Ведущий Джонатан Рот: Здравствуйте, меня зовут Джонатан Рот, а в нашей передаче принимает участие Джордж Фридман, говорящий из техасского города Остин. Здравствуйте, Джордж.

Джордж Фридман: Здравствуйте. Как ваши дела?

Джонатан Рот: Очень хороши – хотя, полагаю, не столь хороши, сколь у организаторов турецкого переворота. Как известно, путч, грянувший под конец минувшей недели, повлек за собой широкое применение очень крутых мер, а у вас имеются в Турции надежные осведомители, находящиеся в самой гуще тамошних событий. Скажите: что не шло и не идет на лад у турков?

Джордж Фридман: Имеются две ныне развиваемых теории касательно произошедшего переворота – если это и впрямь переворот. Первая теория гласит, что Эрдоган, дескать, и понятия не имел о близящемся мятеже, а русские сообщили президенту: по нашим сведениям, в Турции готовится путч. Оттого Эрдоган и обрушился на военных.

Другая теория, менее правдоподобная, однако имеющая хождение, говорит: сам же Эрдоган и подготовил этот переворот – можно сказать, симулировал его, дабы оправдать необычайно суровые меры, применяемые ныне ко всей стране.

Как бы там ни было на деле, мы видим, что в Турции введено чрезвычайное положение, дающее Эрдогану огромные диктаторские права. Он жестоко подавляет не только военных, а, например, и университетских профессоров, которым возбраняется покидать страну: введено чрезвычайное положение! По сути, все учебные заведения избавляются от ученых и преподавателей, считающихся возможными противниками Эрдогана.

Джонатан Рот: Да, я знаю, очень многие думают в точности то же, что говорите вы: Эрдоган, вероятно, «симулировал» мятеж ради собственных целей. И ходит рассказ, по поводу которого многие ломают себе головы. Рассказ этот как бы косвенно подтверждает: за военным переворотом стоит сам Эрдоган. Говорят, что некий юнец, за штурвалом истребителя F-16, уже держал президента на прицеле – в буквальном смысле слова, – и все же не открыл огонь. А учитывая, сколько людей погибло в ходе путча, задаешься вопросом: отчего было не убить и Эрдогана? Если он, разумеется, не стоял за переворотом собственной персоной…

Джордж Фридман: Н-да… Когда узнаешь о том, что двадцатипятилетний молодой человек, пилот истребителя, берет президента на мушку, а его командир-полковник вопит по радио: «Бей его!» – и ничего не случается, – то сразу принимаешься подозревать неладное…

Итак, наличествует множество причин, по которым ни выстрела не последовало, ни молодого человека не схватили… Пожалуйста, помните: все без исключения участники этого путча – или даже просто соучастники его – понимали, что, в сущности, кладут головы на плаху, если предпримут что-либо значительное, – поскольку ни Эрдоган, ни те, кто возглавил путч, никому не станут защитой.

Джонатан Рот: А не свидетельство ли все это тому, что на руках Эрдогана изначально были куда более сильные карты, нежели мы полагаем?

Джордж Фридман: Ну, если думать, что на руках Эрдогана изначально были куда более сильные карты, нежели мы полагаем… Весь переворот затевался донельзя неумело. Мятежники захватили телевещательные станции, – а затем ушли оттуда. Так переворотов не симулируют… Особенно люди военные, имеющие кое-какое понятие о том, что творят. А главным доводом в пользу того, что переворот именно симулировали, служит его окончание. Переворот разветвился, его участники начали бродить без дела и без цели. Главным доводом в пользу того, что переворота не рассчитывали заранее, служит то, что Путин сейчас говорит, – а Путин, кстати, отродясь не ступал на турецкую землю, – будто именно он предупредил турок об опасности.

В любом случае, никакие доводы не играют роли, поскольку в обоих случаях мы приходим, под конец, к одному и тому же итогу наших рассуждений. А именно: положение вещей сводится к нижеследующему. Турецкая демократия на время прекращает существование, и Бог весть когда возродится к жизни. Буквально десятки тысяч людей оказались за решеткой – их число умножается с каждым днем, в самых разных местах, преднамеренно или случайно. Мир дается диву…

Джонатан Рот: Хотелось бы… Хотелось бы посоветоваться с вами о возможных последствиях этого события для всего региона. Скажите, каким был «кулуарный» ответ на случившееся в правительстве Обамы? Как восприняло правительство этот мятеж?

Джордж Фридман: Сомневаюсь в том, что правительство Обамы ничего не знало о мятеже. Обаму порицали уже за содействие переворотам на Ближнем Востоке – я, разумеется, не верю ничему подобному… Думаю, правительство пришло в изрядное смятение. Вызвано это смятение было тем, что мы считали Израиль основной опорой для стратегии, разработанной в США. Мы думали, что Израиль станет участвовать – еще больше участвовать в сирийских военных действиях.

После того, как Израиль принес извинения Турции, наступила минута, когда все дивились: «Что же, собственно, происходит?» А потом это самое и произошло… Был период, в течение которого мы полагали, будто достигли взаимного понимания с Эрдоганом – однако потом настал иной период, и все рассыпалось на части, и начались разговоры в вашингтонских кулуарах. Возникает, как я крепко подозреваю, неприятное ощущение: а что же дальше?

Джонатан Рот: Дальше пока что неясно… Ибо наличествует немалая озабоченность: а как же, и на чем же все это остановится и прекратится?

Джордж Фридман: Ну… здесь имеются два измерения. Одно из них выражается в следующем. Америка не намерена ни вводить сколько-нибудь значительные войсковые части в Сирию. Россия же, с другой стороны, готова продолжать боевые действия… Другое сводится к следующему. Русские готовы достичь финансовых соглашений – и стремятся их достичь. Но турки нам нужны – как союзники. А турки не хотят быть нашими союзниками – им не хочется воевать в Сирии, и у них примерно такой же взгляд на ИГИЛ, какой был раньше у нас самих…

Итак, ныне мы существуем в рамках надежд и понятий, которые помогали нам управляться с делами сирийскими – надежд и понятий, пошедших прахом. Если брать иную сторону того же уравнения, мы пытаемся сдержать Россию – мы поддерживаем тесные союзнические отношения с Польшей, тесные союзнические отношения с Румынией…

Мы думали: когда от нас закроют Великую Русскую равнину – будем надеяться на то, что наши отношения с Турцией восстановятся. Теперь эти надежды потеряны…

Джордж Фридман

Джордж Фридман — американский политолог, основатель и исполнительный директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR