Ни одна страна в мире не имеет столько газовых проблем, сколько их имеет Украина. Любой житель государства нашего, у коего дома имеется телевизор, вам сразу же скажет, что проблемы эти созданы политиками, потому как наживаются они на нашей боли. Это, правда, однако есть в этом вопросе несколько иных моментов – много больших по размеру, нежели воровство, процветающее на нашей Родине в среде мужей государственных уже не первое столетие.

На тот момент времени сооружение такой трубы по масштабу технических и экономических вопросов было соизмеримо с освоением космоса.

Газ в Украине, а главное, деньги в этом вопросе оборачивающиеся – наследство советских коммунистов. В 70-ых годах прошлого века, после арабо-израильской войны 1973 года и последовавшего за ней арабского нефтяного бойкота, приведшего к первому в истории человечества энергетическому кризису, Европа сильно озаботилась своим энергетическим балансом. В этот самый момент брежневский режим, который мы так привыкли обвинять во всех экономических грехах, коммерчески подсуетился и свершил чудо, равное которому больше никто и никогда не совершал. СССР достиг со странами Западной Европы (в первую очередь с ФРГ) договоренности о стратегических поставках газа, для чего срочно требовалось построить газотранспортную систему (ГТС) длиной от Сибири (где газ добывали) до Германии (где газ продавали). На тот момент времени сооружение такой трубы по масштабу технических и экономических вопросов было соизмеримо с освоением космоса. Но советские коммунисты – правда, с помощью германских капиталистов – поставленную перед ними задачу выполнили, и самый протяженный в мире газопровод Уренгой-Помары-Ужгород в 1983 году ввели в эксплуатацию.

После развала СССР Украине достался кусок этой трубы, входящей в нашу Родину в Сумской области и выходящей из нее в Ужгороде. На сегодняшний день газопровод – самый ценный актив на балансе нашего государства. Стоимость его исчисляется десятками миллиардов долларов, однако продать ценное наследие не так-то просто, о чем мы напишем ниже. Пока же труба вносит в госбюджет самый большой вклад – около 3 миллиардов долларов в год, но и здесь имеются трудности, потому как будущее этих платежей, а с ним и судьба нашего бюджета, окутано густым геополитическим туманом. Следующим по важности вопросом в газовой сфере является оставленная нам в наследство теми же коммунистами тяжелая промышленность. Именно она «съедает» огромное количество голубого топлива.

Раньше, в начале 2000-ых годов, когда страна потребляла около 60 миллиардов кубов газа в год, на промышленность эту приходилось две трети от вышеобозначенного объема. Сегодня уже меньше половины. В принципе, промышленность можно окончательно добить, и тогда проблема приобретения газа у России решиться сама собой, но дело в том, что эта отрасль является основой нашей экономики. Именно она зарабатывает для страны валюту, платит основную сумму налогов, и именно на этих химических и металлургических заводах работают миллионы людей, получающих за труд свой нелегкий заработную плату. В сложной формуле газовых проблем есть еще два фактора, после описания которых можно будет перейти к более конструктивной части размышлений относительно решения проблем насущных.

Сегодня добыча в нашей стране не дотягивает даже до 20 миллиардов кубов в год.

В самой Украине существует газодобывающая отрасль – и ее также создали коммунисты. Мало кто знает, что на пике своего развития в 70-80-ых годах советского прошлого газодобыча в Украине достигала рекордных 70 миллиардов кубов газа в год. Этого бы с лихвой хватило на наши сегодняшние нужды, составляющие всего-то 40 миллиардов (с работающей промышленностью) – да что там! – мы бы еще могли избыток продавать за рубеж. Сегодня добыча в нашей стране не дотягивает даже до 20 миллиардов кубов в год. Некоторые специалисты говорят, что весь газ «высосали» коммунисты, не оставив нам ничего, но это не совсем так. Дело в том, что газодобывающая промышленность – научно и финансово емкая, то есть в нее необходимо постоянно вкладывать немалые средства и усилия титанические, чтобы поддерживать добычу. К примеру, норвежская газовая отрасль начала добычу приблизительно в то же время, что и наша украинская, однако она до сих пор питает половину Европы, потому что ее развивают и о ней заботятся. У нас же после развала коммунизма начался капитализм – денег не было. Те крохи, что появлялись, тут же пускали в оборот, чтобы купить китайские товары народного потребления, быстро «наварив» на этом немалые прибыли. Какая там газодобывающая промышленность!

И последний фактор в нашем сложном газовом балансе – любовь украинцев к земле. А это означает, что половина населения страны проживает в частном секторе, то есть в родном частном доме на своем клаптике земли, где у народа растут органические помидорки, огурчики, лучок и бегает родной кабанчик с курями и гусями наперегонки. В действительности эта пасторальная идиллия – нож в спину украинского государства, потому как каждый год у нас наступает зима, и дома эти надо обогревать. Система же отопления в них сделана из расчета, что используемый для сего газ является ресурсом почти бесплатным. Народ к этому привык – и привычке этой уже очень много лет, а потому она не лечится. Удивителен тот факт, что в жилищную западню попали не только сельские украинцы, но и городской средний класс. Многие не смогли побороть любовь к земле и переехали из тесных городских скворечников в частные дома, которые сами же и построили. А когда строили, то не было никаких сил удержаться от полета фантазии буйной, а потому домик в конце стройки получался метров этак на 400 квадратных. Отопление сего поместья следующей зимой обойдется в ощутимую сумму денег, на которую, кстати, можно снять квартиру в центре Киева.

Именно президенту Ющенко принадлежит знаменитая фраза: «Хотите переходить на рыночные взаимоотношения в газовом вопросе, черт с вами, переходим».

Вопрос: что со всем этим газом делать? – мучает «самые большие умы» украинской власти с того самого момента, когда стало ясно, что главным врагом Украины является Россия. Причем, выбирая стратегического противника, решили не мелочиться – выбрали самого большого в Европе, да еще и с газом. Могли же пальцем ткнуть в Румынию, и мы до сих пор жили бы спокойно и богато – ан нет! И уж совсем выводит из себя осознание, что до сего момента у Украины вообще врагов не было, даже не предвиделось, а та же Румыния помирилась даже с Венгрией, которую до сих пор глубоко ненавидит. И вот, первым «самым большим умом» в истории украинской государственности стал президент Ющенко. Как только он пришел к власти, сразу взял газовый вопрос за рога и сделал первый ход в газовых шахматах с Россией. Причем, садясь играть в эти шахматы с русскими, Ющенко в действительности играть не умел. Однако сей факт не важен – следовало дать понять потенциальному агрессору, что плевать он хотел на их газ и что шантажировать Украину газом у России не выйдет. Именно президенту Ющенко принадлежит знаменитая фраза: «Хотите переходить на рыночные взаимоотношения в газовом вопросе, черт с вами, переходим». Он гордо предъявил ультиматум агрессору и разорвал договор с Россией на газ по 50 долларов за куб. Русские радостно не возражали. В это время ничего не подозревающий мирный украинский народ спокойно сажал свои помидорки и строил замки на Осокорках по 500 метров квадратных на семью из 3 человек.

Так на Украине вопрос сугубо экономический перетек в плоскость исключительно политическую. А где политика – там и политики. Эти мухи слетелись на «сладкий» газ в таких количествах, что увидеть за ними суть проблемы практически невозможно. Речь идет о миллиардах украденных долларов в год – и процесс этот длиться уже немало лет. Злые языки поговаривают, что президент Ющенко имел от этого немалую пользу. Его совратили российские агрессоры, быстро догадавшиеся, что продавать газ по 250 долларов за куб (а потом и по 400) лучше, чем по 50. Как бы там ни было, выпустив с легкостью газового джина из русской бутылки, Ющенко никогда за годы своего правления не предпринимал никаких мер, чтобы вопрос газовый в стране хоть как-нибудь облегчить. Ни мух он этих не гонял, ни энергосбережением он не занимался, хотя в то время денег в стране было много, да и Запад бы нам помог. Нет, экономика не была его коньком, он больше любил политику, а потому политизировал газ до самой наивысшей крайности.

Что будет в Украине зимой, в нашем правительстве никого не интересует.

Перескочим сразу через несколько «самых больших умов» государства в наше время. Новый премьер-министр Украины Владимир Борисович Гройсман поставил жирную точку в газовом вопросе буквально через несколько дней после своего избрания на этот ответственный пост. Все, газ в Украине стоит столько же, сколько и во всем мире. Бензин же у нас продается по мировым ценам уже лет 20 – и ничего, никто уже и не вспоминает, что может быть по-другому. А чем газ хуже бензина. Такое же топливо, только не жидкое. Решение Гройсмана умное, потому как сделано оно в апреле – до зимы еще далеко. Что будет в Украине зимой, в нашем правительстве никого не интересует. Они ведь настоящие Мальчиши-Кибальчиши. Им бы день простоять, да ночь продержаться. Мало кто из них думает, что до зимы в правительстве этом (или вообще в Украине) доживет. Зимой их ждет Бали и Монте-Карло после каторжного труда на благо нашей Родины. Вот скажите, кто последний раз видел Арсения Петровича Яценюка? Никто не видел. Может, кто его слышал? Никто не слышал. А где он? Никто не знает.