Когда-то автору этих строк довелось побывать в Праге, на заре нового времени. Шел 1991 год. В самом центре города мне довелось увидеть сильно пьяного чешского гражданина криминальной наружности, сидевшего на корточках по центру одной из центральных улиц и блевавшего на асфальт. Мимо проходили двое чешских полицейских. Пьяный гражданин тот, что сидел на корточках, нисколько полицейских не испугался, наоборот, обрадовавшись их появлению, он поманил их указательным пальцем и те послушно к нему подошли, внимательно выслушали и спешно ушли восвояси. За день до этого я был в городе Берлине, всего в трех часах езды электричкой. Там такое было немыслимо. Я спросил своего чешского знакомого, который меня по Праге и гулял, что бы это значило. Тот, печально улыбнувшись, рассказал мне, что после Бархатной революции всю советскую чехословацкую милицию уволили как политически ненадежную. В полицию взяли новых людей – обычных с улицы. Теперь они и следят за порядком. Как они это делают мы только что и имели возможность увидеть. Преступники ведь остались те же, они первыми и разобрались в том, что новые полицейские в принципе все зеленые – вот они, криминальный элемент, теперь и быкует, а новая полиция от них бегает, потому как боится. Те времена уже давно прошли и сегодняшняя пражская полиция от соседней берлинской уже не сильно то и отличается.

По предварительным данным в потерпевшего из травматического пистолета стрелял самый младший и молодой сотрудник, очевидно, он Цукермана испугался, когда тот на них шестерых бросился с лопатой.

Украина сегодня сильно напоминает ту Прагу 1991 года. Всю старую милицию выгнали, взяли новую, с улицы. Цукермана в Кривом Озере убили шесть полицейских. Самому младшему из них было 20 лет, самому старшему 29 лет. Трое полицейских были новыми сотрудниками, недавно взятыми на службу, трое других служили еще в той милиции, но смогли пройти переаттестацию. По предварительным данным в потерпевшего из травматического пистолета стрелял самый младший и молодой сотрудник, очевидно, он Цукермана испугался, когда тот на них шестерых бросился с лопатой. В действительности то, что произошло в Кривом Озере, это трагедия, которая может повториться сегодня, завтра, послезавтра в любом другом местечке Украины. Найти сейчас срочно виноватых в лице шести кривоозерских полицейских, посадить их в тюрьму, и все забыть через неделю неправильно. Проблема глубже, она в обществе и если ничего не делать то…

Суть проблемы двояка. С одной стороны, население Украины перестало уважать и бояться полицию до такой степени, что плевать на нее хотело в любое время дня и ночи. Это не совсем правильно. В любом городе любого демократического государства такое отношение к полиции немыслимо. В Нью-Йорке, если вы броситесь на полицейского с лопатой, вас тут же застрелят не из травматического пистолета, а из самого лучшего в мире, причем выпустят на всякий случай все 20 патронов, чтобы вы вдруг не добежали. Полицейскому ничего не будет. Даже выговор не сделают. В Берлине нравы, конечно, поспокойнее, скорее всего, выстрелят один раз в ногу.
Однако неуважительное отношение к полиции в Украине это только одна сторона проблемы. Вторая сторона проблемы, как читатель, вероятно, уже догадался это сама новая полиция. Из шести полицейских, которые убивали Цукермана, все шесть были в молодом возрасте. Подавляющая часть нашей новой полиции – это молодые люди. Наша молодежь, конечно, самая лучшая в мире, потому как именно ей довелось родиться в независимой Украине, но имеется у нее и ряд конструктивных недостатков. Образование они получили в стране, где система образования была полностью разрушена, а моральные устои рухнули ниже всяких мыслимых понятий человеческих. Если мы, в свое время о проститутках только читали в литературе, то сегодня Украина в этом вопросе стала лидером в мире, как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Это просто одна из иллюстраций наших нравов. И таких иллюстраций поверьте очень много. Молодежь наша на этих нравах и в этих школах выросла. И вот нашу безопасность передали в руки нового поколения. Посмею сделать предположение, что если в Кривом Озере, когда весь этот ужас происходил, среди шести полицейских оказался хотя бы один милицейский лет сорока да еще с опытом работы в милиции лет этак в пятнадцать, то вероятно все могло бы закончиться по-другому. Не исключено, что он бы смог остудить нервную систему молодых и разгорячившихся, попросить всех участников эксцесса сделать глубокий вдох на пару минут и затем продолжить беседу на пониженных тонах. По большому счету это все что нужно было на тот момент сделать.

Вот они теперь и стреляют, совсем как в Америке, без предупреждения, если на них лопатой махать.

Ключевое слово в работе сегодняшней полиции это нервная система. Их нервная система находится сегодня под огромным напряжением из-за нас украинского народа. Мы на них плюем, не уважаем, угрожаем, оскорбляем, иногда бьем и обязательно унижаем. Несколько месяцев мы с ними целовались, фотографировались, но так было ровно до первого нашего нарушения за которое теперь оказывается надо платить штраф, который, о ужас, в разы больше чем можно раньше было дать взятку на месте. Распропагандированная в СМИ правительством любовь к новой полиции улетучилась всего за несколько месяцев, затем наступили суровые будни. А будни в стране сегодня у всех суровые, ведь денег ни у кого нет, все злые и раздраженные. Молодые полицейские конечно прошли через двухдневные тренинги психологов, говоривших им о том, что надо иметь терпение и быть вежливым. Но только или двух дней было мало или нрав у молодежи нашей сегодня такой бешеный, что тут психологами (часто такими же молодыми) не обойдешься, но довольно быстро нервы у новой полиции стали ни к черту. Вот они теперь и стреляют, совсем как в Америке, без предупреждения, если на них лопатой махать.

Вероятно, все со временем изменится к лучшему. Мы проникнемся к полиции большим уважением и перестанем их унижать и оскорблять, хотя не понятно когда это еще будет. Полицейские научатся, мы надеемся, иметь выдержку и приобретут на работе жизненный опыт того как с нами такими невоспитанными правильно общаться а не стрелять сразу от страха. Все будет у нас вероятно через несколько лет как в Чехии. Ведь у них именно так и получилось, а мы похожи – они славяне, мы славяне. Есть только во всем этом одна сложность. Общество сейчас стоит на пороге такого социально-экономического взрыва что боюсь этих нескольких лет у нас нет. Грядет зима, она может стать самой сложной в нашей истории. Если возмущенный народ начнет опять кидать теперь уже в полицию камнями и палками, то у тех нервов нет совсем, а потому они могут начать в нас стрелять. Это будет катастрофа.