Как такового серьезного рынка коммерческой недвижимости в Киеве, да и по всей стране, в конце прошлого века не имелось. После развала Советского Союза в 1991 году в страну пришел капитализм, и понемногу новые капиталисты – в основной своей массе старые коммунисты – начали воровать помещения прежних советских государственных магазинов для последующей сдачи их в аренду. Процесс этот шел медленно ввиду большого количества участников этого воровства, часто ожесточенно спорящих о том, кому что и в каком количестве достанется, что могло длиться годами. Одновременно с этим в стране отсутствовала «цивилизованная розница», потому как «цивилизованные потребители», готовые выходные напролет шататься по торговым центрам в поисках не знаю, чего и не знаю где, также отсутствовали. Таким образом, клиентов на украденные магазины в Киеве нашлось немного, но и те, что все же имелись, жаловались на отсутствие в городе достаточного количества свободных мест для торговли – правильно расположенных и по правильной цене. Начинающие арендаторы и «молодые» рантье вяло толкались в те годы на слабеньком рынке городской недвижимости, насчитывающем в месяц от силы пару десятков сделок. Пользуясь современной терминологией, можно сказать, что рынок тот находился в состоянии глубокой стагнации.

Полномасштабным началом «Потребительской революции» в Украине можно считать открытие первого торгового центра, сооруженного по всем правилам западного торгового искусства, под названием «Глобус».

Все изменилось самым кардинальным образом с началом нового века. Автор этих строк приехал в Киев первый раз в самый канун XXI века, в декабре 1999 года. Мои знакомые показали мне самую большую на тот момент достопримечательность Киева – первый супермаркет в Украине под названием «Евромарт», открывшийся всего за пару месяцев до моего туда визита. Располагалось это чудо торговли неподалеку от Бабьего Яра, в каком-то сарае на задворках. Редкий специалист по торговой недвижимости сегодня поедет туда смотреть торговые площади, если ему сделают такое предложение. Но в то время, в канун 2000 года, торговый зал супермаркета «Евромарт» был забит покупателями, бравшими штурмом кассы. В стране начиналась «Потребительская революция». Официальным, так сказать, полномасштабным началом «Потребительской революции» в Украине можно считать открытие первого торгового центра, сооруженного по всем правилам западного торгового искусства, под названием «Глобус». Событие это имело место летом 2001 года, во время празднования 10-й годовщины независимости страны.

«Глобус», прочно заняв место торгового центра номер один в стране, указал всему деловому сообществу Киева путь, которым следовало идти отстающим. Можно с уверенностью сказать, что в течение всего нескольких месяцев после открытия «Глобуса» практически все крупные капиталисты Киева приняли решение о вхождении в бизнес недвижимости, преимущественно коммерческой, ведь на том горизонте замаячили, маня, самые высокие прибыли.

Уже довольно скоро в кабинетах городского начальства деятельность по развитию недвижимости, точнее выдача разрешений на строительство, отодвинула на второй план все остальные прибыльные занятия. Можно смело сделать предположение, что любой начальник райисполкома того времени становился мультимиллионером всего за несколько лет работы, а те, кому посчастливилось возглавлять центральные районы города, скорее всего, добились финансового результата в один миллиард долларов личного благосостояния. Именно эти люди вместе с цветом киевского капиталистического общества осуществили на втором десятке лет украинской независимости фантастическую по размерам «Потребительскую революцию».

В деле развития банковской и торговой сфер мы давно опередили самые передовые страны Европы.

Киевская розница прошла за последние 15 лет поистине сказочный путь от очень бедной Золушки до, наверное, главной торговой королевы Европы. Те из нас, кто требовал срочного вступления в Европейский Союз, в действительности не очень наблюдательны. В деле развития банковской и торговой сфер мы давно опередили самые передовые страны Европы. Мой знакомый из Лондона, никогда до этого не бывавший в Киеве, был поражен в самое свое финансовое сердце количеством банков на центральных улицах города. А когда он увидел несметное количество финансовых учреждений на Виноградаре, куда нас нечаянно занесла судьба одним поздним вечером, он очутился в логическом ступоре, дотоле им неизведанном. Финансист по профессии, остаток своего времени в Киеве он посвятил объяснению мне наивной гипотезы, что это Лондон является центром мировых финансов, а не Киев, но по странному стечению каких-то неведомых обстоятельств банков в Киеве оказалось много больше, нежели в Лондоне. Увлекшись банковским парадоксом, мой заокеанский знакомый не обратил внимания на то количество торговых центров, что переполнили Киев своими площадями, как ни один другой капиталистический город в мире. Лондону такое и не снилось, хотя благосостояние, то есть наличие денег в кармане, у жителей столицы Великобритании превосходило на то время аналогичный показатель жителей украинской столицы раз этак в десять.

Главным двигателем в деле развития киевской недвижимости стала невероятная жадность, помноженная на фантастическую коррупцию. Строить можно было все и везде. Город охватила золотая лихорадка, по сравнению с которой времена американского Клондайка казались сказками для маленьких детей. В центре города невозможно было проехать. Тысячи потенциальных арендаторов и арендодателей вели ежедневно в киевских кафе ожесточенные сражения за торговые метры и их стоимость. Они ездили на просмотры и переговоры, переговоры и просмотры, забивая улицы города тысячами своих пафосных автомобилей. Ни о чем другом никто и не помышлял, ничем другим не занимался – не имело смысла, в городе бушевал Клондайк недвижимости, обливая золотым дождем дерзких киевских «старателей».

Лихорадка недвижимости закончилась буквально в один день, точнее в один месяц. В сентябре 2008 года в далеком Нью-Йорке разорился никому в Киеве неизвестный инвестиционный банк под названием «Леман Бразерс» (Lehman Brothers). К концу месяца океаны финансовых средств, омывающие берега многих стран, а также нашедшие очень выгодную гавань в Украине, пересохли до состояния едва струящегося горного ручейка. Клондайк в Киеве окончился. Однако рантье остались, но остались они не одни, а с огромным количеством долгов, набранных в наивных банках в счет будущих прибылей от бушующего Клондайка.

Рантье, закаленные в предыдущих боях почище самой отборной танковой дивизии СС времен Курской битвы, начали вновь давить хозяев кафе и магазинов гусеницами своих Мерседесов и БМВ.

Но это еще был не конец. Удар 2008 года мужественные девелоперы все же смогли пережить, хоть и понеся при этом немалые потери. Войдя к этому моменту времени в очень плотную спайку с банками – потому как им пришлось очень тесно переплести свои интересы, дабы преодолеть кризис 2008 года, – рантье из той ямы все же выползли, после чего осмотрелись вокруг, почистили свои перья – и вскоре их было опять не узнать. Некоторые, конечно, остались в яме 2008 года навсегда, но вот те, что вылезли, уверовали в свою непобедимость. Они посчитали себя настоящим героями, бойцами, повидавшими все – они побывали в самом пекле страшнейшего кризиса и выжили. Свое место в мире обрела настоящая гвардия рантье. У противостоящих им «розничников» не осталось ни единого шанса выстоять в столь неравной борьбе. Рантье, закаленные в предыдущих боях почище самой отборной танковой дивизии СС времен Курской битвы, начали вновь давить хозяев кафе и магазинов гусеницами своих Мерседесов и БМВ. Рынок недвижимости, отдышавшись, вновь стремительно брал одну высоту за другой. Это был уже совсем другой подъем – медленный и утомленный, – но он все же шел по городу победной поступью.

Рантье образца 2013 года были абсолютно уверены, что ничего – подобного 2008 году – произойти с ними уже не может, ведь два раза снаряд в одно место попасть не может. Рантье, однако, забыли, в какой стране они живут. В нашей стране снаряд может попасть в одно и то же место и два раза, ходят слухи, что и три для нас – не предел (увидим этой осенью). Кризис, постигший Украину зимой 2013 года, стал для рантье еще более неожиданным, чем начавшийся в далеком Нью-Йорке осенью 2008 года, хотя все происходило у них под носом. Киевские рантье стали первыми жертвами революции. Большинство магазинов в районе большого Крещатика пришлось закрыть. Торговая выручка практически по всему центру города рухнула самым драматичным образом.

Рантье затянули к себе на дно выгребной ямы киевской недвижимости практически все местные банки.

В этот раз яма оказалась намного глубже, нежели в 2008 году, и вылезти из нее не удалось уже никому. Все киевские рантье живут сегодня на дне выгребной ямы невероятных размеров, и жизнь во многих этих организмах теплится исключительно благодаря банкам, выдавшим этим гвардейцам огромные кредиты. Иными словами, рантье затянули к себе на дно выгребной ямы киевской недвижимости практически все местные банки. Теперь там происходит невиданный дотоле процесс переваривания балансовой стоимости активов – дабы заткнуть дыры в банковских балансах – и выжимания из арендодателей хоть какого-нибудь денежного потока, чтобы имитировать финансовую жизнь на дне. Сколько будет продолжаться процесс этот – неведомо, и чем он закончится – ясности нет, потому как вероятно, что в Киеве все же начнут работать рыночные законы капитализма, о чем раньше не могло быть и речи. Но об этом мы напишем в следующей статье цикла о недвижимости, где от лирики мы перейдем к макроэкономике, а это уже наука строгая и, главное, точная.