У Ирана и Саудовской Аравии нет общей границы. Встретиться на поле боя они могут разве что в Персидском заливе. Но в сегодняшнем мире это ничего не значит. Войны XXI века современные государства ведут не сами, а с помощью своих ставленников, которыми управляют. Саудовская Аравия в этом вопросе один из мировых лидеров. Причин на то много, вот некоторые из них. Во-первых, у страны имеется очень много денег – ни у кого в мире нет такого количества свободной наличности, как у Эр-Рияда. Во-вторых, у Саудовской Аравии нет серьезных вооруженных сил. Сколько они не пытались создать боеспособную армию, сколько на это не тратили денег – все без толку. Саудовцы воевать не хотят, и не могут. Богатые они и ленивые для такого грязного и опасного дела. Воевать в наше время хорошо могут только нищие фанатики, а этих на Ближнем Востоке сколько хочешь. Только плати – и повелевай. Иран не настолько богат, но боевого опыта у него, конечно, побольше. В действительности Тегеран за последние годы стал региональным военным монстром – сказались десятилетия беспрерывных войн и участия во множестве региональных конфликтов. Иран воюет практически с 1980 года без остановки. После окончания ирано-иракской войны в 1989 году Тегеран активно занялся экспортом исламской революции в регионе, приобретая в процессе бесценный военный и революционный опыт, которому Саудовская Аравия может только позавидовать.

Почти миллиард суннитов страстно ненавидят около 150 миллионов шиитов.

Суть конфликта между Саудовской Аравией и Ираном лежит в религиозной плоскости, этому конфликту уже много веков. Почти миллиард суннитов страстно ненавидят около 150 миллионов шиитов. Иран олицетворяет в этом противостоянии шиитов, в то время как Саудовская Аравия – суннитов. Линия фронта между двумя странами проходит как раз по межрелигиозным разломам в различных частях Ближнего Востока. Самым главным фронтом между двумя смертельными противниками является Йемен. Здесь Иран поддерживает шиитских повстанцев, которые теснят суннитов, щедро снабжаемых Эр-Риядом. Саудовская Аравия задействовала на этом участке даже свои регулярные войска, в основном авиацию, но результата никакого не получила. Скорее, наоборот. Высокотехнологичные, оснащенные по последнему слову техники саудовские ВВС ничего не смогли сделать. И хотя саудиты потратили на свои ВВС больше денег, чем Израиль и Англия, вместе взятые, результата не видно. Посланные в помощь йеменским суннитам саудовские военные советники тоже ничего не добились, только понесли серьезные потери. Был убит даже член королевской семьи, генерал саудовской армии.

Еще одним полем битвы между двумя странами стал Ирак. Страна эта преимущественно шиитская. Шииты составляют около 80% населения, но пока у власти стоял диктатор Хуссейн страной руководили сунниты. После свержения Хуссейна пропасть разверзлась – началась гражданская война между суннитами и шиитами, в которой активно принимают участие и Иран, и Саудовская Аравия. Пока Иран значительно опережает своего противника. Созданное при помощи Тегерана шиитское движение Бадр насчитывает в своих рядах более полумиллиона хорошо вооруженных бойцов. Ничего подобного у суннитов в Ираке и близко нет.

Ливанская Хезболла – штык в спину Израиля – одно из крупнейших внешнеполитических достижений Тегерана. Эта организация представляет серьезную военную, да и политическую, силу на Ближнем Востоке. С помощью Ирана она прекрасно вооружена и имеет огромный боевой опыт самого разного типа. Именно Хезболла в самый тяжелый для Башара Ассада момент сирийской войны пришла на помощь его войскам и смогла выровнять ситуацию. В Сирии Саудовская Аравия может противопоставить шиитам только разрозненные группы суннитских оппозиционеров, которые зачастую путаются в рядах ИГИЛ, что уже представляет собой проблему для США, особенно в последнее время. В Ливане Эр-Рияд поддерживает законно избранное правительство – как финансово, так и военной помощью, но правительство это против Хезболлы – не игрок, слишком уж неравны силы.

Ненависть к Эр-Рияду, обильно политая кровью погибших, осталась и, возможно, вскоре даст серьезные ростки.

Крайне чувствительным регионом для Саудовской Аравии является, кстати, ее собственная Восточная провинция, где проживают в основном шииты. Некоторое время назад здесь произошли серьезны волнения, которые удалось подавить только с помощью танков и артиллерии. Полицию и местные силы безопасности восставшие практически сразу, скажем так, обезвредили. Правительству пришлось вводить регулярные войска самым срочным образом. Восставшим тогда было нечего противопоставить современным танкам, имеющимся на вооружении саудовской армии, и восстание потерпело стремительное поражение. Однако ненависть к Эр-Рияду, обильно политая кровью погибших, осталась и, возможно, вскоре даст серьезные ростки. О необходимом для борьбы с танками оружии позаботится Тегеран, главное, чтобы ненависть была, а она кипит в сердцах местных шиитов.

Не менее опасным для саудитов было и восстание в Бахрейне в 2011 году. Страна эта крошечная и очень богатая. Но в основном здесь проживают шииты, в то время как правят при помощи соседней Саудовской Аравии сунниты. Когда началось шиитское восстание, Эр-Рияд почти сразу же ввел в соседнее государство свои войска, потому как силы безопасности Бахрейна, вместе со всеми силовыми ведомствами, были мгновенно повержены восставшими. Опять саудовские танки и артиллерия. Все происходило в разгар Арабской весны, но ни одна западная держава не сказала и слова. Стрелять из артиллерии по людям в Бахрейне было можно, потому как там требовалось поддержать стабильность. А стабильность в Сирии была не настолько важна, по крайней мере, на тот момент времени (хотя, как оказалось сегодня, она и там нужна). Бахрейнские шииты были разгромлены, но не повержены. В следующий раз они просто лучше подготовятся.

Противостояние между двумя странами очень опасно не только для них, но и для всего Ближнего Востока, а если взять на рассмотрение волну террора в Европе, то и для всего мира. Потому сегодня давний конфликт привлекает внимание уже слишком большого количества крупнейших геополитических игроков мира. Воевать друг с другом по-тихому на периферии Ближнего Востока им, вероятно, в ближайшее время запретят, после чего силой усадят за стол переговоров, дабы они в пылу своей многовековой распри не взорвали все человечество.