Ведущий Джонатан Рот: Добро пожаловать на передачу «Текущая неделя в геополитике» (This Week in Geo-politics). Меня зовут Джонатан Рот, и снова со мною в студии издатель сетевого обозрения «Геополитическое будущее» (Chairman of Geo-political Future) Джордж Фридман. Джордж, благодарю за любезное согласие участвовать в нашей программе.

Джордж Фридман: Лишь исполняю свой долг…

Джонатан Рот: Джордж, похоже, в Турции начался и прямо на глазах развивается государственный переворот, а вы имеете надежные источники тамошних сведений и могли бы просветить наших зрителей и слушателей. Скажите, что именно творится сейчас на турецкой земле?

Джордж Фридман: В первую очередь и главным образом, разгорается борьба приверженцев ислама со сторонниками светского образа жизни. Переворот устраивают представители военной среды, – а они люди светские до мозга костей и, вдобавок, люди, стремящиеся воевать с Исламским государством (ИГ). Военные терпеть не могут президента Эрдогана – и это сходит им с рук. Но все же переворот явился неожиданностью: все полагали, будто Эрдоган держит военных под контролем, – а сегодня выяснилось, что нет…

Джонатан Рот: Насколько понимаю, Эрдоган… Эрдоган пытался наладить отношения с военными, не терял времени даром в последние годы. Однако из этого ничего не вышло – судя по текущим событиям…

Джордж Фридман: Полагаю, истинным камнем преткновения стал вопрос об ИГИЛ. Множество военных намерены предъявить Эрдогану формальное обвинение в пособничестве ИГИЛ, в подкупе Исламского государства: ИГИЛ снабжали деньгами, облегчали ему продажу нефти, обеспечивали его разведывательными данными – да чем угодно. Затрудняюсь определить, насколько глубоко тут увяз Эрдоган, однако всегда считал, что он замешан во всем перечисленном. А это разъярило военных, ибо вредило их отношениям с Соединенными Штатами, вредило их отношениям с НАТО – и укрепляло державу, по-настоящему пугающую их.

Припомните-ка: Турецкая республика изначально была государством анти-магометанским. Турки запретили женщинам носить чадру – и чадра остается под запретом доныне. Республика создавалась как светская страна – армия же гарантировала ей светский образ жизни.

Думаю, Эрдоган пришелся военным не по нраву. Турки добились демократии, – но между тем и достигли точки, в которой оказалось под угрозой все, что создавал Ататюрк, основатель республики.

Джонатан Рот: И что же, по-вашему, произойдет? Хочу сказать, за две последних недели мы увидали, как Турция, подобно заблудшей овце, возвращается под руку своего пастыря, НАТО… Мы увидели… м-м-м… известное возобновление связей с Израилем. О чем-то подобном, безусловно, шептались уже и сами военные, а на Эрдогана оказали некое давление извне, заставив сделать соответствующие шаги.

Джордж Фридман: Да, переворот не грянул эдаким громом средь ясного неба… Имелись признаки недовольства среди военных; премьер-министра – убежденного приверженца исламской религии – вытеснили вон с занимаемой должности, начали налаживать отношения с Израилем, с Россией… Все это было звеньями одной цепи.

Турецкое терпение лопалось – трещало по всем швам – и Эрдогану никто не доверял.

В перевороте участвуют не все военные поголовно – скажем, начальник Генерального штаба, по-видимому, содержится под арестом, – но мы видим ответные шаги турецкой армии. На улицы выкатились танки, над головами снуют самолеты и вертолеты военно-воздушных сил.

Мятежники сумели – хотя и довольно медленно, по-моему – за три-четыре часа полностью отрезать от окружающего мира Стамбул и Анкару.

Джонатан Рот: Скажите, случайно ли, что этот переворот начался примерно через неделю после встречи руководителей НАТО, состоявшейся в Польше?

Джордж Фридман: Не считаю, будто здесь наличествует прямое следствие. Но переворот непосредственно связан с мыслью о том, что если не начать его немедля, нечто подобное может начаться в различных странах, коих турки не контролируют и не способны контролировать. Думаю, военные чувствовали: их толкают и к конфронтации с Россией, – а этого им не требовалось, и к раздору с Соединенными Штатами, – и этого им не требовалось, и к… Да, любопытно и немаловажно: у турецких военных существовали некие исторические связи с Израилем и тамошними военными – и турки стремятся восстановить их…

Джордж Фридман

Джордж Фридман — американский политолог, основатель и исполнительный директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR («Стратегическое прогнозирование»), занимающийся сбором и обработкой информации по вопросам экономики, геополитики и безопасности с целью создания стратегических прогнозов для своих клиентов, список которых является конфиденциальным.
Влияние центра СТРАТФОР настолько велико, что в США его называют «теневым ЦРУ».
Почти 20 лет он преподавал политические науки в колледже Дикинсон, регулярно проводил брифинги по проблемам безопасности и национальной обороны для командного состава вооруженных сил и сотрудников Управления всесторонней оценки, Технического центра штаба объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, Армейского военного колледжа, Национального университета обороны и корпорации РАНД. В 1994 г. он основал Центр геополитических исследований при университете штата Луизиана. Этот центр занимался интегрированным экономическим, политическим и военным моделированием и прогнозами. Фридман изучал политическую философию, поначалу сосредоточившись на марксизме и международных конфликтах, в том числе на изучении военного аспекта советско-американских отношений.
После развала СССР Фридман переключился на изучение возможностей конфликта между США и Японией.
Является автором и соавтором четырех книг, в том числе Future of War («Будущее войны»), The Intelligence Edge («Передовая линия разведки») and America’s Secret War («Тайная война Америки»). Фридман живет в Остине, штат Техас.