Министры иностранных дел России и США Сергей Лавров и Джон Керри провели десятки встреч, пытаясь найти решение сирийского вопроса. Несколько раз они делали объявление о том, что решение, наконец, найдено. Через неделю заключенные с таким трудом договоренности   рушились, как карточный домик, и стрельба возобновлялась с новой силой. За два дня до окончания битвы за Алеппо договоренность о разведении сторон все же была достигнута, но между русскими и турками. Турками, господа, которых до этого на дипломатической арене вообще не было видно. Символизм в дипломатическом деле вещь основополагающая. Тот, кто в финале дипломатического процесса фотографируется для мировой прессы, тот и выиграл состоявшуюся партию. Эти фотографии разнесут на следующий день «правду» по всему миру, что и является конечной целью дипломатического процесса – представить на суд мировой общественности свою «правду». Важным инструментом в этом деле, конечно, являются средства массовой информации, чьи фотографы так усердно трудятся над созданием сущей «правды». При этом искажений в процессе не меньше, чем в старые добрые советские газетные времена. Сегодня даже самая демократическая в мире американская газета New York Times по объективности даст серьезную фору канувшей в Лету газете министерства обороны СССР под названием «Красная Звезда», где правил бал гений пропаганды Эренбург.

Москва и Анкара в финале сирийской войны означает следующее: Соединенные Штаты Америки уходят с Ближнего Востока, что логично.

Но все же, главное в дипломатическом процессе – финал. Ведь даже при всем могуществе современных СМИ с их кривым зеркалом объективные обстоятельства выбиваются на передний план, где их прекрасно видно. Москва и Анкара в финале сирийской войны означает следующее: Соединенные Штаты Америки уходят с Ближнего Востока, что логично. Они ведут активную политику в регионе уже много лет, а последние 15 лет держались в регионе абсолютным гегемоном. Занятие политикой в исламском мире обошлось лидеру свободного мира в 6 триллионов долларов, начиная с 2001 года. Американский государственный долг на конец 2016 года составляет 20 триллионов долларов – критическая для страны сумма. Сегодня нет в Америке большей политической и экономической проблемы, чем государственный долг. И виной всему, если учесть потраченные бесцельно 6 триллионах долларов, является тот самый пресловутый исламский вопрос. На Ближнем Востоке были убиты и ранены десятки тысяч американских граждан, а 1,5 миллиарда мусульман планеты стали очень плохо относиться к Соединенным Штатам Америки. Настолько плохо, что американскому правительству пришлось в корне перестраивать свою внешнюю политику практически во всем мире, дабы взять возникшее исламское недовольство в расчет. В Вашингтоне сегодня идет напряженная борьба элит касаемо того, как бороться с исламской угрозой. Сама постановка вопроса в Вашингтоне сегодня уже указывает на то, что Америка в результате своих дипломатических действий на протяжении последних 15 лет серьезно заблудилась в исламской проблеме. Можно выразиться иначе: исламский вопрос за это время стал для Соединенных Штатов проблемой, соизмеримой по своим масштабам со Второй мировой войной. В 1942 году американских войск сражалось на разных фронтах меньше, чем сегодня на фронте исламском.

Итак, если США уходят с Ближнего Востока, то кто там остается? Ближний Восток в огне, и бросать его в таком состоянии нельзя. Загорятся соседи – Европа, Израиль, и даже Америка в наше время тотальной глобализации им сосед. Кстати, ближневосточный пожар начался именно в Америке, когда исламисты взорвали башни-близнецы в Нью-Йорке. Поэтому, с точки зрения коллективной системы безопасности, оставлять Ближний Восток без присмотра ни в коем случае нельзя. Но кто в здравом уме возьмется тушить пожар таких масштабов? Возможно, Франция, ведь она в списке соседей, и полыхнет первой. Может, соседняя Бельгия, столица которой уже основательно похожа на Бейрут в его самые сложные времена. Возможно, таким государством окажется Германия, ведь у нее такое славное военное прошлое, правда, в Северной Африке они в 1943 году кончили плохо. Сам список этих государств и масштаб существующей исламской проблемы дают понимание того, что нет сегодня в мире такой силы, которая была бы в состоянии остановить начатое Западом восточное безумие.

Коллективный Запад не устает управлять мусульманами с начала 19 века, когда Англия и Франция строили империализм во всем мире. Но особо серьезным управлением мусульманскими делами Запад занялся после победы в Первой мировой войне. Все те же хищные Англия и Франция разделили Османскую империю на куски и слепили из ее земель и населения государства для своего удобства, чихая на все местные обстоятельства и чаяния. После Второй мировой войны Английская и Французская империи развалились, и на Ближнем Востоке начался парад суверенитетов, за которым последовала диктаторская вакханалия. Возможно, регион этот и оставили бы тогда в покое, но, к счастью или к несчастью, здесь нашли нефть – самую большую, легкодоступную и дешевую в мире. После этого коллективный Запад мгновенно вернулся на Ближний Восток, на этот раз в лице лидера свободного мира – Соединенных Штатов Америки. Правда, часть арабов во время парада суверенитетов, заблудившись в идеологических поисках, отбилась от основного стада и попала в сети коммунизма. Так на Ближний Восток пришел СССР. А тут еще евреи с Израилем. И началось. Ближний Восток превратился в главную пороховую бочку человечества, где война и террор не прекращались с тех самых пор.

Коллективный Запад и Соединенные Штаты справиться с ситуацией на Ближнем Востоке сегодня не в состоянии. Одновременно с этим самоустраниться от проблем в регионе они также не могут, потому как именно сейчас Ближний Восток представляет угрозу их национальной безопасности невиданных со времен окончания Второй мировой войны размеров. Понимание сложившейся ситуации существует на Западе, очевидно, уже несколько лет – можно предположить, с того самого момента, когда США не вторглись в Сирию, а ограничились разговорами и возней с многочисленными оппозиционерами. Вашингтон угрожал диктатору Асаду утром и вечером, но на самом деле серьезных попыток свергнуть его не предпринимал. Вспомните Афганистан в 80-х. Тогда США действительно необходимо было выдвинуть СССР из страны, и они вооружили оппозицию до таких зубов, что редкая армия в Европе могла похвастать подобной амуницией. Однако советская армия того времени и сирийская армия нашего времени — это две большие разницы. Позже выяснилось, что сирийская оппозиция «неоднородна». Политический язык часто похож на Эзопов. Когда американские СМИ на ранних этапах восстания начали называть сирийскую оппозицию «неоднородной», опытные политики сообразили, что на то есть причина. Немного погодя появилось понятие Исламского государства, затем Аль-Каида в Сирии – и пошло, поехало. Как не смешно, но единственным стабильным, не меняющим, подобно хамелеону, политическую окраску, деятелем в Сирии оказался диктатор Асад. Он продолжал быть обычным арабским диктатором, которых здесь на каждом шагу пруд пруди: в соседнем Египте диктатор Сиси, в Иордании диктатор король Абдулла. Абдулла помягче будет, Сиси пожестче – просто у них ситуация экономическо-политическая в стране разная, но, все же, разницы между ними никакой.

Коллективный Запад ищет выход из ближневосточного пожара уже несколько лет – с того момента, как полыхнуло в Сирии. Это уже были не шутки, не Тунис и не Ливия. Широкой общественности о поисках решения ничего не говорят. Наоборот, над поисками решения выставили густую дымовую завесу в виде заклинания «Асад должен уйти», чтобы никто не догадался, что в реальности происходит. Если обладать хоть граммом логики и предположить, что Асад все же ушел и увел с собой своих головорезов из Дамаска, то напрашивается вопрос: кто войдет в Дамаск на следующий день? Какие есть варианты? В Дамаск войдут американские войска. В Дамаск войдут войска Исламского государства. Или в Дамаск войдут американские и исламские войска одновременно, которые затем счастливо рука об руку будут строить в Дамаске либеральную демократию? Если грамм логики иметь, то самым вероятным предположением станет ужасная правда о том, что в Дамаск войдут войска Исламского государства со всеми оттуда вытекающими последствиями.

Нужно найти таких мусульман, которые были бы адекватными и могли бы потушить ближневосточный пожар.

Как может выглядеть коллективное западное решение по Ближнему Востоку, если всю пропагандистскую газетную болтовню опустить? Единственным выходом может стать «местное» решение. Нужно найти таких мусульман, которые были бы адекватными и могли бы потушить ближневосточный пожар. Иными словами, Запад подошел к моменту истины, когда стало ясно, что управление Ближним Востоком необходимо передать в руки мусульман. Запад также, очевидно, смирился с тем фактом, что большинству мусульман в мире чужды идеи либеральной демократии, особенно в том виде, в каком они практикуются на Западе. Никаких гомосексуальных ценностей привить в арабском и мусульманском мире не получится, и со страданием сексуальных меньшинств здесь западному обществу придется смириться. Защитить права женщин в полной мере также будет невозможно, а потому женщинам придется страдать, как и раньше. Список этот длинный, но Запад наступил на горло своей либеральной песне, дабы погасить пламя.

Какие мусульмане могли бы устроить Запад и имели бы достаточно сил и влияния, чтобы управлять Ближним Востоком? Первым претендентом выступает Турция. Страна эта, с военной и экономической точки зрения, в регионе самая сильная. К тому же, они этими краями управляли до 1918 года, причем на протяжении лет эдак 500. Правление их, кстати, было для большинства местных жителей благоденственным, и те времена многие поминают добрым словом. Турки – сунниты, но в регионе проживает много шиитов. Потому для успешного управления нужна вторая страна – шиитская, – и чтобы Турция с ней также поладила. Вопрос суннитско-шиитского противостояния один из самых печальных в истории человеческой цивилизации. Он схож с противостоянием католиков и протестантов, за исключением того, что те уже свои противоречия разрешили, а суннитско-шиитский конфликт сейчас находится в самом разгаре и является в ближневосточном пожаре самым главным катализатором. В мире проживает 1 миллиард суннитов, которые давно угрожают покончить со 150 миллионами шиитов. Главным суннитским государством является Саудовская Аравия, обладающая основными мусульманскими святынями – Меккой и Мединой, – а также неограниченным количеством финансовых средств. Главной шиитской страной является Иран. Идеологическое противостояние между суннитами и шиитами ведется, в основном, силами этих двух государств.

Таким образом, второй кандидатурой для управления Ближним Востоком является шиитский Иран. В действительности, Иран сегодня уже де-факто управляет той частью Ближнего Востока, где бушует пожар. Освобожденный американской армией от диктатора Саддама Хуссейна Ирак сегодня находится под контролем Ирана. Для США это, конечно, кошмар, сотворенный собственными руками и лишний раз указывающий на то, что им лучше в этом регионе политикой не заниматься, потому как США до сих пор с трудом понимают, где находятся. Ирак – преимущественно шиитская страна. Правительство в Багдаде сегодня шиитское и очень с Тегераном дружественное. Ирак стал чуть ли не провинцией Ирана. Именно иранские военные специалисты и ополчение защищают Багдадское правительство. Смешно, но они практически воюют бок о бок с американскими войсками, дислоцированными в Ираке, против общего исламского врага. В прессе об этом не пишут. Наоборот, западная пресса пишет об Иране исключительно в негативном тоне, как и об Асаде, но реальное положение дел уже давно не отображается в американской прессе, ставшей главной сказочницей планеты. Иран также является главным держателем акций в Сирии и Ливане. В Ливане они содержат Хезболлу, которая управляет страной, а в Сирии являются главным костылем Башара Асада – военным, экономическим, политическим.

Отношения между Турцией и Ираном всегда были ровными, никаких серьезных конфликтов между ними не происходило. Вероятность того, что они смогут работать вместе, очень велика, и шансы потушить ближневосточный пожар у них имеются очень реальные. Обе страны могут в результате такой сделки достичь огромных политических и экономических успехов. А потому они, вероятно, согласятся на сотрудничество, особенно если им окажут поддержку другие государства. Касаемо других государств и их поддержки, речь идет о двух главных странах, проявляющих серьезную активность на Ближнем Востоке. Это Соединенные Штаты Америки, которые были в этом бизнесе испокон веков, и Российская Федерация, появившаяся на местной арене всего полтора года назад, причем абсолютно неожиданно и незвано, по мнению Западного мира. Действительно, единственной приглашающей стороной для России выступил все тот же диктатор Башар Асад, который должен был уйти. Затем, правда, выяснилось, что приглашения слал и Иран. Еще чуть позднее оказалось, что два крупнейших региональных игрока – Турция и Израиль – не возражают против российского присутствия. Как бы там ни было, на сегодняшний день основными закулисными игроками, присутствующими на Ближнем Востоке, являются США и РФ.

Некоторые смелые политические аналитики даже стали говорить о создании Нового Ближнего Востока, некой политической «Утопии», которая могла бы прийти на смену сегодняшнему ужасу и хаосу.

Турция, Иран, США и РФ при поддержке длинного ряда местных игроков – Египта, Саудовской Аравии, Иордании, стран Персидского Залива, Израиля и многих, многих других с высокой степенью вероятности смогут овладеть ситуацией на Ближнем Востоке. Некоторые смелые политические аналитики даже стали говорить о создании Нового Ближнего Востока, некой политической «Утопии», которая могла бы прийти на смену сегодняшнему ужасу и хаосу. И эта «Утопия» вполне реальна. Для ее создания необходима лишь договоренность вышеупомянутых государств, что на сегодняшний день также очень вероятно, потому как всем им такое положение вещей крайне выгодно. Выражаясь геополитическим языком, интересы всех вышеупомянутых государств при заключении такой договоренности совпадают.

Иван Пырьев