналитик Мадридского аналитического центра Real Instituto Elcano.  «Хотя Испания не покидает европейского единства, по вопросу о Брексите она придерживается мягкой позиции», — заявляет он.

Взаимопонимание

Тереза Мэй готовится к тому, чтобы официально начать процесс выхода из ЕС в этом месяце. И уже получила негативную реакцию на свои заигрывания с ключевыми членами Евросоюза, которые твердо решили не вступать ни в какие переговоры до формального объявления о выходе Британии из ЕС. Согласно инсайдерской информации, Испания поддержит жесткую линию Европейской Комиссии относительно Брексита.

И все же, на саммите Евросоюза на Мальте в феврале этого года Тереза Мэй и испанский премьер Рахой, похоже, достигли взаимопонимания.

По информации британских официальных лиц, оба руководителя хотели бы как можно скорее достичь соглашения о взаимном признании прав граждан обеих стран, обладающих видом на жительство. Высокопоставленные лица в правительстве Мэй считают, что Рахой может стать серьезным союзником британского правительства в ходе сложных торговых переговоров, которые неизбежно состоятся в рамках процесса Брексит.

В прошлом году Испанию посетили почти 18 миллионов британцев – почти треть населения страны. Испанские компании экспортируют в Британию намного больше товаров, чем британские в Испанию.

Шотландия, Каталония.

Хотя вид на жительство в Испании имеют лишь 300 000 британцев (а вид на жительство в Соединенном Королевстве – 130 000 испанцев), количество британцев, которые проживают в Испании значительную часть года, составляет около 1 млн. человек. Сумма денежных средств, которые британские туристы тратят в Испании, составляет 1,5% ВНП страны (Испании).

Еще одним основанием для лучшего взаимопонимания является то, что обе страны сталкиваются с проблемой сепаратизма (движения за независимость – в Шотландии и в Каталонии), и полюбовный развод (Брексит) мог бы способствовать смягчению этих противоречий.

«Наше правительство готово использовать надежные и прочные отношения с партнерами по ЕС, чтобы успешно урегулировать проблемы британцев, проживающих в странах ЕС, в кратчайшие сроки,- заявил британский посол Саймон Мэнли в своей речи в Марбеле, Андалусия, в прошлом месяце. – Мы готовы подписать такое соглашение немедленно, если с нами согласятся партнеры по ЕС».

В сфере корпоративных отношений между двумя странами испанскому премьеру, безусловно, есть что терять по сравнению с другими лидерами ЕС, поскольку инвестиции испанских компаний в Британии составляют около 122 млн. евро.

Тень Банка Сантандер

К примеру, Банко Сантандер СА в 2004 году приобрел ипотечного оператора — банк Эбби Нэшнл, а банк Ферровиал СА владеет аэропортом Хитроу. Банк Ибердрола СА владеет компанией Скоттиш Пауэр. А компания International Consolidated Airlines Group, чьей дочерней компанией являются British Airways и Iberia, — зарегистрирована в Мадриде.

В то же время Мадрид всеми силами пытается переманить к себе банки из Лондона, в качестве приманки используя инвестиционный климат и трудовое законодательство, которые явно выигрывает по сравнению с Берлином или Парижем. UBS Group AG и Citigroup Inc. уже подыскивают себе место под офис в Испании.

«Испания постарается сделать все, чтобы Брексит прошел спокойно, организованно и создал минимальное количество проблем для граждан Британии и Испании», — заявил Премьер-министр Рахой в январе. «Мы постараемся сохранить преимущества наших интенсивных экономических отношений – но сделаем это на основе базовых принципов Евросоюза».

В восприятии среднего британца испанцы – вечные враги и соперники еще со времен Непобедимой Армады, которую потопили в море за то, что выступила на стороне французов в битве при Трафальгаре в 1805 году.

Гибралтар, оказавшийся под британским контролем по Утрехтскому мирному договору 1713 года, – еще одно напоминание о прошлых конфликтах. В прошлую среду Палата Лордов голосами присутствовавших приняла заявление, согласно которому «моральным долгом» Британии является всячески способствовать развитию этой территории и обеспечить «прозрачность» ее границ.

Как заявил Игнасио Молина, «Хотя проблема Гибралтара – как и Шотландии – по-прежнему, чрезвычайно важна, Испания понимает, что есть проблемы и посерьезнее».

Виолетта Жигулина