Дональд Трамп: Сограждане! Чтобы все мы смогли, наконец, жить безопасно и спокойно, следует, помимо прочего, дать отпор множащимся угрозам извне. Мы одолеем варваров из ИГИЛ, и мы одолеем их быстро. (Восторженные крики, бурные аплодисменты).

Франция снова стала жертвой безжалостных исламских террористов. Снова свирепо уничтожены мужчины, женщины и дети, снова растерзаны семьи, снова скорбит весь французский народ. Мы уже не раз и не два убеждались в том, что исламские радикалы способны сеять лишь смерть и страдания. Свидетельством тому стали удары и по Всемирному Торговому Центру, и по Сан-Бернардинскому региональному центру помощи инвалидам, где люди мирно готовились к рождественскому празднику, и по участникам безобидного Бостонского марафона, и по военному комиссариату в городе Чаттануга (Chattanooga), штат Теннесси, и по многим, очень многим иным местам. Лишь несколько недель назад 49 американцев были злодейски уничтожены в городе Орландо, штат Флорида, исламским радикалом, расстрелявшим приверженцев однополой любви, которые собрались в своем ночном клубе.

Так не пойдет, мы прекратим это. (Гул одобрения, аплодисменты).
Если я стану вашим президентом, то сделаю все, что сумею, дабы защитить американских граждан от насилия и произвола, чинимых лютой иноземной идеологией. (Гул одобрения). Верьте слову.

(Громкий гул одобрения, бурные аплодисменты. Слушатели долго и дружно скандируют: «Дональд Трамп! Дональд Трамп!»).

Как представитель Республиканской партии, говорю: приятно слышать возгласы одобрения по поводу сказанного мною! Спасибо. (Долгий ликующий шум, аплодисменты).

Чтобы оградить себя от терроризма, нужно сосредоточить усилия на следующих трех вещах. Нам понадобится лучшая – наилучшая! – разведывательная служба в мире. Непревзойденная. (Гул одобрения). Придется также упразднить предельно порочную политику смены режима и последующего национального строительства, упорно проводившуюся Хилари Клинтон в Ираке, Ливии, Египте и Сирии. Вместо этого мы должны сотрудничать со всеми своими союзниками, стремящимися, как и мы сами, уничтожить ИГИЛ и раздавить исламский терроризм – причем, не в далеком будущем, а теперь, сейчас. Если желаем победить – нужно победить побыстрее.

В особенности следует сотрудничать с нашим крупнейшим региональным союзником – с государством Израиль. (Бурные аплодисменты, продолжительные крики одобрения). Я говорил недавно, что блок НАТО устарел, изжил себя – поскольку отнюдь не стремится искоренять террор надлежащим образом, поскольку многие страны, являющиеся членами блока, не желают честно вносить свою долю – как издавна повелось, по всем счетам платят лишь Соединенные Штаты… И вот, вскоре после моей речи было объявлено, что НАТО принимается разрабатывать программу борьбы с терроризмом. Сделан верный шаг в надлежащую сторону… (Гул одобрения, аплодисменты). И наконец – это весьма важно! – мы должны сейчас же приостановить приток иммигрантов изо всех стран, запятнавших себя терроризмом – приостановить его, покуда не появятся надежные способы проверки приезжих. (Продолжительный гул одобрения, аплодисменты).

Моя соперница призывает увеличить на целых 550 процентов приток сирийских беженцев… Задумайтесь хорошенько. Верится с трудом, однако призывает она именно к этому: давайте увеличим на 550 процентов число принимаемых нами сирийских беженцев – при уже огромном их количестве, хлынувшем в США во время правления президента Обамы. (Гул неодобрения). И это предлагается, невзирая на то, что невозможно и немыслимо проверять всех иммигрантов, нельзя выяснить, откуда они родом и кто они такие на самом деле.

Я хочу, чтобы в нашу страну въезжали только люди, разделяющие наш образ мыслей и доброжелательные к нашему народу. Никакие поборники насилия, гнета и ненависти нам не требуются – и никогда не потребуются. (Продолжительный гул одобрения, дружные аплодисменты).

За десятилетия рекордно высокой иммиграции заработная плата нашего населения снизилась, а безработица в стране возросла – особенно среди афро- и латиноамериканцев. Но будет у нас иммиграционная система, идущая на благо американскому народу! (Гул одобрения, аплодисменты).

В понедельник мы беседовали с тремя родителями, чьих детей убили нелегальные иммигранты – с Мэриан Мендосой, Сабиной Дирк и моим другом, Джамилем Чоу, – с троими из тех тысяч родителей, что пострадали ничуть не меньше. Много невзгод повидал я в своей жизни – однако всего болезненнее были встречи с матерями и отцами, лишившимися детей оттого, что через наши границы просачивается лютое насилие. Но мы способны положить конец этому – и действуем, дабы положить этому конец. (Крики одобрения, аплодисменты).

За названные мною семьи заступиться некому. Никто не выходит на демонстрации в их поддержку. И уж тем паче никто не протестует от их имени. Соперница моя никогда не встретится с ними, не разделит их боли – будьте уверены. Вместо этого моя соперница предлагает создавать «города-убежища». (Гул неодобрения, свист). Но где могла сыскать убежище загубленная Кэт Стэнли? Где нашли убежище дети Мэриан, Сабины и Джамиля? Где обрели убежище все прочие… Хилари Клинтон восклицает: «О, да не нужно и речь об этом заводить, мы решим такую проблему в два счета»… Где обрели убежище все прочие американцы, зверски убитые либо навек изувеченные?

Пострадавшие американские семьи оставались одиноки, – но больше не быть им одинокими. (Продолжительные крики одобрения, бурные аплодисменты). Разве я, кандидат в президенты – и весь наш народ со мною вместе! – разве мы не берем отныне их сторону, разве не поддерживаем их, не шлем добрых слов и не даем клятвенного обещания избавить несметные прочие семьи от страданий, от все той же лютой участи?

(Далее говорит под почти непрерывный гул одобрения и бурные аплодисменты).

Мы воздвигнем на своих рубежах Великую Китайскую стену, пресечем незаконный въезд иностранцев, остановим разбойничьи шайки насильников – и больше не дадим наркотикам литься в наши города и поселки обильными потоками. Мне выпала честь получить одобрение Американской пограничной службы, мы работаем вместе с ее сотрудниками, стремясь поддерживать целостность нашей законной – законной – законной иммиграционной системы. Законной…

Покончив с правилом «задержали да отпустили», бытующим на границах ныне, мы покончим и с незаконным проникновением в США нежелательных личностей, и с насилием. Недозволенное пересечение границы прекратится – мы прекратим его, ничего подобного впредь не будет – по крайности, в сколько-нибудь значительной степени, верьте мне. Водворится спокойствие: миллионы приезжих, задерживающихся на сроки бóльшие, нежели дозволяется полученными визами, начнут придерживаться правил. Появится надлежащее уважение к американским законам.

Прошу каждого американца, требовавшего, чтобы власти упорядочили иммиграцию, сделали ее безопасной, и каждого чиновника, отклонявшего это справедливое требование, очень, очень внимательно выслушать следующие мои слова. Если 20 января 2017 года я займу президентскую должность, американцы окажутся, наконец-то, в стране, где законность соблюдается неукоснительно.