15 и 16 октября российский президент Владимир Путин посетил Индию в рамках двусторонней встречи лидеров России и Индии на саммите БРИКС в Гоа. Как обычно, президент Путин провел в Индии всего несколько часов.

Столь сжатые сроки пребывания исключают возможность охватить все важные вопросы стратегического партнерства между Россией и Индией. Российская делегация, казалось, не хотела вдаваться в подробности по некоторым вопросам. Пакистан был одним из них.

Как отметил в прошлом году экс-спикер Государственной Думы Сергей Нарышкин, который сейчас является начальником Службы внешней разведки, сотрудничество России и Пакистана имеет «особую и непреходящую ценность». Другими словами, наиболее удобные позиции для россиян – отдельный подход к отношениям с Пакистаном и с Индией.

Но такой подход не срабатывает в Юго-Восточной Азии и не приемлем для индийцев, которые с растущим беспокойством наблюдают за стремительным развитием военного сотрудничества между Россией и Пакистаном. Всего за неделю до визита Путина Россия и Пакистан провели совместные военные учения «Дружба -2016».

Москва и Исламабад изначально договорились провести учения в двух местах: на базе военной школы горной подготовки «Ратту», а также в Гилгит-Балтистан, самой северной административной единице, которую Дели считает исконно индийской территорией, оккупированной Пакистаном. Однако 18 сентября на военный объект индийских Вооруженных Сил в Ури, город в Индии в ведении штата Джамму и Кашмир, было совершено нападение. Индийская сторона обвинила в нападении пакистанскую джихадистскую группировку. Данная ситуация еще больше усилила недовольство Индии тем фактом, что Россия, которая заявляет, будто является стратегическим партнером Дели, решила провести военные учения с Пакистаном.

В ответ на резкую реакцию индийской стороны Россия приняла решение о проведении учений «Дружба-2016» только на базе центра подготовки сил специальных операций в населенном пункте Черат в провинции Хайбер-Пахтунхва, а не в спорном регионе Гилгит-Балтистан. Было бы разумнее отложить учения, или совсем отменить их, если Россия принимает во внимание негативные чувства индийского руководства. Все же, с точки зрения индийской стороны российские власти остались глухи к голосу Дели.

Ключевой момент в позиции Индии — утверждение, что Пакистан сам является основным источником террористической угрозы в Юго-Восточной Азии, — не был принят во внимание российскими властями.

В общем, и до, и во время визита Путина в Индию с российской стороны не прозвучали внятные объяснения, почему Россия решила активизировать военное сотрудничество с Пакистаном. Как сообщала газета Индия Таймс, индийцы вряд ли приняли всерьез слова российского посла Александра Кадакина о том, что Индию не должны беспокоить военные учения между Россией и Пакистаном, потому что тема учений -антитеррористическая борьба. «[Это] в интересах Индии, так как мы учим Пакистан не использовать армию для терактов против Индии». Ключевой момент в позиции Индии — утверждение, что Пакистан сам является основным источником террористической угрозы в Юго-Восточной Азии, — не был принят во внимание российскими властями.

Двусторонний саммит в Гоа рассматривался индийской стороной как уникальная возможность убедить Россию изменить свой курс в Юго-Восточной Азии и понять позицию России относительно горячих тем в регионе, в том числе темы международного терроризма и территориального спора между Индией и Пакистаном. Но когда премьер-министр Нарендра Моди озвучил проблемы, вызывающие озабоченность Индии президенту Путину, тот уделил им меньше внимания, чем ожидало индийское руководство. Перед самым визитом Путина в Гоа Главнокомандующий Сухопутными войсками Российской Федерации генерал-полковник Олег Салюков подтвердил, что Россия намерена провести очередной раунд военных учений с Пакистаном в 2017 году.

И пока, похоже, Россия не хочет менять свой курс в Юго-Восточной Азии. Однако на саммите БРИКС наблюдатели могли видеть, что индийские коллеги тепло встретили российскую делегацию. Могло показаться, что Индия смирилась с военным сотрудничеством между Россией и Пакистаном. Но это ошибочное впечатление, и России не стоит надеяться на простое урегулирование разногласий.

Подобному поведению индийской делегации можно найти два объяснения. Во-первых, политические лидеры России и Индии могли решить провести обсуждение всех спорных вопросов за закрытыми дверями. В интересах Путина и Моди демонстрировать теплые отношения между странами, и у каждого из лидеров есть на то свои причины. В то время, когда у России большие проблемы с Западом, Москва пытается показать, что у нее есть близкие друзья и почти союзники по всему миру. Для Моди же было важно показать, что внешняя политика Индии остается разносторонней и сбалансированной (а вовсе не проамериканской, как это видится некоторым внутри самой Индии и за ее пределами).

Ради заключения таких стратегических проектов с Россией Дели вынужден закрывать глаза на заигрывания Москвы с Пакистаном, которые дают Индии повод для серьезного беспокойства.

Второе объяснение положительной реакции заключается в том, что для индийской стороны было бы глупо ориентироваться на учения с Пакистаном в тот момент, когда они сами ведут переговоры о покупке зенитно-ракетных комплексов С-400 и, как свидетельствуют сообщения, о возможности аренды второй атомной подводной лодки. Ради заключения таких стратегических проектов с Россией Дели вынужден закрывать глаза на заигрывания Москвы с Пакистаном, которые дают Индии повод для серьезного беспокойства. Так что Индия предпочитает обходить молчанием проблему отношений между Россией и Пакистаном. Москва же может использовать плановое военно-техническое сотрудничество для подавления открытого недовольства Дели учениями «Дружба-2016». Похоже, Москве это удалось.

Широко распространено мнение, что российское руководство сильнее в тактике, в краткосрочном планировании, чем в стратегии и долгосрочной внешней политике. Если так, то российское стратегическое партнерство с Индией может от этого пострадать.

Москва долгое время будет оставаться одним из основных источников военных технологий для Индии. Несомненно, без помощи России Индии будет гораздо сложнее оснастить свою армию современной военной техникой стратегического назначения. Москва сыграла очень важную роль и в развитии гражданского ядерного сектора Индии. На саммите в Гоа Москва подтвердила свое намерение стать одним из ключевых игроков в нефтегазовом секторе индийской экономики. И индийцы высоко ценят это решение.

Но проблема заключается в том, что эти долгосрочные проекты могут развиваться и отдельно, без расширения взаимоотношения между Россией и Индией. Пока же в отношениях двух стран наблюдаются снижение экономической взаимозависимости, ослабление политических контактов и рост подозрительности, даже недоверия. Тактические успехи России в области военных технологий и энергетики могут потонуть под слоем стратегических ошибок в политических и экономических отношениях между Россией и Индией. Чтобы избежать этого, России крайне необходимо разработать долгосрочную стратегию в отношении Индии и региона Юго-Восточной Азии и перестать рассматривать Индию и Пакистан по отдельности.

Виолетта Жигулина