Кто бы ни стал американским президентом, он или она станет с самого первого дня на этом посту военным президентом. В стране идет война. Американские войска разбросаны по всему миру, во многих местах им приходится вести боевые действия. Каждый день поступают сведения об убитых и раненых американских военнослужащих. Кроме того, боевые действия ведут и многие американские союзники. Ответственность за них также лежит на правительстве США. Речь идет не только об их снабжении оружием, боеприпасами, разведывательной информацией, но и целом ряде более широких вопросов как то политическая и финансовая поддержка. Командный центр в Пентагоне не спит круглые сутки, он ведет войну по всему земному шару, стоя на страже национальных интересов Соединенных Штатов Америки, а также на страже демократии и прав человека во всем мире.

Если кандидат в президенты Дональд Трамп имеет о военных делах крайне смутное представление, потому как всю свою жизнь занимался недвижимостью, казино и красавицами, то другой кандидат – Хилари Клинтон – как ни странно, ведь она женщина, в этом вопросе разбирается совсем неплохо. Все потому, что она начала не одну войну. Её самым знаменитым военным приключением, конечно, считают Ливию. В 2011 году, будучи министром иностранных дел США, именно она склонила президента Обаму вмешаться в ливийский конфликт. До этого момента голоса в американской администрации разделились поровну. Но затем госпожа Клинтон встретилась с лидером ливийской оппозиции, приятным во всех отношениях молодым человеком, получившим образование на Западе, который пообещал ей установление демократии в стране в самые короткие сроки, а также гарантировал равные права для ливийских женщин. После этого госпожа Клинтон решила, что у нее есть ливийская команда и подняла свой голос в пользу вмешательства в ливийский конфликт. Её голос стал решающим, склонив чашу политических весов в пользу ястребов, которых она тогда и возглавила. В считанные дни режим Каддафи сменили. С военной точки зрения это было несложно. После этого в страну тут же прибыла команда молодых реформаторов, тех которые пообещали госпоже Клинтон быстрый переход Ливии к демократии.

Родственники погибших американских дипломатов подали на госпожу Клинтон в суд, обвинив в смерти близких именно её.

Уже через месяц от них и след простыл, большинство просто бежали на Запад, в Лондон, в Вашингтон, только подальше от Триполи, где началась подлинная вакханалия. Кстати госпожа Клинтон, вскоре после победы революции также прибывшая в Триполи, чуть сама не стала жертвой местных повстанцев. Её кортеж на улицах столицы Ливии оказался в таком плотном кольце ликующих местных жителей, что проехать было практически невозможно. Большая часть огромной толпы была вооружена до зубов. Автоматы Калашникова перемешивались с пулеметами и гранатометами. Американская охрана пребывала в ужасе, но ничего не могла сделать. Затем это инцидент квалифицировали как один из самых опасных в истории США. Тогда по тревоге подняли все ближайшие подразделения Шестого флота, базирующегося в Средиземном море. В той жуткой давке госпоже Клинтон довелось вблизи увидеть лицо установленной ею ливийской демократии. Совсем скоро после этих событий в Триполи напали на американское посольство, посол и несколько сотрудников погибли, посольство спалили. Такого в истории США не было никогда. Убивали президентов, но послов. Кстати родственники погибших американских дипломатов подали на госпожу Клинтон в суд, обвинив в смерти близких именно её. Разбирательство до сих пор не закончено.

Ливия была, однако, не единственным местом, где будущему вероятному президенту США удалось приложить руку к началу боевых действий. Возможности влиять на военную политику американского государства у Хилари Клинтон имелась многие годы. На протяжении четырех лет она была министром иностранных дел, о чем знают многие. Но вот о чем знают немногие, так это о том, что в бытность свою сенатором она шесть лет заседала в комитете по обороне. А еще у нее имеются близкие и серьезные контакты с высокопоставленными американскими военными. Один из самых известных американских журналистов Боб Вудвард как-то писал, что ему довелось стать свидетелем того, как госпожа Клинтон тепло обнималась с генералом Кином. Дело было в 2009 году. Затем он добавил – генерал Кин, один из немногих американских военных, который всегда уверен, что любая страна в мире станет лучше, если её делами займутся Соединенные Штаты Америки. А госпожа Клинтон, продолжает Боб Вудвард, очень редко с кем так тепло обнимается, как она обнималась с генералом Кином.

Второй после Ливии страной, где Хилари Клинтон удалось покомандовать американской армией, стал Афганистан. В 2009 году американское правительство приняло решение резко нарастить свое военное присутствие в стране, дабы покончить с талибами и всякими другими исламистами, замучившими беспомощное афганское правительство, висящее на американских штыках. Штыков решили прибавить, полагая, что в такой способ можно будет провести последнее решительное наступление, после чего вывести американские войска из Афганистана и закрыть эту страницу в истории очередного неудавшегося вмешательства в мусульманские дела. Чем это закончилось известно – ничем не закончилось. Конца афганскому конфликту не видно. Есть только одна деталь, о которой предпочитают не вспоминать. Три четверти американских потерь пришлось на то время, когда произошло наращивание военного присутствия и когда американская армия начала на талибов наступать. Госпожа Клинтон играла в тех событиях большую роль. Она была, наверное, одним из самых активных сторонников додавить талибов. Она требовала послать даже больше войск, чем того хотел тогдашний министр обороны Гейтс, а он хотел больше всех.

Сегодня ситуация на международной арене намного опаснее той, которая была в мире до начала «Арабской весны». Некоторые обвиняют госпожу Клинтон в том, что именно она выпустила из «Арабской весны» настоящего джина. Тунис был, ведь, по сути, не больше, чем легким мусульманским волнением по сравнению с первой серьезной кровью, которую пустили в Ливии при самом прямом участии госпожи Клинтон. В Тунисе, кажется, даже никого и не убили, так побили полицейских. Первая кровь на «Арабской Весне» пролилась в Ливии. Теперь остановить эту бойню почти невозможно. Соединенные Штаты Америки за эти годы, а они серьезно занимаются мусульманскими делами уже 15 лет, с 2001 года, лучше всех узнали какой ящик Пандоры они открыли и, потому только о том и думают, как оттуда уйти, побыстрее…

США сейчас в процессе ухода с Ближнего Востока и крайне вероятно, что Хилари Клинтон менять эту политику не станет.

Госпожа Клинтон как никто иной знакома с мусульманским вопросом и, потому, очевидно, также займет мудрую позицию – с Ближнего Востока надо уходить. США сейчас в процессе ухода с Ближнего Востока и крайне вероятно, что Хилари Клинтон менять эту политику не станет. Так что может Хилари и была в свое время Ястребом, но времена сильно изменились. Сколько можно наступать на исламские грабли, сколько можно хоронить американских солдат, а сколько нужно тратить на все это безумие денег американских налогоплательщиков и это в то время как дома здравоохранение трещит по швам.

Хилари Клинтон с большой долей вероятности станет следующим президентом США, она станет военным президентом, потому как в стране идет война. Но вот насчет того, что она будет ястребом, это вряд ли. Им она уже была и не очень удачно.