Накануне новогодних праздников любители конспирологии развлекают себя разгадыванием тайных знаков, зашифрованных в обложке Лондонского The Economist. Это не хорошо и не плохо. Конспирология, сколько бы ее не дискредитировали разговорами о шизотемической природе теорий заговора – не более чем гимнастика ума, помноженная на скепсис в отношении информационного мейнстрима. Ведь если СМИ ежедневно врут, единственным источником информации становится расположение фигур на глянцевой обложке, занимаемые позы, или, как в прошлом году, разгадывание пасьянса из карт таро.

Деятели культуры, продержавшиеся на плаву с брежневских времен – это и есть коллективный постсоветский Ротшильд, Рокфеллер и Барух.

Но это у них. У нас же роль The Economist играет Голубой Огонек и прочие новогодние шоу. Да, Голубой Огонек! Ведь он, в отличие от фантазий журналистов, пускай даже влиятельного и финансируемого лично Ротшильдами, издания – это элитный проект, ежегодно создаваемый для простолюдинов и содержащий такие же знаки. Ведь деятели культуры, продержавшиеся на плаву с брежневских времен – это и есть коллективный постсоветский Ротшильд, Рокфеллер и Барух.

И меседжи бывают архиважные. Вспомним хотя бы Голубой Огонек переломного 1992 года – это когда утром 1 января жители городов новообразованного государства Российская Федерация увидели, что к ценникам в магазинах приписан еще один нолик, а жители не менее молодого государства Украина осознали, что единственной валютой, за которую теперь можно делать покупки – это еще более молодой купонокарбованец. И получить его можно, в лучшем случае, в середине месяца, а единственный способ найти хоть каких-нибудь денег – это сдать бутылки. А ведь новые правила были прямо сформулированы еще в новогоднем шоу. Оно обрело непривычную тогда брутальность и мелкоуголовный цинизм, выразившиеся в появлении на официозной сцене группы «Лесоповал» с песней «Воруй, Россия».

Так что же нам преподнес «Огонек» в наступившем году? Например, на канале 1+1 коллектив «95 квартала» шутил над Януковичем. Странно. Вроде Янукович как-бы утратил уже актуальность. Хотя, чем черт не шутит – его пиарщик был не последним человеком в избирательном штабе будущего президента США. А вот у россиян были совершенно шокирующие номера. Например, «Здравствуй, космос Новый Год» в исполнении Героя России и кавалера высших наград республик ОРДЛО Иосифа Кобзона. Ведь если Кобзон запел про «здравствуй, космос», то дела, извините, приобретают совершенно космический оборот.

Однако главным персонажем новогодних шоу стал Борис Моисеев с номером «Чебурашка», заслуживающим не меньшего внимания, чем все обложки The Economist вместе взятые. Ведь Борис Моисеев – отнюдь не простой смертный. Он первый официальный представитель влиятельного мирового сообщества ЛГБТ на постсоветском пространстве. А значит, и заявления делает не от собственного имени, а от имени всего сообщества.

Ну и что, спросите, ну снялся он а дурашливом видео? Что с этого? Дело в том, что люди, наделенные реальным влиянием, никогда не дурачатся просто так. Можете представить себе Элтона Джона в костюме Чебурашки? А ведь Борис Моисеев, хоть и не «сэр», как Элтон Джон, но сын политзаключенной и член Единой России. По сути, тот же Элтон Джон, только московского разлива. И дурачится он всегда по существу и с размахом. Как дурачились мировые элиты на знаменитом балу Ротшильда 1972 года – с оккультными ритуалами и Сальвадором Дали в роли распорядителя.

Однако, вернемся к Чебурашке — герой оранжевого цвета, символизирующего на постсоветском пространстве цветные революции, вылезает из посылки с бананами. То есть, посылки из-за границы. Эдакий Ленин, привезенный из Германии в опломбированном вагоне. Дабы подчеркнуть свою революционную сущность, он как бы заикаясь, представляет себя как Че: «Я – Че, Че… Че-бу-рашка», и лишь затем, выплюнув изо рта недоеденный банан, поет известную с детства песню. Текст, разумеется, обретает тут новое звучание: на нас не обращали внимание, над нами смеялись, но теперь… Отдельный момент – про некоего Гену, лучшего в мире крокодила. А кто в России Гена? Правильно! Геннадий Андреевич Зюганов – лидер российских коммунистов, то есть почти крокодил.

Впрочем, при оценке предложения «чебурашек» Геннадию Андреевичу следует помнить и о судьбе лидера украинских социалистов, растерявшего в ходе революции своего избирателя, а затем и объявленного предателем за отстаивание минимального партийного интереса в новой властной конфигурации.

Напомню, накануне своего ареста Михаил Ходорковский начал финансировать КПРФ. По слухам, именно шашни главы корпорации ЮКОС со второй по значению политсилой России и стали для власти последней каплей. В подготовке оранжевого Майдана в Киеве украинские левые также сыграли не последнюю роль – пленки Мельниченко озвучивал лидер социалистов Александр Мороз, в акции «Восстань, Украина» принимали участие и социалисты, и коммунисты, да и сама Оранжевая Революция во многом опиралась на ресурс СПУ. Впрочем, при оценке предложения «чебурашек» Геннадию Андреевичу следует помнить и о судьбе лидера украинских социалистов, растерявшего в ходе революции своего избирателя, а затем и объявленного предателем за отстаивание минимального партийного интереса в новой властной конфигурации.

А как же Трамп? Вроде приход Трампа признан всеми аналитиками огромной геополитической победой Кремля. Откуда тогда все эти Чебурашки? Все просто, геополитическая победа – это всегда компромисс. И суть этой победы – соблюдение интересов страны, ее бизнеса, влияния на соседей, а вовсе не сохранение во главе того или иного лица, замена которого может быть частью большой договоренности и обставляться квазиреволюционным путем. И «цветные революции» потому и называются «цветными», что носят сугубо декоративный характер. Они не привносят в систему никаких реальных изменений. А потому сделавшим ставку на смену власти в РФ украинским политикам обольщаться не стоит. Смена первого лица, особенно по обоюдной договоренности с западом, будет означать отнюдь не возврат Крыма и триумф нынешней власти, а сохранение статуса-кво при скупке россиянами всех ликвидных активов похудевших украинских олигархов. Такой вот выходит чебурашка.

Семен Хавевер