Инфляция в Украине, кажется, присутствовала всегда. Иногда она стремительно прогрессировала, срываясь на сотни, тысячи процентов, в результате чего практически полностью была уничтожена первая украинская валюта – карбованец (он же купон). Помню времена, когда инфляция в стране замедляла ход, создавая впечатление, что вот, наконец, и мы можем жить по-человечески, по-европейски, без жутких финансовых потрясений, крушащих все на своем пути. У инфляции в Украине всегда имелась одна отличительная черта – она напрямую была связана с нашей национальной валютой. Они жили и колебались вместе – куда одна, туда и другая. Точнее, инфляция всегда следовала за валютой, потому как инициатива всегда принадлежала последней.

Сейчас в стране лето. Кажется, что все процессы – как экономические, так и политические – подвисли в летнем раскаленном воздухе. Народ пребывает в состоянии осторожного «накануне». Осенью, очевидно, это «накануне» закончится, и начнется… Мы бы хотели поразмыслить о том, что может произойти в Украине с инфляцией в ближайшее время и насколько различные возможные потрясения могут привести к резкому прыжку цен в стране.

Именно ценовая эластичность и является основным элементом защиты общества от инфляции.

Одним из ключевых факторов, определяющих уровень инфляции, является такое понятие, как ценовая эластичность. Понятие это указывает, насколько сильно потребитель готов протестовать против повышения цен на определенный товар или услугу. Если цена одного литра молока вырастет, к примеру, с 15 гривен до 20, то продажи молока упадут, скажем, на 25%. А если вместо 15 гривен за один литр молочники завтра решат потребовать 30 гривен, то, скорее всего, продажи рухнут на 90%, потому как покупать его будут разве что для самых маленьких детей, и чуть-чуть на утро – в кофе добавить. Уточним, что молоко – товар, который не имеет заменителя и является самым в продуктовой корзине базовым. А вот другие продукты и товары заменить вполне возможно: говядину – на более дешевую свинину, свинину – на еще более дешевую курицу, а курицу, в конце концов, на картошку. Именно ценовая эластичность и является основным элементом защиты общества от инфляции. Ценовая эластичность очень сильно зависит от уровня доходов населения и от того, какой процент от этих доходов составляет стоимость того или иного товара. Если, скажем, совокупный доход семьи из трех человек составляет 5 000 гривен в месяц, а молочники все же примут решение, что «справедливая» цена молока таки составляет 30 гривен, то решение сие будет, скорее всего, ошибочным, потому как пить это молоко им придется самим.

Мы предполагаем, что на данный момент времени ценовая эластичность в украинском обществе натянута до самого своего крайнего предела. Можно, конечно, натянуть ее немного больше, но только в том случае, если серьезно увеличить уровень доходов населения. Об этом пока речи не идет как в государственном секторе, так и в коммерческом. Зарплаты бюджетникам правительство поднять не в состоянии, а положение дел в частном секторе экономики просто катастрофическое, ему бы, сектору этому, день простоять да ночь продержаться. Обрисовывая главный фактор защиты населения от инфляции, стоит просто сказать банальную фразу – у людей нет денег. Мало того, можно утверждать, что продавцы многих категорий товаров слишком сильно переборщили с повышением цен в предыдущие месяцы, за что сейчас расплачиваются тотальным падением продаж. В основном это, конечно, касается промышленных товаров наподобие одежды и обуви, немалый запас которых можно не восполнять довольно долго. Но вот продавцам быстро портящихся продуктов питания таких, к примеру, как персики или малина, играться с ценовой эластичностью можно максимум один или два дня. А потому здесь наблюдается уровень цен пятилетней давности, что для других сегментов товаров народного потребления уже просто фантастика. В результате все население страны занялось тотальным импортозамещением.

Этой зимой продуктовая инфляция в Украине не пройдет ни на шаг, даже если гривна упадет ниже самого последнего плинтуса.

Можно утверждать, что народ Украины перешел в контрнаступление на инфляцию, переключившись практически полностью на сезонные продукты украинского производства, а также начав тотальную консервацию всего и вся, дабы перезимовать в покое, не голодая и не нервничая о стоимости продуктов на базаре. Испуг перед подорожанием продуктов зимой за последние годы стал в народе настолько велик, что на борьбу с ним поднялось практически все население страны. Эту зиму мы уже точно встретим так, как Красная Армия когда-то встретила фашистов на Курской дуге, – в тройном кольце обороны из банок с огурцами, помидорами, малиной и всего остального. Этой зимой продуктовая инфляция в Украине не пройдет ни на шаг, даже если гривна упадет ниже самого последнего плинтуса. С нашими зарплатами отступать нам некуда, а консервов точно хватит до следующего лета.

Стоимость продуктов питания в сегодняшней потребительской корзине и есть самая большая составляющая этой корзины. А потому, мы в значительной степени, консервируя помидоры и малину, уже обеспечили стабильный уровень инфляции как минимум до следующего лета.

Вторым по весу фактором, после продуктов питания, влияющим на инфляцию в следующие 12 месяцев, является стоимость коммунальных услуг – и здесь, конечно, все выглядит намного более угрожающе. Однако при более детальном рассмотрении и в этом вопросе ситуация не выглядит настолько пугающей. Для наиболее бедных граждан Украины, для которых удельный вес коммунальных услуг в их корзине потребления является крайне высоким, правительство выдаст субсидии. Для большинства же тех, кто субсидии не сможет получить, коммунальные услуги такой большой доли в потребительской корзине занимать не будут. Кроме того, увеличение стоимости коммунальных услуг уже подошло к концу – цены на них достигли рыночного уровня, а потому дальнейших повышений не предвидится, и инфляционного давления с этой стороны также ожидать не следует. Надо только пережить последний рывок цен, и затем все – можно жить спокойно.

В этом году, ударившись о дно на уровне в 27 за один доллар, наша национальная валюта медленно, но уверенно начала карабкаться вверх.

Есть еще один фактор, который играет очень большую роль, – обменный курс национальной валюты. Он также вызывает множество самых разных опасений. Но насколько они обоснованы? Да, жизнь научила нас бояться любого чиха в этой области, особенно политического. Да, правительство наше крайне нездоровое, а потому политически чихает с утра до вечера. Да, на финансовом рынке развелось невероятное множество экспертов, каркающих днями напролет о том, что скоро (к 1 ноября, к 1 января, к 1 марта…) гривна будет стоить 40 за один доллар. Да, все это есть, но гривна никуда не падает. Более того, она укрепляется. В этом году, ударившись о дно на уровне в 27 за один доллар, наша национальная валюта медленно, но уверенно начала карабкаться вверх. И это несмотря на официальный прогноз в 27 с копейками в среднем по году. Дабы прогноз государственный валюте нашей в этом году выполнить, ей требуется срочно упасть до 30 и лежать там, на этом дне, до конца года. Однако вчера гривна опять отбила у доллара свои несколько копеек и, похоже, чихать она хотела на государственный прогноз, что в очередной раз указывает на исключительную неспособность нашего правительства строить сколько-нибудь достоверные прогнозы.

Единственной серьезной угрозой для платежного баланса страны до конца года могут стать закупки природного газа.

Ключевым объективным фактором, влияющим на курс национальной валюты, остается платежный баланс страны – соотношение импорта к экспорту. Пока платежный баланс уверенно держится слегка положительным. Вот объявили об очередном рекорде по продаже зерна за границу. Причем рекорд внушительный, мы превысили прошлогодние продажи почти на 15% в количестве тонн, да и цены на зерно значительно повысились. Растут цены и спрос на все остальные основные статьи украинского экспорта – продукцию металлургии и химии. Единственной серьезной угрозой для платежного баланса страны до конца года могут стать закупки природного газа. Но, во-первых, закупки газа начнутся только осенью, а во-вторых, одно только увеличение продаж зерна в состоянии в значительной степени нивелировать негативный эффект от закупок газа. Иными словами, шансы ослабления национальной валюты к концу года, конечно, существуют, но не столь уж они и велики, как их пытаются представить многочисленные эксперты.

Подводя итог, можно было бы, конечно, резюмировать, что инфляция нам больше не грозит, что худшее уже позади. Есть, однако, один фактор, который все наши прогнозы может с легкостью поломать в считанные минуты. Речь идет о политическом кризисе. В любой момент он может постичь наше нездоровое правительство, которое и летом-то чихает так сильно, что приходится волноваться о его здоровье. Что с ним произойдет, когда в стране ударят морозы, а народ взбеленится, остается только гадать. А потому, как это ни прискорбно, мы, украинский народ, в вопросе инфляции, как и во многих других вопросах, целиком зависим от правительства нашего, на все и всех чихающего. И это плохо.