Все основные газеты мира сегодня пишут в красках о сирийских событиях. Однако есть в их описаниях одна странность. Львиная доля текста идет о взаимных обвинениях в ООН американских и российских представителей, о речах министров Лаврова и Керри, о заявлениях представителей сирийской оппозиции в Лондоне и сирийского правительства в Дамаске. О том, что реально происходит в Алеппо, где сейчас идут ожесточенные бои, известно крайне мало, в основном со слов кого-нибудь, кто с кем-то в городе говорил по скайпу, или нечто подобное. Так происходит потому, что если в Нью-Йорке имеется несколько десятков тысяч журналистов и все, что там происходит, непременно попадается им на глаза, также как и в Лондоне, то в Алеппо сейчас, пожалуй, вообще нет никаких журналистов – там Сталинград.

Но именно события в Алеппо и в остальной Сирии на сегодняшний день являются самыми главными – а не то, что говорят различные политические деятели в Нью-Йорке и Лондоне и пишут многочисленные салонные журналисты уважаемых и дорогих мэтров мировой прессы, как то американский New York Times и британский Economist. Несостоявшееся перемирие – уже свершившийся факт, об этом не спорят. Но вот дальше версии разнятся. Довольно вероятно, что сирийские войска вместе с различными иранскими спецподразделениями, а также при активном участии ливанской «Хезболлы», шиитской милиции из Ирака, палестинской милиции и под прикрытием российской авиации штурмуют Алеппо. Британский Economist первым среди всего гама демагогии написал о том, что, возможно, начался решающий штурм города. Британские журналисты крайне уважаемого в Западном мире издания также упомянули, совсем мимолетом, одну очень важную деталь. Ранее считалось, что взять Алеппо сирийским войскам не под силу, в городе имелся, с военной точки зрения, тупик. Противоборствующие стороны укрепились каждая в своей части и выбить друг друга были не в состоянии. Больший сектор Алеппо находился в руках режима Асада, меньший – в руках оппозиции. Из города с населением больше 2 миллионов в районах под контролем оппозиции проживало меньше 250 тысяч человек. Сирийской армии выбить оппозицию из густонаселенных городских кварталов без больших потерь среди мирного населения было невозможно, так считали раньше все военные специалисты. Аналогичным примером может служить осада израильскими войсками Бейрута в 1982 году, где на тот момент среди мирного населения спрятались бойцы Организации Освобождения Палестины. Израильтяне почти год ничего не могли сделать, а потому отступили. Журналисты из Economist сделали предположение, что военная ситуация на местности могла измениться – и взять Алеппо можно. Очевидно, операцию готовили очень давно, и, возможно, сейчас именно она – операция по взятию Алеппо – и идет полным ходом.

Башар Асад пугал США и западные страны Исламским государством, а Исламское государство пугало те же США и западные страны режимом Башара Асада.

Если режиму Асада удастся взять Алеппо и разбить находящиеся там части исламистов и оппозиционеров, то, по большому счету, войне в Сирии придет конец. Алеппо — это последний серьезный опорный пункт сопротивления режиму Асада на территории Сирии. Оставшиеся силы сопротивления, вне зависимости от своих взглядов – исламисты ли, светские ли оппозиционеры, вынуждены будут отойти в деревенскую местность и в Сирийскую пустыню, где серьезной опасности уже представлять собой не будут. В действительности, скорее всего, они там окажутся сидячей уткой, как на ладони видной с воздуха в огромной Сирийской пустыне. Их там легко перебьют с воздуха, потому как спрятаться будет негде. Можно возражать, что ведь еще остается могущественное Исламское государство со столицей в городе Ракка. Но Исламское государство – не совсем вопрос режима Башара Асада. С самого начала событий в Сирии Дамаск и Ракка (Исламское государство) друг с другом не воевали. Между ними имеется, во-первых, большое расстояние: они находятся в разных концах страны – Дамаск на самом западе Сирии, вблизи средиземноморского побережья, а Ракка – на самом востоке, на краю Сирийской пустыни, занимающей большую часть территории страны. А во-вторых, каждая из сторон преследовала свои собственные цели и имела великое множество своих собственных врагов. Как ни цинично это звучит, но в некотором роде режим Ассада и Исламское государство были по отношению друг к другу союзниками. Башар Асад пугал США и западные страны Исламским государством, а Исламское государство пугало те же США и западные страны режимом Башара Асада. К тому же у них не имелось достаточных сил, чтобы вести войну на всех фронтах – Асаду не хватало сил, чтобы еще открыть и фронт против Исламского государства, а Исламскому государству не хватало сил, чтобы открыть фронт против Башара Асада. Вот они и разошлись по углам, тем более что географически сделать это не составляло труда.

С военной точки зрения разгромить Исламское государство не сложно. Американское командование для этой цели хотело первоначально использовать сирийских курдов, которые географически с исламистами граничили, а главное, отчаянно воевали, потому, как те их жутко преследовали. Сирийские курды при поддержке американской армии в виде получения оружия, разведывательных данных, а также авиационной поддержки разгромить Исламское государство могут. Затем, однако, в северносирийском театре боевых действий появился новый сильный игрок – турецкая армия. Вооруженные силы Турецкой Республики – вторые по численности и мощи в составе НАТО. Турецкая армия легко может покончить с Исламским государством в течение нескольких дней, не больше. От турецкой границы до столицы Исламского государства – города Ракки – турецким танкам три часа ходу, и нет такой исламской силы, которая была бы в состоянии эти танки остановить. Единственная проблема, которая здесь имеется, – взаимоотношения между сирийскими курдами и Турцией. Покончить-то с Исламским государством можно, но главное, чтобы затем не вспыхнула война между курдами и турками. Это очень тонкий и дипломатически невероятно сложный вопрос, решением которого США сейчас больше всего и озабочено.

Если войска Асада при помощи союзников покончат с сопротивлением в Алеппо на западе Сирии, а курдско-турецкие силы разгромят Исламское государство на востоке страны, то конфликт, вероятно, перейдет в финальную и, надеемся, тихую стадию переговоров между Асадом, курдами, турками и сирийской оппозицией, сидящей в Лондоне. Такой состав участников переговоров в состоянии прийти к крепкому соглашению о том, как вернуть в Сирию мир и как затем на руинах страны построить новое общество.

Разделить умеренных и исламистов будет невероятно сложно – скорее всего, даже невозможно.

Вернемся, однако, к ситуации в Алеппо, потому как основные события разворачиваются на сегодняшний день именно там. Силы оппозиции, окруженные в Алеппо, являют собой очень пеструю смесь – пожалуй, самую пеструю из всех участников конфликта. Если речь идет об Исламском государстве, то мы говорим об одной организации, одной военной и политической силе. Если же мы говорим об оппозиции в Алеппо, то имеем в виду добрую сотню всяческих организаций, отрядов и просто банд. Львиная доля этих людей, вне зависимости от того, как они себя зовут, являются сторонниками Аль-Каиды. Лишь очень незначительная часть — это представители так называемых умеренных сил наподобие Свободной Сирийской Армии. Но тут возникает проблема – их позиции настолько тесно переплетены, что разделиться в таких условиях будет практически невозможно. В соответствии с условиями перемирия, умеренные силы должны были отделиться от отрядов Аль-Каиды, которые подлежали уничтожению. Как это сделать конкретно в тех условиях, когда и те и другие находятся, к примеру, в одном и том же здании, непонятно. То есть умеренные из здания отойдут, о чем поставят в известность американское командование, а те нанесут по нему удар, уничтожив всех оставшихся там алькаидистов. И вот бойцы Аль-Каиды будут спокойно сидеть, за всем происходящим с философским видом наблюдать. Это вряд ли. Economist об этом также писал. Разделить умеренных и исламистов будет невероятно сложно – скорее всего, даже невозможно. Он также писал, что в последнее время многие умеренные силы стали более радикальными. Иными словами, разобрать, кто там умеренный, а кто нет, на оставшемся пятачке в Алеппо будет американскому командованию крайне сложно, если вообще возможно. А вытащить их из этой мясорубки просто нереально.

Для создания коалиционного правительства в Дамаске у США имеются совсем иные сирийские оппозиционеры – те, кто сидит в Лондоне. Поверьте, их там даже больше, чем в Алеппо, когда речь идет об умеренных людях. К тому же для управления страной, заседаний в парламенте, участия в правительстве нужны образованные, адекватные, прозападные политики, а не моджахеды с 8 классами образования, озверевшие в ходе трехлетних уличных боев. Такие люди находятся в Лондоне, а не в Алеппо, и полностью подготовлены, – они лояльны и хоть завтра могут начать работать в коалиционном правительстве. Имеется подозрение, что американское руководство могло просто слить моджахедов в Алеппо преступному режиму Асада, одновременно приказав туркам прикончить Исламское государство, чтобы уже через неделю начать восстановление мира в разгромленной стране. При всем все крупные перестановки на мировой арене, которые могут произойти в ближайшее время, будут стоить бюджету США сущие гроши. Для сравнения, аналогичный по размерам конфликт в Ираке стоил американской казне уже более 2 триллионов долларов, а решения проблемы все еще не видно. Могут ли американцы слить своих союзников, вопрос риторический и, наверное, сегодня уже даже смешной. Если на кону стоят национальные интересы США, то могут, и очень даже легко. Когда несколько лет назад в Египте свергли президента Мубарака, который 30 лет подряд верой и правдой служил национальным интересам США в самые сложные времена, Вашингтону хватило двух дней, дабы оценить ситуацию, а потом слить старого союзника. Возмутился только премьер-министр Израиля Нетаньяху, пребывающий в не очень хороших отношениях с президентом Обамой. Все остальные промолчали. Такова «реальная политика».

Мы полагаем, что дальнейший ход событий прояснится в течение ближайшего времени. Речь идет даже не о месяцах, а скорее всего, о неделях. Также надеемся, что ближневосточный кошмар закончится, иначе искры сирийского пожара могут долететь до Парижа и даже до Вашингтона. Никому этот пожар не нужен, а потому его потушат, ведь политики – люди более адекватные, чем о них говорят в СМИ.

Иван Пырьев