Спорт и допинг – близнецы-братья. Понятное дело, что матери-истории более ценен первый, но отколе спорт из разряда робкого хобби превратился в мощнейшую индустрию, появилась целая наука, как при прочих равных условиях сделать так, чтобы тот или иной спортсмен стал победителем. Наука эта особо рьяно стала развиваться во второй половине прошлого века. И особо поднаторели в ней СССР, США и ГДР. Хотя и другие страны развитого мира не захотели отставать. Если сравнить показатели чемпионов и рекордсменов первых Олимпиад и последних, увидим ошеломляющую разницу. И дело не столько в том, что человек начала двадцатого века существенно отличался от спортсмена начала века двадцать первого, сколько в разнице тогдашней и нынешней медицины и фармакологии.

Страны, использующие в спорте запрещенные стимуляторы, надолго обогнали не только тех, кто эти стимуляторы не использовал, но и антидопинговые службы.

Погоня за результатом во что бы то ни стало превратилась из невинного (поначалу) способа в настоящий маниакальный синдром. Страны, использующие в спорте запрещенные стимуляторы, надолго обогнали не только тех, кто эти стимуляторы не использовал, но и антидопинговые службы. «Обмануть» допинг-пробу тридцать-сорок лет назад для знающих предмет ничего не стояло. Но в 80-х годах прошлого века борьба с допингом в спорте тоже сделала качественный шаг вперед. Уличили в применении допинга некоторых звездных личностей. Бена Джонсона, например, знаменитого бегуна, Олимпийского чемпиона.

СССР, никогда не гнушавшийся имперских амбиций, норовил доминировать и в спорте. И для достижения цели, как и всегда, все методы были хороши. Нередко спортсменам непосредственно перед стартом переливали кровь. Говорят, что в таком состоянии человеческий организм как бы молодеет и получает столько адреналина, эмоций и заряда, что имеющийся потенциал увеличивается в разы. Кстати, знаменитый московский институт переливания крови был создан поначалу как исследовательский центр по созданию суперчеловека. Не получив суперчеловека в серийное производство, Союз попытался его создать в спорте. Порою получалось впечатляюще. Рекордов было много. Причем как в индивидуальных видах спорта, так и командных. Не последнюю роль в достижении таких результатов сыграла и медицина стимулирующих препаратов. В данном случае есть попытка просто не выбрасывать из песни слов, а не очернить достижения советского спорта, которых было действительно немало. Просто параллельными курсами с этими достижениями, как было указано выше, развивалась и советская допинг-индустрия.

Пробудившийся от затянувшейся спячки, русский медведь вспомнил о былых имперских привычках. И в спорте в том числе.

С развалом советской империи ее правопреемница Россия получила богатое наследство. И в спорте тоже. В первые постсоветские годы было не до рекордов. Держались на старых дрожжах. Как говорится, не до жиру. Но пришло время, когда вспомнили и про «жир». Пробудившийся от затянувшейся спячки, русский медведь вспомнил о былых имперских привычках. И в спорте в том числе. «Быстрее, выше, сильнее» — олимпийский девиз вновь стал сверхактуальным на одной шестой половине суши. Причем вновь – любой ценой. Благо, что начинать с нуля не пришлось – старая советская допинг-школа вновь понадобилась. Россия упрямо тянулась стать супердержавой. Хотя бы в спорте. Хотя бы в его олимпийских видах. Не обошлось и без проколов. На зимних Олимпийских играх 2002 года Россия была лишена сразу пяти наград в лыжном спорте (два «золота» и три «серебра»), а спустя два года на летней Олимпиаде пришлось возвращать две медали (золотую и бронзовую), добытых соответственно в легкой и тяжелой атлетике.

Но, как говорил советский классик, «лес рубят – щепки летят». Апофеозом российского доминирования в спорте (с точки зрения результатов) стала зимняя Олимпиада в Сочи. Россия едва ли не впервые после развала СССР почувствовала себя гегемоном. И никого особо не волновало, за счет кого или чего были добыты те результаты. Головокружение от успехов началось быстро. Собственно, как и всегда в подобных случаях, ведь чтобы захотеть много, много не надо. Россия, похоже, почувствовала себя избранной и безнаказанной одновременно. Такое впечатление, что допинг они даже не собирались прятать. Закон тайги – медведь хозяин.

Однако мировое спортивное сообщество рассудило иначе. После скандала с теннисисткой Шараповой и последующих массовых уличениях российских спортсменов в употреблении запрещенных препаратов зарвавшемуся соседу просто указали на его место. Место это оказалось незавидным. Это у себя вы можете до поры до времени проводить соревнования, как вам заблагорассудится. А в иных местах – будьте добры, соблюдайте правила. В итоге на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро российскую сборную по легкой атлетике мы не увидим. Вполне возможно, что не увидим сборную и по тяжелой атлетике, и по плаванию. Слишком много вопросов к этим спортсменам есть у Международного Олимпийского Комитета, который пока что решил не дисквалифицировать Россию полностью. Однако к рассмотрению этого вопроса МОК вернется в последний день июля на заседании своего исполкома. Тогда, кстати, обнародуют результаты проверки на допинг российских спортсменов за зимнюю Олимпиаду в Сочи. Так что, вполне возможно, на спортивных манежах Рио мы не увидим российских спортсменов.

Почему это хорошо

В первую очередь потому, что законы одни для всех. И если в отдельных случаях на «шалости» закрывались глаза, то на явление размаха эпидемии – уже нет. Совершивший серьезный проступок соответственно наказан. Причем без испытательного срока, без порук и перевоспитаний. Чтобы неповадно было. Чтобы усвоили горький урок. И другим в назидание.

Почему это плохо

В первую очередь потому, что Олимпиада лишилась некоторых действительно сильных российских спортсменов, причем тех, кто «не попался». Они, эти спортсмены, а за ними и вся Россия, будут считать Олимпиаду в Бразилии неполноценной. Понятное дело, что ореол их мнения – кухня где-то в Саранске или Таганроге. Но осадок останется. Что за Олимпиада без Исинбаевой, к примеру, к тому же «чистой».

По-настоящему можно было бы радоваться, если бы Россию дисквалифицировали с Крыма. Или хотя бы с Донбасса.

Помимо всего прочего, не совсем хорошо выпячивать соседские изъяны как собственную добродетель. А некоторые у нас так и делают. Вроде бы запамятовав, что и в нашем спорте были подобные проколы. Юрий Белоног, толкатель ядра, лишен Олимпийского золота-2004. Тогда же лишили бронзы нашу женскую четверку по академической гребле, а на следующей летней Олимпиаде Людмила Блонская лишилась «серебра» в семиборье. Посему процесс ликования от того, что сгорел соседский сарай, заведомо ущербный. Мы должны радоваться не столько тому, что дисквалифицировали Россию, а тому, что в нашем олимпийском (и не только) спорте есть кем и чем гордиться. По-настоящему можно было бы радоваться, если бы Россию дисквалифицировали с Крыма. Или хотя бы с Донбасса. А с Олимпийских игр – это показатель, извините, «меншовартости».

Ну и, наконец, главное. К сожалению, допинг был, есть и будет. Он – как атомная энергия: все знают, что очень опасно, но никто от АЭС не откажется. Мировое атомное лобби не позволит. Вот и от допинга тоже не откажутся. Мировое фармакологическое лобби не позволит. Посему так и будем жить дальше, бок о бок с благородной идеей сделать мир лучше посредством спорта и делками от спорта, превратившими эту идею в маниакальный синдром. Не нужно тешить себя иллюзиями: так мир все равно не вылечишь. Хотя попытка – зачетная.