Первый продуктовый супермаркет появился в Украине за несколько месяцев до начала XXI века. Сегодня по количеству супермаркетов на душу населения мы, вероятно, входим в первую десятку стран мира. Наши продуктовые магазины не только самые многочисленные, но часто – самые лучшие. Речь идет не только об интерьерных решениях, но в большей степени об ассортименте и качестве товара. Если заехать сегодня в любую из прибалтийских республик, то найти в тамошних столицах магазин, который способен составить конкуренцию нашему «Сильпо» где-нибудь на районе, будет задачей нерешаемой. Ладно, Прибалтика. Нью-Йорк и Лондон уступают нашим супермаркетам первенство и в количественном плане, и в разнообразии ассортимента. Даже самой известной американской сети супермаркетов, где продаются исключительно органические продукты, под названием Whole Foods будет совсем непросто побороться с премиум форматом того же «Сильпо» под вывеской Le Silpo. Американцы, наверное, выиграют с точки зрения широты ассортимента, но вот их органика и наша – это, как говорят в Одессе, две большие органические разницы.

Украинцы, никогда дотоле в жизни своей не видавшие такой необдуманной банковской щедрости, ломились в финансовые учреждения, массово набирая себе долгов, – кто сколько потянул.

Продуктовая розница – как самая наглядная часть торговой индустрии – является хорошей иллюстрацией, насколько далеко ушла Украина за последние 15 лет в этом вопросе. Начало торгового бума в столице, а затем и по всей стране, четко ассоциируется со вступлением в новое столетие, что, однако, не мистика, а экономическое совпадение. Осенью 1998 года в стране разразился первый в истории финансовый кризис, который подошел к концу через год. Новый, 2000-ый, год Украина встретила крепким экономическим ростом, который, подобно разогнавшемуся локомотиву, нес нас на всех парах в светлое будущее на протяжении последующих восьми лет. Именно в течение этих лет в стране и произошла «Потребительская революция», могучим буревестником которой выступила розничная торговля. Где-то в середине этого периода, после победы «Оранжевой революции», экономический рост в Украине стал совсем уже неудержимым – в страну дикой ордой ворвались западные банки, тащившие за собой вагоны денег. Заимствуя у своих материнских структур финансовые ресурсы под жалких 2%, ну может 3%, они раздавали нашим людям те же деньги уже под 15% или больше. Украинцы, никогда дотоле в жизни своей не видавшие такой необдуманной банковской щедрости, ломились в финансовые учреждения, массово набирая себе долгов, – кто сколько потянул. Давали всем. В Украине началось денежное безумие. Деньгами разве что не топили печки на деревне.

Киевское население получило шанс воспользоваться денежной лавиной самыми первыми, к тому же доходы жителей столицы оказались намного выше, нежели у граждан, проживающих в других городах страны, ведь именно в Киеве решили размещать свои управляющие офисы многочисленные банки и другие иностранные варяги, заполонившие город буквально за несколько месяцев. Любой киевлянин, знавший сотню слов на английском языке и имевший костюм с галстуком, мог с легкостью получить работу в западной компании, после чего он тут же становился представителем среднего класса. Через год этих людей было не узнать. Киев трещал по швам от распиравшего его во все стороны невиданного экономического бума. Средний класс – понятие, которое еще год назад отсутствовало в украинской действительности, – уже смело насчитывал в своих рядах миллион человек и продолжал расти как на дрожжах. Все было «харашо».

Праздник потребления не останавливался ни на минуту и стал принимать уже совсем извращенные формы.

Киевская розница оказалась на самом передовом крае нагрянувшего так неожиданно экономического бума. Продуктовые супермаркеты, торговые центры, кафе и рестораны, магазины и лавки появлялись в Киеве быстрее грибов после дождя. Торговая лихорадка охватила город похлеще золотой во времена легендарного Клондайка. Под торговлю самым спешным образом переделывали первые этажи жилого фонда практически по всему городу. Торгово-развлекательные центры строились лихорадочными темпами. Павильоны и киоски возводились на городских улицах буквально за ночь – безо всяких на то разрешительных документов, самым наглым явочным порядком. Торговали все и везде, потому что покупали все и везде. Откуда в этом непрекращающемся торговом цикле появилась такая масса денег, никто вопросом не задавался, хотя было абсолютно очевидно, что Украина как ничего не производила, так ничего и не производит. Праздник потребления не останавливался ни на минуту и стал принимать уже совсем извращенные формы. Любимым времяпрепровождением среднего класса стал шоппинг. Это когда средний класс всей семьей выдвигался на выходные в торговые центры, совершая по ним променады, делая покупки, посещая рестораны и предаваясь нехитрым забавам типа боулинга или катания на коньках.

Однако заработать на росте потребления «специалистам по рознице» не удалось, хотя денег в городе тратилось в те годы действительно очень много. Главных причин их финансовых неудач насчитывается всего две. Первая: «специалистами в рознице» многие становились буквально за несколько дней. Торговля – дело, кажущееся всем абсолютно понятным и несложным, в действительности оказалась наукой не менее емкой, нежели физика или химия. Большинство же людей, ринувшихся тогда в торговлю, так не считали, за что потом жестоко поплатились. Новоявленные «специалисты по рознице» осваивали свои сегменты уже в процессе, после того, как открывали двери посетителям. На посетителях они же и учились, последние, однако, на такой подход к делу обижались и голосовали гривной, больше не переступая порог невежественного заведения. Через несколько месяцев практики на живых клиентах самые способные из торговцев становились уже довольно подкованными в делах торговых, но открытый всего несколько месяцев назад магазин приходилось закрывать. Все потому, что клиенты, ставшие на время обучения подопытными кроликами, обходили такие предприятия торговли десятой дорогой. Особо тяжелой ситуация оказалась в ресторанном сегменте, где большинство покупок совершалось вслепую. То есть сначала вы оплачивали товар, а потом его получали, не имея возможности вернуть брак, ведь доказать, что суп остыл на кухне, а не у вас на столе или что он невкусный – дело практически невозможное. Даже удачно совершенная покупка супа однажды не являлась гарантией качества, и в другой раз в том же месте тот же суп мог оказаться самого отвратительного качества.

Всегда находился один городской сумасшедший, снимавший помещение по новой – бешеной аренде, после чего вся стая киевских арендодателей неслась по городу, подобно стае диких шакалов…

Второй причиной финансовых поражений в рознице стали арендодатели. Именно они вышли настоящими победителями из горнила «Потребительской революции. Они выжали из нее все. В цене любого продаваемого в Киеве товара их доля была самой большой. Рынок недвижимости в те годы называли рынком арендодателей – то есть им позволялось все. Они, однако, злоупотребляли только в одном вопросе – требовали бешеные аренды. Никакой логики в ценообразовании торговых квадратных метров тогда не существовало. В городе имелось несколько лидеров арендодательского мнения, которые и «направляли рынок». Они чуть-ли не еженедельно выставляли новые, повышенные, аренды на помещения, задавая в такой способ направление движения рынку. Улица Красноармейская – 50 долларов метр квадратный, улица Красноармейская – 60 долларов метр квадратный, улица Красноармейская – 70 долларов метр квадратный. И только небо казалось пределом (на пике они таки загнали цены именно туда – на небо, 200 долларов за метр квадратный). Никакой экономики, финансовой науки или логики во всех этих маневрах не имелось – чистая психология, замешанная на паталогической жадности. Всегда находился один городской сумасшедший, снимавший помещение по новой – бешеной аренде, после чего вся стая киевских арендодателей неслась по городу, подобно стае диких шакалов, раздавая дрожащим от страха коммерсантам, снимающим у них помещения, победные новости о повышении аренды в городе. Так они и жили.

В 2008 году «Потребительская революция» завершилась так же неожиданно, как и началась – полным ее поражением. Средний класс, скупившись во время революции на годы вперед, мог спокойно пережить долгую вещевую осаду, и потому чуть ли не за один день завинтил все гайки, перестав тратить деньги на шмотки и другую дребедень. Киевская розница оказалась на грани пропасти, но в нее не упала. Сказались тяжелейшие годы борьбы за выживание, что привело к серьезному естественному отбору. Многие, конечно, пострадали, а некоторые даже вышли из бизнеса, но все же основная масса участников розничного рынка кризис 2008 года пережили. Им удалось подвинуть самым серьезным образом арендодателей. Впервые в жизни шакалы испугались. И было чего. Рынок в одночасье перевернулся. Теперь это уже были не их джунгли. Теперь рынок принадлежал тем, кто снимал, а не тем, кто сдавал. Для такого серьезного переворота всего-то потребовалось, чтобы арендаторы съехали с нескольких десятков самых переоцененных помещений в городе, принадлежащих, по обыкновению, самым хищным городским шакалам, – и вся остальная стая трусливо поджала хвост. В большинстве случаев аренды оставили те же – в гривневом эквиваленте, отвязавшись от доллара. Это позволило большинству ресторанов, к примеру, сохранить цены на почти докризисном уровне.

После кризиса 2008 года розничная индустрия также осуществила качественный прыжок вперед в деле повышения производительности труда. В принципе, все шли к этому и раньше, просто неожиданно мощный толчок сильно подстегнул практически всех участников рынка, иначе можно было бы упасть в пропасть. Речь идет о работе с товарным ассортиментом и торговой площадью. Не имея опыта в начале своего пути, многие торговцы брали для продажи ненужный товар и выбирали помещение на глазок (часто много большее, нежели им в действительности требовалось). Теперь же они завозили в магазины только необходимый украинскому народу товар, а каждый метр снятого помещения заставляли работать на всю катушку. В результате продажи с квадратного метра выросли самым серьезным образом, а потому количество торговых метров, необходимых для обслуживания киевского населения, начало сокращаться. Там, где коммерсант раньше снимал 200 метров, он оставлял 100, тщательно составив ассортиментную матрицу и внимательно распланировав торговую площадь магазина. В том районе, где раньше открывалось, к примеру, три аптеки, теперь остались две.

В торговых джунглях сложился хрупкий мир. Создавалось впечатление, что киевскую розницу ожидает светлое будущее.

Сокращение спроса на торговую недвижимость, произошедшее после кризиса 2008 года, совпало с ростом ее предложения на рынке. Строительство торгового центра – вопрос непростой, а главное, долгий. К началу кризиса 2008 года в стадии незавершенного строительства находилось большое количество крупных и очень крупных торговых комплексов. Подобно «специалистам по рознице», киевские девелоперы совершили прорыв в нелегком деле преодоления профессиональной малограмотности. Они также очень серьезно подняли свой уровень понимания бизнеса торговой недвижимости и готовили рынку большие сюрпризы. К их чести надо признать, что все проекты, несмотря на кризис, они завершили и вывели на рынок. Только их там и не хватало! Но розничный рынок съел и переварил даже эту беду. «Специалисты по рознице», «специалисты в области девелопмента» и даже вчерашние шакалы, потолкавшись на ставшем много жестче рынке, нашли друг с другом общий язык и взаимопонимание. В торговых джунглях сложился хрупкий мир. Создавалось впечатление, что киевскую розницу ожидает светлое будущее, потому как ее дна так никто и не нащупал. Однако дно у нее все же имелось.

О самое дно свое розничная торговля ударилась в Киеве, когда в городе началась национальная революция. Если Оранжевая революция 2004 года принесла вышеупомянутой индустрии невиданный всплеск и процветание хозяевам киевских помещений, то революция 2013 года похоронила и тех и других. Больше всех выручка упала в центре города, где и сосредоточилась значительная часть киевской розницы. Некогда гордо произносимое название «Красная Линия» – самые видные торговые помещения города – просто перестало существовать как понятие. Ее, «Красной Линии», больше не существует, она стала частью киевской истории, наподобие Центрального гастронома или магазина «Молоко», не больше. Люди, владевшие этими помещениями и гордо мнившие себя графами Монте-Кристо, превратились в рядовых горожан. Сильно упала выручка в торговых центрах. Открывшийся незадолго до краха торговый центр «Гулливер» пострадал больше всех (за исключением, конечно, «Глобусов» на Майдане – там торговля прекратилась почти полностью). Погром в рознице был полным, но и это было лишь начало.

Можно смело сказать, что сегодня Киев является одним из лучших городов Европы не только в продуктовой рознице, но и в ресторанном бизнесе.

Вскоре после революции рухнула гривна, началась война, экономика пришла в упадок… Список постигших страну неприятностей можно продолжать долго. Вот после этого мы и увидели дно у бездонной дотоле киевской розницы. Однако, дабы не заканчивать статью на пессимистичной ноте, хочется сказать, что даже в таких жутких условиях «специалисты киевской розницы» дали врагам последний и решительный бой, а не сдались на милость обстоятельств. Если в сегменте одежды, промышленных товаров, электроники и т.д. все выглядит очень печально, то в ресторанном бизнесе количество заведений общественного питания в городе за последнее время значительно увеличилось. Мало того, многие из недавно открывшихся заведений демонстрируют очень высокий уровень. Можно смело сказать, что сегодня Киев является одним из лучших городов Европы не только в продуктовой рознице, но и в ресторанном бизнесе. Иными словами, мы еще поборемся, ведь мы никогда не сдаемся.

В следующей статье мы напишем о перспективах развития розничной промышленности в столице Украины.