Задумывались ли вы, почему беглые украинские чиновники не нашли себя в Российской Федерации? Почему Александр Якименко не работает в ФСБ, Александр Клименко не работает в налоговой, а Виталий Захарченко — в полиции? Почему, в конце концов, Николай Азаров, являясь блестящим хозяйственником, не нашел себя в одном из российских министерств? Ответ, думаю, очевиден. В России хватает своих профессионалов. Да и уровень доверия к иностранцу, пускай самому лояльному и дружественному, недостаточен. Тем более, если речь идет о беглом иностранном чиновнике, так или иначе, сохраняющем связи с родиной, где у беглеца остается множество друзей, знакомых и деловых партнеров.

Нет, это вовсе не означает, что беглые украинцы шатаются по Москве, проживая вывезенное из Украины имущество, по исходу которого должны будут перебраться из телестудий в ночлежки. Ни в коем случае. Многочисленные российские корпорации с удовольствием трудоустроят специалиста такого уровня. Однако корпорации – это корпорации, а госслужба – это госслужба. И уровень секретности на госслужбе не позволяет прибегать к услугам людей, присягнувших иностранному государству. Как говорится, ничего личного – просто инстинкт самосохранения.

А вот у нас все обстоит иначе. Приезжает, например, беглый иностранный президент, поет нехитрую песенку про Путина, и оп! – он уже губернатор. Да еще и команду силовиков с собой везет. Все красавцы молодые, великаны удалые. И, как на подбор, прокуроры – профессиональные борцы с коррупцией. И неважно, что у себя дома беглый экс-президент сам обвиняется в коррупции. Все это проделки Путина. Потом, правда, наши власти ищут пути лишения беглого президента украинского гражданства, но это уже другая история.

Российская погранслужба – один из департаментов ФСБ.

Или, вот, другой пример. Илья Богданов – служащий погранвойск РФ, националист и участник зачисток в Дагестане, вдруг решает перейти на светлую сторону. Приезжает в Киев, исполняет ту же любимую в народе песню и отправляется воевать в АТО в составе одного из добровольческих батальонов. И плевать, что российская погранслужба – один из департаментов ФСБ. Ведь куда важнее, что он друг Украины, и нет у казаков уз, святее товарищества. А вот для российских спецслужб такой человек очевидный враг. И ликвидировать такого проштрафившегося сотрудника – дело чести для каждого россиянина, имеющего корочку и знающего как управлять гелентвагеном. А потому на Лубянке спят и видят, как бы свести с таким человеком счеты. В итоге, воина добра и света похищают агенты Путина, дабы зверски с ним расправиться, привязав к сосне. Чтобы волки разодрали, ибо полоний, шарф или пуля в лоб – методы позавчерашние. Недаром символом нового года в РФ стал тамбовский волк. Вот только украинских джедаев обвести вокруг пальца не удалось.

И это уже не первое покушение на перебежчика Илью Богданова. В феврале СБУ арестовала снайпера, планировавшего застрелить отважного друга Украины из ружья. За покушением, как стало известно, стоял беглый харьковский антимайдановец Евгений Жилин, разумеется, действовавший по заданию российских кураторов. Последний, впрочем, этим летом был убит в элитном подмосковном кабаке, но это уже другая история.

Характерно, что это покушение совпало с арестом другого российского друга Украины, экс-главы батальона «Крым» и Гражданского Корпуса батальона «Азов» в херсонской области Станислава Краснова. Краснов обвинялся в шпионаже в пользу РФ, при этом обвинение основывалось на представленных СБУ аудиозаписях телефонных переговоров Краснова с российским куратором. Впрочем, побратимы Краснова по «Азову» оказались не согласны с обвинением и объявили записи фальшивыми, запущенными СБУ с целью преследования патриотов. Удивительно, но, несмотря на железобетонную доказательную базу, Краснов был освобожден судом из-под стражи в сентябре 2016 г.

А вот похищение Богданова совпала с объявлением на Украине плана «Шатун». И теперь давайте посмотрим на ситуацию с Богдановым с точки зрения элементарной логики. Разумеется, перебежчики – явление не уникальное для спецслужб, как и интерес их прежних руководителей к сведению счетов путем ликвидации. Удивляет не это, а злостный непрофессионализм ликвидаторов – второе по счету покушение, и снова пшик. Да и привязывания к дереву, да еще и на российской стороне – какой-то странный метод. Тем более, когда совсем недавно россиян вполне устраивал снайперский выстрел. Нет, я не утверждаю, что оба покушения были операцией прикрытия. Для этого следует располагать всеми материалами дела, однако допускаю такую возможность, ибо бывших, как известно, не бывает.

Силы АТО и, в частности, добровольческое движение в значительной степени состоит из подозрительных иностранцев – представителей «националистического интернационала».

Илья Богданов и Станислав Краснов – не единственные россияне, воевавшие на стороне Украины. Тем более, они не единственные иностранцы. Силы АТО и, в частности, добровольческое движение в значительной степени состоит из подозрительных иностранцев – представителей «националистического интернационала». Ведь участие русского националиста в войне на стороне противников России выглядит несколько нелогично. А посему опыт российских спецслужб в отношениях с перебежчиками и соблюдение дистанции в общениях с ними, вероятно, свидетельствует скорее об их профессионализме, нежели о паранойе.

Анатолий Борщаговский