В преддверии большого наступления на второй по величине иракский город Мосул, находящийся в руках Исламского государства с 2014 года, предполагаемые союзники Ирак и Турция вступили пока что в вербальное противостояние.

Анкара вызвала «на ковер» иракского посла, в то время как Багдад вручил ноту протеста турецкому уполномоченному представителю в стране после того, как министры иностранных дел обменялись жесткими ремарками.

Спорный вопрос заключается в том, что парламент Турции продлил еще на год правительственный мандат на пребывание турецких военных на территории Ирака и Сирии, против чего активно возражает Багдад. Предлогом для пролонгации мандата служит твердая уверенность Турции в том, что шиитская иракская полиция, равно как и признанные в Турции террористическими курдские военные формирования, не могут принимать участия в освобождении Мосула, где в мирное время большая часть мусульманского населения являлась суннитами.

Турция сама, за некоторым исключением этнических меньшинств, является суннитским государством, поддерживающим тесные связи с суннитским же королевством Саудовской Аравии.

Настаивая на сохранении этнического и религиозного довоенного баланса в регионе, Турция старается усилить свою роль в предстоящей наступательной операции по освобождению Мосула.

Однако заверения заместителя премьер-министра Турции в том, что турецкие войска ни в коем случае не являются «иностранной оккупационной силой» в регионе, не убедили иракский парламент, большинством голосов отвергший продление турецкого мандата еще на год.

Несмотря на сложные взаимоотношения между предполагаемыми участниками наступательной операции на Мосул ее планирование продолжается. Главными ударными силами должны стать иракские правительственные войска при поддержке коалиционных сил во главе с США. На данный момент Турция все активнее заявляет свои права и желание принять участие в масштабной операции, однако возражает против участия курдских формирований, которые США, в свою очередь, считают важной ударной силой. Наступление должно начаться в конце октября, однако клубок противоречий между казалось бы союзниками все больше запутывается.