Пришла беда – отворяй ворота. После обнародования второй части доклада главы независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) профессора Макларена о допинге в российском спорте прошло всего несколько дней, как спортивный мир был ошарашен новыми подробностями.

На этот раз досталось российскому биатлону. Макларен направил в Международный союз биатлонистов (IBU) список из 31 фамилией российских биатлонистов, уличенных в игре не по правилам. В IBU отреагировали оперативно, пообещав устами главы организации Андерса Бессеберга до 22 декабря разобраться в ситуации и вынести вердикт.

Что на данный момент известно о фигурантах «списка 31»? Понятное дело, фамилии спортсменов не разглашаются. Макларен передал в международный биатлонный союз данные с зашифрованными фамилиями. То есть, имена известны, но разглашать их может лишь IBU. Да и то – после тщательного разбирательства.

Однако известно, что фигурантов списка можно условно разделить на три группы: действующие спортсмены, те, кто завершил карьеру и те, кто никогда не выступал на международном уровне (то есть биатлонисты, которые были задействованы лишь в региональных российских соревнованиях).

Наименее проблемная категория – регионалы. Отследить чемпионат условной Челябинской области по биатлону на предмет наличия в организме спортсменов запрещенных препаратов тяжело. Даже просчеты чемпионата России в этой связи – невинная шалость по сравнению с двумя остальными группами.

Главная угроза для биатлона России – все же не частные санкции против тех, кто провинился. В этой связи речь, несомненно, будет вестись о более глобальных санкциях.

Среди завершивших карьеру российских биатлонистов вполне могут быть и призеры Олимпиады в Сочи. А коль так, вполне возможно «вдогонку» лишение их медалей. И тщательнейший пересмотр допинг-проб всех российских биатлонистов на Играх-2014.

Но главная угроза – действующие спортсмены. Как намекнул Андерс Бессеберг, такие тоже есть. Следовательно, придется делать ревизию последних сезонов с их участием. Включительно с нынешним.

Однако главная угроза для биатлона России – все же не частные санкции против тех, кто провинился. В этой связи речь, несомненно, будет вестись о более глобальных санкциях.

Начнем с того, что 31 человек – это очень много. Следует понимать, что биатлон – это не легкая атлетика. Это очень камерный вид спорта. Биатлонная сборная страны со всем персоналом наличествует десятка два человек. А тут такая цифра…31 – бьет наотмашь. И позволяет утверждать о системе злоупотреблений в конкретном виде спорта.

Чем это может быть чревато для российского биатлона? Да много чем. Помимо всего прочего, подобный скандал – отнюдь не первый. В 2009 году «бахнуло» первый раз, когда перед самым стартом чемпионата мира трех российских биатлонистов отстранили от соревнований за допинг. Второй случай – в 2014 году. И снова попались трое биатлонистов. В обеих вариантах спортсмены ограничились дисквалификациями, а российский биатлонный союз – штрафом. О «коллективной ответственности» тогда речь не шла. Но что такое 6 человек, и что такое 31?!

Вполне возможно, что Россия может потерять одно или сразу несколько международных биатлонных соревнований, которые запланированы на ее «теренах»

Наверняка в нынешних условиях включится функция усиления наказания. Мол, предыдущие случаи ничему не научили, а коль так, то если не доходит через руки, пусть дойдет через голову.

Вполне возможно, что Россия может потерять одно или сразу несколько международных биатлонных соревнований, которые запланированы на ее «теренах». Речь идет о юниорском чемпионате мира и этапе Кубка мира. Чем черт не шутит – может смыть волной и биатлонный чемпионат мира 2021 года, который должна принять Тюмень.

Санкции могут коснуться и непосредственно сборной России. От снятия команды со всех нынешних международных соревнований до отлучения биатлонистов от участия в Олимпиаде-2018.

А пока в Международном союзе биатлонистов делают суматошные попытки разобраться в ситуации (следует понимать, что вердикт должен быть оглашен до старта чемпионата мира – то есть до февраля 2017 года, а предстоит проверить целые кипы материалов и показаний), биатлонный мир в оценке происходящего раскололся пополам. Кто-то ратует за отстранение россиян от соревнований, кто-то – их поддерживает. К примеру, лидер сезона француз Мартен Фуркад заявил, что если вина фигурантов списка будет доказана, а IBU не отреагирует должным образом – то есть не заберет в России соревнования и не дисквалифицирует допингеров, он и его партнеры будут бойкотировать соревнования. В свою очередь, еще одна легенда биатлона, норвежец Уле Эйнар Бьорндален отметил, что российские биатлонисты чисты до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Итак, Международный союз биатлонистов в сжатые строки должен принять очень важное решение. Которое в любом случае может понравиться одним и не понравиться другим.

Это решение наверняка ударит и по российскому биатлону, и по мировому. И тот, и другой могут долго зализывать раны от последствий.

Ну, а как иначе?

Как сказал по этому поводу вице-президент IBU Олле Далин: «Все это очень печально, но было бы еще хуже, если бы это не вскрылось».