Первого ноября этого года в южном городе Жухай, где раз в два года проходит авиашоу «Китай», низко-низко над трибунами, заполненными официальными лицами и любителями авиации, с ревом пронеслись два стреловидных самолета. Рев их двигателей привел в действие сирены безопасности припаркованных автомобилей. Дебют первого китайского самолета-невидимки J-20 «Ченду» состоялся.

На протяжении последних десятилетий китайская экономика непрерывно растет и уже стала второй экономикой мира – соответственно изменились требования к вооруженным силам страны. Ушли в прошлое многомиллионные пехотные армии из крестьян, на смену им пришел самолет-невидимка, беспилотники и подводные лодки. Хотя численность Народно-освободительной армии Китая (НОАК) постоянно сокращается, бюджет ее растет, а техническое оснащение совершенствуется. При этом возврат Пекина к территориальным претензиям на Дальнем Востоке и в Южно-Китайском море превратил Токио и Вашингтон в соперников Пекина. С точки зрения Китая это означает необходимость создать современную армию, способную контролировать территории за пределами своих границ и действовать на том же технологическом уровне, что и США, Западная Европа и Япония. J-20 стал первенцем китайского ВПК в его усилиях по модернизации вооруженных сил страны.

После китайско-советского конфликта 1968 года Китай взял курс на импорт западных военных технологий, и в 80-е годы эти усилия стали приносить первые плоды. Однако, этот процесс был прерван военным эмбарго, введенным в 1989 году после расстрела демонстрации на площади Тяньяньмень. Это вынудило Китай вернуться к зависимости от российских военных технологий и направить фокус в области промышленного шпионажа на западных производителей оружия, одновременно продолжая собственные исследования и разработки. К счастью для Пекина, рост экономики позволил Китаю обеспечить 10% среднегодовую прибавку военных расходов за последние четверть века, согласно данным Международного Института Изучения Проблем Мира в Стокгольме. Большая часть этих расходов пошла на военные разработки.

«В самолете Джи-20 мы видим не только то, что «сделано в Китае», но также то, что «создано Китаем».

Самолет-невидимка J-20 – это не просто символ растущей мощи вооруженных сил Китая, вызывающий беспокойство соседей, но также символ роста возможностей китайского ВПК, который все чаще бросает вызов западным коллегам. Как заявил военный аналитик Академии Военных Наук Китая Ду Венлонг в интервью интернет-изданию Paper (государственное цифровое издание Шанхая): «В самолете Джи-20 мы видим не только то, что «сделано в Китае», но также то, что «создано Китаем». Его аэродинамическая конфигурация полностью отличается от русских и других известных нам самолетов. Она на 100% китайская… Эта китайская аэрокосмическая система и ее система боевого оснащения являются символом ВВС НОАК».

Начало разработки самолета J-20 относится к середине 90-х годов, когда Военно-морская разведка США сообщила о наличии у Китая проекта по созданию двухмоторного истребителя, неуязвимого для систем РЛС, под кодовым названием ХХJ. В ноябре 2009 года генерал Хе Вейронг, командующий ВВС НОАК, объявил на государственном телевидении, что первый полет J-20 состоится между 2017 и 2019-м годами. В декабре 2010 года в прессу просочились первые фотографии нового самолета аэрокосмической корпорации “Чейнгду», а еще через месяц состоялся первый полет прототипа этой модели. Широко разрекламированный испытательный полет совпал по времени с официальным визитом в Пекин министра обороны США Роберта Гейтса, после чего газета Нью-Йорк Таймс назвала это событие «неприкрытой демонстрацией силы Китаем». В 2012 году появились фотографии второго прототипа.

J-20 — это чрезвычайно амбициозный проект. Самолет оснащен двумя двигателями и внешним покрытием по технологии «стеллс», делающим его неуязвимым для радаров противника. Однопилотный самолет имеет два воздухозаборника по обеим сторонам кабины, два маленьких крыловидных канарда (обтекателя) и спаренные вертикальные стабилизаторы. Два кинжаловидных подфюзеляжных бака частично скрывают выхлоп турбонаддувного двигателя от бокового наблюдения.

Единственным сопоставимым самолетом сегодня является американский F-22 Раптор.

Проект предполагал создание истребителя пятого поколения с использованием самой современной авионики, высокомощного двигателя и сверхнадежного корпуса, а также современных систем связи, а самое главное — корпуса с низким уровнем демаскировочного сигнала, то есть изготовленного по технологии «стеллс». Единственным сопоставимым самолетом сегодня является американский F-22 Раптор.

Утечка информации 2011 года поставила больше вопросов, чем прояснила. Насколько «невидим» этот самолет? Какова его функция? Какие двигатели использованы? Как смог Китай, который до этого произвел только один истребитель четвертого поколения (J-10 «Ченгду»), так быстро заложить самолет пятого поколения? Насколько успех проекта зависел от применения инновационных технологий, а насколько от вложенных в проект денег? Насколько успех зависел от промышленного шпионажа — в том числе, от похищения секретов создания «Единого ударного штурмовика» в 2007 году? Пошли ли китайцы на некоторые компромиссы в дизайне самолета, считая, что «лучшее — враг хорошего»?

Некоторые из этих вопросов получили ответы три года спустя, когда появился первый самолет собственной разработки, который взлетел 1 марта 2014 года. Новый усовершенствованный дизайн с использованием отражающего покрытия, обновленный блистер кабины, новое решение внешних элементов — таких, как воздухозаборники и скользящие двери. И, что самое важное, новый дизайн носовой части, в которой разместился электронно-сканирующий радар. Этот последний элемент является суперсовременной чертой истребителей последнего поколения. Он излучает невидимые пучки радиоволн, способные обнаруживать противника — позволяя при этом самолету оставаться незамеченным – что остается главным требованием к самолету-невидимке.

Появились и другие усовершенствования. Например, позаимствованный на Западе инновационный сенсор поиска и слежения, позволяющий самолету использовать инфракрасное излучение для обнаружения, идентификации, слежения и, в конечном итоге, уничтожения самолета противника — расположенный в носовой части самолета. На фотографии можно видеть иллюминаторы во всех частях фюзеляжа, что заставляет предположить, что он может быть оснащен системой внешних видеокамер, позволяющих пилоту вести наблюдение во всех направлениях, не поворачивая головы – через свой шлем.

Кабина пилота J-20 оснащена тремя большими плоскими контрольными панелями, которые заменили традиционные приборы и индикаторы. В ней также имеется голографический дисплей, расположенный сверху – это стандартный элемент боевых самолетов, начиная с 80-х годов.

Форма корпуса и его поглощающий профиль претерпевали изменения по ходу разработки. Хотя оценить способность самолета минимизировать отраженный сигнал довольно трудно без практических испытаний, мы можем сегодня утверждать, что J-20 обладает весьма высокой фронтальной «невидимостью», но более “видим» с флангов из-за канардов, или обтекателей, расположенных позади кабины. Хвостовая часть самолета весьма уязвима для обнаружения радарами противника, поскольку выхлоп двигателей ничем не прикрыт (в отличие от самолета F-22 Раптор, где выхлоп скрыт).

Оснащение этого истребителя соответствующими двигателями явилось для Китая трудной задачей. J-20 нуждается в двух мощных высокоэффективных двигателях, чтобы действовать в режиме «суперкруиз», что на авиационном жаргоне означает лететь быстрее скорости звука с полным запасом топлива и максимальным боекомплектом. Авиационная промышленность Китая серьезно отстает от Запада и от России в разработке высокоэффективных реактивных двигателей. Первые модели J-20 оснащены российскими двигателями АЛ-31ФН, как и его предшественник J-10, однако создаваемая модель, как ожидается, будет оснащена китайским двигателем Цзян ВС 15, обеспечивающими на 50% большую тягу.

Но для чего предназначен этот самолет? Двухмоторный самолет с тремя внутренними оружейными отсеками способен выполнять целый ряд функций. Одно потенциальное применение для J-20 – штурмовик большого радиуса действия, способный преодолевать ПВО противника и наносить ракетный удар по стратегически важным наземным целям: аэродромам, командным центрам и прочим военным объектам. Второй функцией является истребитель, подобный F-22, призванный обеспечить превосходство в воздухе и предназначенный для подавления авиации противника далеко за пределами континентального Китая – например, на спорных территориях Южно- и Восточно-Китайского морей. Авиационные аналитики Майк Йио и Крис Покок считают, что благодаря своей высокой фронтальной невидимости J-20 должен использоваться как перехватчик большого радиуса действия. При таком применении этот самолет будет обнаруживать и расстреливать самолеты противника, расположенные прямо по курсу вне пределов видимости. Эта функция позволит проигнорировать недостаточную степень невидимости в боковой плоскости и со стороны хвостовой части, чего нельзя допустить при использовании этого самолета в качестве ударного штурмовика, проникающего вглубь территории противника и нуждающегося в радарной защищенности со всех сторон.

Андреас Рупрехт, автор, пишущий для авторитетного издания «Современная Китайская Авиация», сообщает, что, судя по спутниковым фотографиям, J-20 не так велик, как полагали ранее. Из чего следует, что он, вероятно, несет меньший боекомплект класса “воздух-земля». Он также заметил китайским авиационным инженерам, что вышеупомянутые ими «суперкруиз», высокая маневренность и способность осуществлять нестандартный маневр, приписываемые J-20, характерны для истребителей, а не штурмовиков.

«Самолету-невидимке предстоит стать главной боевой силой китайской авиации, а также главным истребителем, который позволит Китаю добиться превосходства в воздухе».

Йин Жуо из Военной Академии Китая пишет в интернет-издании Пэйпер (Paper): «Самолету-невидимке предстоит стать главной боевой силой китайской авиации, а также главным истребителем, который позволит Китаю добиться превосходства в воздухе».

Этот самолет уже завоевал Китаю уважение иностранных специалистов. Быстрая разработка J-20 – от стендового образца до первых летающих моделей всего лишь за 10 лет – поразила авиационных специалистов. Рупрехт отмечает, что генерал Хе не ошибся, предсказав, что J-20 встанет на крыло между 2017 и 2019 годом – предсказание, которое встретили поначалу с большим скептицизмом. Несмотря ни на какие трудности, отсрочки и затраты – о которых мы ничего не знаем из-за полной закрытости китайского военного ведомства – самолет был создан в намеченные сроки. Рупрехт считает, что J-20 действительно выдержал все планы, поскольку первая испытательная и учебная эскадрилья войдет в строй в 2017 году, а первое боевое подразделение — еще два года спустя.

J-20 – это воистину гигантский скачок для китайской авиационной промышленности – и серьезное укрепление военной мощи страны. Мы до сих пор не знаем всех возможностей этой машины, а также всех проблем, которые китайцам еще предстоит решить. Но мы точно знаем одно: теперь Западу придется всерьез считаться и с этим самолетом, и с военно-промышленным комплексом Китая в целом.